Game of Thrones: Winter is Here

Объявление















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ » Однажды в таверне


Однажды в таверне

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Однажды в таверне

https://i2.wp.com/www.tor.com/wp-content/uploads/2016/04/Jaimeparodygif.gif?fit=601%2C%209999&crop=0%2C0%2C100%2C335px

https://media.giphy.com/media/HHWjBNIAvBbW/giphy.gif

Фандом: Игра престолов
Место и дата: Вестерос, Королевская Гавань, 283 г.
Содержание: В среде королевских слуг прошёл слух, что Сир Джейме Ланнистер в последнее время частенько стал предаваться утехам в компании простолюдинок, специально для этого уезжая далеко в город, подальше от чужих глаз. Что об этом думала юная жена нового Короля Роберта особо никого не заботило, поэтому то, что одновременно с самим  Джейме из замка исчезала и Королева Серсея, напрочь проходило мимо внимания всех-всех-всех. Однако даже самая искусная конспирация может полететь в одночасье, если в дело вмешивается случай, который ловит молодых однажды. В таверне.

+1

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/2wDyN.png[/AVA]

Сегодня у Джейме выдался свободный день, почему бы его не потратить на себя любимого? Ведь он так молод, к чему ему проводить все свое время в пределах Красного Замка, когда вокруг так много красивых мест. Хотя сегодня его интересовала одна таверна в глубине города, не сказать, что она была хороша, место где простолюдины могли пропустить кружку другую, а уставшие путники передохнуть и найти ночлег на ночь.
Да, со стороны может показать что это место не может подойти Джейме Ланнистеру, золотому льву, старшему сыну самого Тайвина Ланнистера, такому человеку по статусу положены лучшие таверны где продают лучшее вино Королевской Гавани, но тем не менее сегодня он поедет именно туда, в таверну для простолюдинов, не к чему ему отдалятся от народа, он ведь такой же как и они, только богаче, намного богаче.
Джейме оседлал своего белого жеребца и не спешно отправился к намеченной цели. Сейчас со стороны в нем трудном было узнать Ланнистера, и лишь взглянув в его лицо можно было осознать, что это Цареубийца. Белоснежная рубаха, черные строгие штаны, и серый идеально сидящий на теле парня плащ, на двух застежках, а на поясе привычно красовался клинок, которым был повержен Эйрис Таргариен.
Он лихо проносится мимо гарнизона Гвардейцев, сторожащих въезд во двор красного замка. Ветер приятно ласкает лицо и треплет ему волосы, Ланнистер крепко держится за поводья своего скакуна, на его лице блистает улыбка, чувство свободы переполняет молодого льва.
Он проносится мимо вторых врат так же резво, как и преодолел первые и, останавливается лишь у самых последних, тех что и ограждают замок от города, но как только врата оказались открыты Джейме вновь погнал своего коня галопом.
Красный замок быстро остался позади молодого льва, Джейме не сбавлял скорость даже на городских улицах, прохожие с ужасом разбегались в стороны завидя несущегося на них скауна, верхом на котором восседал Ланнистер. Ему казалось это забавным, то с каким ужасом они разбегаются стараясь не быть зашибленными.
Некоторое время спустя, Цареубийца наконец подъехал к таверне, он велел своему коню остановится. Мужчина посмотрел в сторону Красного замка, отсюда этот гигант казался совсем крошечным. Ланнистер слез с животного, и привязал его неподалеку от таверны.
Толстая деревянная дверь со скрипом открылась и, парень вошел внутрь, здесь было многолюдно, он бегал глазами по каждому столу выискивая среди этого сброда знакомое лицо, буду откровенен Сир Джейме не является фанатом дешевых таверн, его приезд сюда был лишь для одной цели, встретится с той с кем он желал проводить все свои дни и ночи.
Он подошел к стойке за которой стоял владелец таверны, завидев Ланнистера в своем помещение, мужчина не смог скрыть удивления.
- Есть свободная комната? – Он произнес это с легкой улыбкой на лице, однако она была адресована вовсе не владельцу таверны, скорее она выражала настроение сира Джейми, которое сегодня было как никогда прекрасно.
- Да, сир… - Не сразу поняв что происходит, произнес мужчина выдержав не большую паузу.
Ланнистер протянул ему несколько монет, в ответ на это мужчина дал ему ключ.
- Второй Этаж, на право. – Добавил он, его удивление можно было понять, Цареубийца здесь, да еще и комнату снял.
Джейме прошел к свободному столику и занял его, он буквально горел от того что не мог дождаться, когда она наконец окажется с ним, а не в руках этого мерзкого пьянчуги Роберта.

+1

3

Серсея стояла у своего туалетного столика, привалившись к нему бедром, и бездумно крутила в длинных пальцах крошечный фиал с  ароматным маслом из смеси можжевельника и мирра. За ее спиной на широкой постели с тяжелыми балдахинами возлежал грузный мужчина с копной густой и неаккуратной растительности на лице и размеренно дышал, не произнеся с момента пробуждения ни слова. Сама Серсея также не спешила заводить разговор: одно лишь присутствие Роберта в ее покоях рождало в глубинах ее души чувства тяжести и омерзения.
Вчерашний вечер должен был окончиться как и все многие вечера в прошлом, но какое-то провидение, которое абсолютно точно не было благосклонно к девушке, решило, что Серсея и так была сыта по горло размеренной жизнью. Когда молодая Королева уже была готова ко сну и ее тело покрывал лишь лёгкий шелковый халат, волосы, уставшие от дневной тяжелой причёски, которая представляла собой чудовищную конструкцию из кос, кудрей и жгутов, были распущены и тщательно расчесаны одной из служанок, а все тело охватила приятная предсонная нега, дверь ее покоев распахнулась и в комнату ввалился  шатаясь Роберт. То ли в пьяном угаре он перепутал собственную жену с милыми его сердцу грудастыми работницами  популярных таверн, то ли вообще в бреду принял ее за свою давно почившую северную любовь, но, вопреки всем надеждам Серсеи на спокойную ночь, Роберт прямиком двинулся к ней и, схватив ее одной рукой в стальную хватку и прижав к себе со всей силы, впился поцелуем ей в шею. Серсея, ощутив влажный язык на своей коже, скривилась и попыталась отстраниться от мужчины. Но куда там, ей даже не удалось хотя бы на миллиметр отодвинуть могучее тело мужа. Тогда она, обхватив его в ответ, маленькими шажками двинулась в сторону кровати, то и дело теряя равновесие, потому что вести за собой еле стоящего на ногах человека задачей было не из лёгких. Наконец, достигнув горизонтального ложа, она повалилась на бок, утягивая вслед за собой тело и тут же почувствовала, как тяжёлое и прерывистое дыхание Роберта сменилось спокойным и размеренным. Слава богам, старым и новым, мужчина уснул.
Сама Серсея в ту ночь так и не сумела сомкнуть глаз. И теперь, наутро, она уже разрывалась от нетерпения, ожидая того момента, когда ее дорогой муженёк соизволит, наконец, вить и покинуть ее покои. Солнце уже подняло из-за горизонта, озаряя стены своим ярким оранжевым светом, дворец начал просыпаться, за окном закипела жизнь.
В пекло все!
Серсея в этот момент уже должна была быть в пути, но ее отлаженный до последних мелочей план был нарушен огромной и слишком невероятной случайностью, разумеется, она этого не предусмотрела.
С громким стуком девушка опустила на стол флакон, развернулась и резко села на низенький пуф, пытаясь совладать с собой.
Ну же, уходи уже.
И, наконец, она услышала долгожданное шуршание постели, но даже не соизволила повернуть голову. Роберт тоже ничего ей не сказал, оповестив о своём уходе только звуком закрывающейся двери. Губ ее коснулась на одно лишь мгновение печальная улыбка. Какой же нелепой ошибкой стал ее брак, о котором она грезила, будучи глупой маленькой девчонкой.
Серсея шумно выдохнула и провела ладонью по лицу, стирая неприятные горестные думы. Сейчас ее должно было заботить совсем не это.
Прибывших спустя несколько минут в ее покои служанок девушка отправила по несущественным поручениям и, оставшись одна в комнате, плотно закрыла дверь и счастливо зажмурилась. Если она поторопится, то, вероятно не опоздает. Подбежав к большому сундуку у подножия кровати, Серсея в предвкушении открыла его и выудила из глубин плотно закутанный свёрток светло-голубого цвета и, развязав несколько верёвочек, сдерживающих ткань в свёрнутом виде, развернула его,  Она не была уверена, что это подходящий оттенок для подобного рода наряда, но ничего не могла с собой поделать - лазурное платье служанки, похожее на те, что носили простые крестьянки из отдаленных поселений на окраине Королевской Гавани, было превосходным предметом маскировки. Оно привлекало внимание своей яркостью, совершенно уводя внимание любопытных глаз от всего остального.
Окинув платье оценивающим взглядом, Серсея поспешила облачиться в него. Затем, подойдя к зеркалу, она небрежно обвязала голову белым тонким платком, перебросив волну светлых волос за спину, и выпустила у самого лица недлинный золотистый локон, который кокетливо опустился волнистой прядкой вдоль румяной щеки.
Когда весь образ был готов, в стоящей перед зеркалом девушке с трудом можно было узнать Серсею Ланнистер. По большей части бледное лицо ее теперь горело румянцем, светлые глаза, в которых с каждый днём льда становилось все больше, горели, словно самые яркие звёзды на ясном небе. Серсея взглянула на своё отражение и озорно подмигнула сама себе. Хоть она и не была облачена в шелка, но она чувствовала себя в данный момент счастливой, как никогда.
Того, как из покоев молодой королевы вышла неизвестная служанка, кажется, никто не заметил,  поэтому выйти из замка оказалось для Серсеи задачей не из сложных. Она шла быстро, но в то же время без суеты, иногда ловя на себе взгляды прохожих. Но они скорее были просто интересующимся, нежели заинтересованными, поэтому Серсея перестала переживать, что ее узнают, и с лёгким сердцем двинулась в сторону лесной дороги. На ее удачу, как только она прошла несколько шагов по неровной землистой дороге, уводящей ее все дальше от Красного Замка, позади послышалось лошадиное ржание и вскоре, догнав ее, рядом остановилась телега. На ней восседал молодой мужчина, одетый в простую одежду, и крепко держал поводья, не давая своей тяговой лошади двинуться вперёд. Селянин, как позже поняла  Серсея по его манере говорить, предложил довезти ее, когда узнал, что молодая девушка направляется в старую таверну 'старины Манфреда'.
-Поднимайся же, давай, - весело пробасил он, протягивая Серсее широкую мозолистую ладонь. - Пешком идти ещё полдня будешь.
Серсея поначалу кинула на протянутую ей руку неприязненный взгляд, полностью уверенная, что она ни за что даже пальцем не коснётся грязных лап мужчины, но сразу же одернула себя: ведь теперь она изображает простолюдинку, обычную служанку. Наступив на горло своему отвращению, Серсея все-таки сжала притянутую ладонь и, взобравшись на телегу, опустилась на небольшой стог сена. Мужчина в это время натянул поводья, и лошадь повезла их вперёд. Всю дорогу, которая петляла то влево, то вправо, извозчик рассказывал Серсее какие-то уморительные рассказы из своей жизни, некоторые из которых даже заставили девушку засмеяться в голос, поэтому, когда дорога подошла к концу, она со всей искренностью поблагодарила мужчину, и весь недолгий путь пешком до нужной таверны задавалась вопросом 'а всегда ли для того, чтобы просто испытывать радость, необходимы деньги и власть?'
Однако, стоило ей только переступить порог места назначения, как все прошлые мысли покинули ее. Это было определённо не то место, которое могли себе позволить посещать леди. Темное помещение, наполненное наполовину пьяными горожанами, которые тянулись к окраинам ради страстей вдали от ненужного внимания, и местными крестьянами, которые, вероятно, приходят сюда за дешевой выпивкой, не внушало никакого доверия. Между нестройными рядами дубовых столов и тяжелых скамей сновали девушки-служанки, разнося эль в больших кружках и огромные блюда с разнообразными съестными изысками. Серсея обогнула одну из них и незаметно прошмыгнула к узкой лестнице, ведущей наверх.  Второй этаж этой богадельни оказался совсем маленьким, по две стороны которого находились двери в комнаты. Серсея остановилась, размышляя, в какую из них ей войти, когда заметила на большой железной ручке двери в дальнюю комнату желтую ленту, повязанную в замысловатый узел. Она ухмыльнулась: все-таки Джейме порой умел быть романтиком.
Девушка не спеша подошла к двери и толкнула ее, входя без стука.
- Отвратительное место, - громко заявила она с порога и хитро улыбнулась , наконец, встретившись глазами с Джейме. - У тебя такой плохой вкус, брат мой.
Она старалась придать голосу некоторую долю наигранного возмущения, но в последний момент не выдержала и заливисто засмеялась. Быстро подойдя к Джейме, она обвила его шею руками и впилась в губы голодным поцелуем.

Отредактировано Cersei Lannister (02-09-2017 09:43:57)

+1

4

Джейме по-прежнему сидел за одним из столов таверны, сколько уже прошло с момента его прибытия? Час, два?  Он даже успел попробовать брагу что они называли здесь элем, отвратительнейшее поило, которым Ланнистер не стал бы поить даже скот, идущий на убой.
Описать вкус этого напитка словами было просто невозможно, казалось будто в этой браге помыли не один десяток бродячих собак. Возможно Ланнистер был избалован дорогим вином что обычно разливали в Красном Замке, однако теперь он понимал почему простолюдины столь недалекий народ, подобная бодяга сжигает их мозг на корню.
Серсея явно не спешила прибыть на место их встречи, нет, наверняка она спешила но какие – то обстоятельства помешали ей прибыть в срок. Джейме знал свою сестру, она желала встречи с ним не меньше чем он с ней. Возможно Роберт снова напился и решил исполнить свой супружеский долг. Ланнистера передергивало от одной мысли что этот обрюзгший мешок, до верху набитый дерьмом, вообще смел прикасаться к Серсее. Порой ему хотелось пронзить сердце Баратеона своим мечом, забить его подобно дикому жирному борову, на которых так любил охотится Роберт.
Двери таверны то и дело открывались и закрывали, помещение наполнялось все большим сбродом, крестьяне, работяги и путники, здесь были все. Острый запах пота, перемешавшегося с перегаром, бил по носу подобно острой бритве.
Цареубийца стал из – за своего стола и отправился в комнатку, которую ему удалось снять, он не спеша поднялся на второй этаж, по скрипящим деревянным ступеням, следуя маршруту, по которому его отправил хозяин сие заведения.
Ланнистер вставил ключ в замок, ключ двигался достаточно туго и слегка заедал, но тем не менее дверь была открыта. Юноша вытащил из кармана своего плаща ленту золотистого цвета, подобную можно было встретить лишь в близи Красного замка, ведь чернь не могла позволить себе тратить лишние деньги, на столь бесполезную вещь. Он обвязал ленту вокруг ручки и вошел в снятые им покои.
Не большая комната с двухместной кроватью, одним стулом и не большим столом. Цареубийца снял с себя ножны в которых сейчас прибывал его клинок из валирийской стали, он аккуратно и трепетно повесил свое оружие на край спинки стула, остальную часть спинки занял наброшенный на нее плащ Джейме.
Золотой лев сел на стул, на котором были сложены его вещи, он продолжал жать сестру. В его голове все чаще стали появляться мысли о том что возможно сегодня она не сможет встретится с ним, и пора бы ему возвращаться в Красные Замок, тем не менее он продолжал ждать, надеясь что он просто накручивает себе это.
По истечению некоторого времени дверь в апартаменты резко распахнулась, от неожиданности Джейме вскочил со стула и начал было тянуться к своему мечу, предполагая что кто – то из сброда что собирался на первом этаже Таверны, решил померится силой с Цареубийцей.
Но он с облегчением выдохнул когда увидел в дверях Серсею, нет он не боялся потасовки, но он был рад своей сестре, рад тому что дождался ее, хотя неоднократно задумывался вернуться в красный замок.
Она была прекрасна, даже сейчас когда она оделась как простолюдинка, хотя у простолюдинок нет столь прекрасных платьев, хотя всякая одежда покажется мужчине прекрасным если в ней будет его любимая женщина.
Сестра не оценила выбор места, Джейме и сам уже был не в восторге от того что выбрал именно эту таверну.
Отметив скверный вкус Джейме, Серсея залилась смехом, вызвав на лице своего близнеца улыбку, ему нравилась такая Серсея, безмятежная, веселая, когда ее ничего не заботит.
Их губы соприкоснулись, Ланнистеры слились в страстном поцелуе. Рука Цареубийцы аккуратно коснулась плеча девушки, медленно спускаясь вниз по ее спине к талии.
Второй рукой Ланнистер придерживал шею девушки, будто не позволяя ей отстранится от него, если вдруг она это надумает. Столь долгожданное Ланнистером мгновение прервали его собственные мысли, он вспомнил что дверь в их покои все еще была на распашку, и как бы он не хотел раскрыть свои отношения с сестрой, он понимал, что люди их не поймут, плюс ко всему она была женой короля.
Мужчина прерывает поцелуй и шепчет прямо в губы своей сестры.
- Мы не закрыли дверь… Нам нельзя быть столь не аккуратными. – Он кратко целует Серсею в губы после чего отстраняется от нее, следуя к двери в их комнату.
Перед тем как закрыть дверь Ланнистер выглядывает из номера, коридор был пуст, хоть с первого этажа и доносились пьяные мужские возгласы. Джейме закрывает дверь в их комнату.
Мужчина разворачивается в сторону своей сестры, идет на нее заставляя ту пятится назад к столу.
Он швыряет рукой стул что преграждал ему дорогу, с грохотом ранняя его на пол вместе со своим оружием и плащом.
Джейме равняется с Серсеей, и приподняв ее за бока талии, сажает девушку на край не большого стола. Их губы вновь соприкасаются в жадном поцелуи, руки Джейме судорожно пытаются задрать подол платья его сестры.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wDyN.png[/AVA]

Отредактировано Jaime Lannister (01-09-2017 22:29:55)

+1

5

А спонсор сего чтива Florence And The Machine - Addicted to love

Как только она увидела его, весь мир вокруг неё преобразился. Звуки стали громче и чётче, свет ярче, а все ощущения острее. Стоило Серсее сомкнуть руки вокруг шеи Джейме, как он сразу же перехватил инициативу и настолько нежно, насколько это может сделать любящий мужчина, провёл ладонью по ее плечу, ведя пальцами по молочной коже невидимые линии, от которых девушку тут же  пробила мелкая дрожь. Серсея ещё сильнее прижалась к сильному и разгоряченному телу своего брата, желая слиться с ним воедино до самой последней своей молекулы. Вторая рука Джейме, сжимающая ее шею сзади, одновременно и отвлекала девушку, и сводила ее с ума. Даже пожелай она отстраниться,  отпрянуть, ничего бы не получилось. Теперь она была в его власти. Серсея с остервенением отвечала на страстный поцелуй Джейме, поглаживая большим пальцем левой руки его шею, а второй зарываясь в его прекрасные светлые локоны, которые проходили сквозь ее пальцы подобно нежному шёлку. От переизбытка различных, но несомненно приятных ощущений, ей перестало хватать воздуха, но Серсея не могла отстраниться от своего любовника даже на секунду, чтобы сделать такой жизненно необходимый вздох. Видимо, за неё это решил сделать Джейме. Неожиданно от отпрянул от Серсеи и попятился назад. Девушка было потянулась за ним, но, когда Джейме отошёл достаточно далеко, издала яростный рык.
В этот момент ее не волнует ничего. Пусть видят, пусть наслаждаются моментом их соития и доходят до пика своего наслаждения в унисон с ними. Конечно же, позиция Джейме правильнее, но на то он и мужчина, чтобы сохранять холодный рассудок в любых, даже самых экстремальных ситуациях. Женщинам в этом случае, считала Серсея, было прощение. Они жили эмоциями, любили всем сердцем и отдавались душевным порывам каждой частицей самих себя.
Пока младший Ланнистер удостоверялся в отсутствии на этаже лишних глаз и ушей и закрывал дверь, Серсея сумела, наконец, отдышаться. Она опёрлась бедром о край хлипкого, шатающегося стола за своей спиной и, стянув с головы замысловато завязанный платок, выпустила на свободу волнистый водопад длинных, переливающихся золотом волос, таких же прекрасных, как и у ее брата. Пальцами она слегка их вспушила и опустила руки вниз, намереваясь расстегнуть верхние завязки на своём платье. Она аккуратно потянула за тонкую ленточную верёвку, и та сразу же лазурной змеёй расползлась в стороны, освобождая грудь девушки из тугого костяного корсета. Теперь платье на Серсее было больше похоже на ночную рубашку, но дышать стало определённо легче.
В это время Джейме вновь обратил свой взор на неё. В его глазах Серсея смогла прочитать те же эмоции,  что испытывала сама. Он, застывший было на один момент у двери, встрепенулся и двинулся на Серсею, разметая в стороны все, что преграждало ему путь. Девушка почувствовала, как где-то глубоко внутри в ней поднимается необъяснимое чувство, заставляющее ее внутренности сжиматься от нетерпения и предвкушения. Она хищно улыбнулась и, вытянув перед собой руку, повернула ее ладонью вверх и поманила пальчиком любовника к себе, придавая их встрече ощущение игры. Ей хотелось дразнить Джейме, заставить его распалиться ещё больше. Оказавшись рядом, Джейме тут же устроил руки на ее талии и, сжав несильно, подсадил девушку на стол, наваливаясь сверху. Шаловливые пальцы его поползли вверх по ее бедру, намереваясь задрать юбку. Но Серсея тут же перехватила их и потянула в сторону, не разрывая при этом поцелуя.
- Не так, - выдохнула она ему в губы, тут же впиваясь в них поцелуем с ещё большей львиной яростью. В порыве страсти она даже умудрилась несильно прикусить его губу, но металлический привкус крови почувствовала уже позже. Серсея оторвалась от любимого и, схватившись за пряжку его ремня, сначала с силой потянула на себя, а затем, издав короткий смешок, толкнула Джейме обратно. Она соскочила со стола и, уперевшись ему в грудь рукой, заставила того попятиться назад. Сделав пару шагов, Джейме запнулся о кровать в углу комнаты и рухнул на неё, поднимая слегка заметное облако пыли. Серсея, не давая времени на манёвры своему любовнику, оседлала его и стала стягивать с него рубашку.
- Я хочу тебя.. - прошептала она, наклоняясь к его уху и обдавая его жаром своего дыхания. Серсея шутливо прикусила его скулу. - Львица внутри меня разгорячена до предела.
В доказательство своих слов она повела бёдрами вперёд и назад, имитируя действия, которых ждёт от мужчины. Она желала разбудить в Джейме те страсти, о которых он и не догадывался, самые потаенные его желания и развивающиеся на животном уровне инстинкты истинного короля среди всех хищников - гордого золотого льва.

Отредактировано Cersei Lannister (03-09-2017 02:23:02)

+1

6

Губы любовников соприкасались в страстном и ужасно жадном поцелуе, в такие моменты Джейме казалось что они с Серсеей становятся одним целым, нечто большим чем являются врозь.
Руки сестры помешали Ланнистеру избавить ее от платья, которое явно сейчас было лишним, разгорячённое дыхание женщины приятно обжигает губы Цареубийцы и манит к себе.
Охваченная страстью львица слегка прокусывает губу своего любовника, добавляя их поцелую легкий привкус железа. Он не отстраняется от нее не на мгновение, одного поцелуя явно недостаточно для того чтобы насытить золотого льва, его руки аккуратно мнут бока его возлюбленной.
Ощущая как сестра пытается прервать поцелуй, мужчина тянется за ней, стараясь насладится ароматом и нежностью ее прекрасный розовых губ. Девушке все – таки удается прервать столь сладостный поцелуй, которым Джейме не успел насладится с полна.
Краткий смешок соскользнувший с ее губ вызвал у мужчины улыбку, как же ему нравилось видеть настоящую Серсею, его Серсею. Легкий толчок отстраняет Ланнистера от его сестры давая той возможность соскочить со стола. Теплая и мягкая ладонь упирается в грудь мужчине, заставляя того делать мелкие шажки назад, что он покорно и делал, при этом не отводя взгляда от его возлюбленной, ее зеленные глаза казались ему просто бесконечными, столь прекрасные и родные ему. Мужчина запнулся о кровать что находилась позади него, и упав на нее же. Не прошло и секунды как девушка оказалась верхом на своем брате, в ее глазах явно читались искорки предвкушения от грядущего момента их близости, а ее руки ловко принялись стягивать рубаху с золотого льва, в чем он конечно же помог своей женщине. Горячее дыхание сестры приятно ласкает ухо, ровно также как и слова что она прошептала.
Проснувшаяся в Серсее львица жаждала страсти.
- Думаю я смогу ее усмирить. – С легкой улыбкой слова срываются с губ мужчины.
Цареубийца начал покрывать шею Серсеи краткими и обжигающими поцелуями, ее аромат сводил с ума золотого льва, правой рукой он придерживает затылок сестры, аккуратно запустив пальцы в мягкие золотистые локоны. Вторая рука ловко проникла под подол платья львицы, его огрубевшая от службе в армии ладонь нежно касается ягодиц девушки.
Как бы он хотел чтобы эти мгновения остались с ним навсегда, чтобы им не нужно было скрывать свою любовь, и они могли наслаждаться друг другом в любое время и в любом месте.
Мужчина прекращает усыпать шею и ключицы женщины поцелуям, он смотрит на нее, на самого дорогого человека в его жизни, той без кого Ланнистер просто не представлял своего существования.
Джейме на пределе своего терпения начал стягивать с Серсеи ее платье, хоть его движения были достаточно резкими, все же он был аккуратен, сестра помогла ему избавить ее от одежды. В одно мгновений Джейме делает переворот и Серсея оказывается прямо под ним.
Губы мужчины перемещаются по телу его сестры страстными поцелуями, он касается языком затвердевшего соска женщины, после чего медленно погружает его в рот и начинает нежно посасывать грудь. Через пару мгновений Джейме начинает прокладывать влажные дорожки из поцелуев вверх по телу женщины, через ключицы и шею к столь манящим его сладостным устам.
Ланнистеры вновь сливаются в страстном и даже немного грубом поцелуе, пожалуй невозможно расписать всю палитру чувств что переполняли сейчас золотого льва.
Джейме спустил свои штаны ниже, не отрываясь при этом от губ сестры, играя и дразня ее в поцелуе.
С трудом оторвавшись от уст любовницы, мужчина плавно вошел в разгоряченное лоно своей женщины.
Ланнистер стал делать аккуратные нарастающие движения, плотно прижимаясь к телу своей любимой.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2wDyN.png[/AVA]

+1

7

Горячий шёпот, срывающейся с бесконечно любимых губ, обжигал ее шею, заставляя короткие волны возбуждения и жара пробегаться по всему ее телу. Будь ее воля, она бы слилась воедино со своим братом и осталась бы в этом состоянии до конца жизни. Сейчас в мире существовали только они двое, и больше никто не смел нарушать их единения.
Голос Джейме туманил разум Серсеи, заставляя ее отдаваться чувствам, забывая о реальности. Она закрыла глаза и на уровне ощущений чувствовала, как его сильные нежные руки блуждают по ее талии, бёдрам, затем груди. Острый язык вырисовывал замысловатые узоры на ее молодой молочной коже, оставляя за собой влажные следы, которые отдавались лёгким приятным покалыванием где-то глубоко внутри. Дыхание девушки стало частым и шумным. Серсея старалась вдыхать как можно больше воздуха, но ее попытки каждый раз прерывались сладостными судорогами, которые, словно крепкие путы, сковывали ее горло.
Она даже не успела заметить, как с позиции сверху она оказалась прижата к кровати телом своего любовника. Спиной она чувствовала шершавый настил их с Джейме ложа, пыль в котором, казалось, копилась десятилетиями, но ей было все равно. Она была слишком сильно охвачена эмоциями и страстями, чтобы обращать внимание на что-либо, кроме златовласого искусителя над ней. Теперь ее тело не сковывает мягкая ткань платья, поэтому Серсея чувствует себя свободно. Она знала, что в дорогой и одежде она красива. Богатые наряды, сшитые самыми искусными портными всех Королевств и украшенные самыми драгоценными камнями и металлами, делали ее желанной для любого мужчины и вызывали зависть у многих придворных дам, что уж говорить о женщинах и юных девушках за пределами столицы. Но ещё лучше она знала, что без неё она - бесподобна. Ее фигура была точеной, словно ее изваял из гладкого мрамора сам небесный мастер и вдохнул в свой шедевр жизнь. Серсея знала, что она прекрасна. Сколько раз Джейме, не способный совладать собой в порыве стастей, говорил ей, как же она прекрасна. Серсея знала и наслаждалась этим.
Почувствовав любимого мужчину в себе, Серсея вздрогнула и слабо застонала, хватаясь руками за его плечи. Необъяснимое тепло разлилось по нижней части ее тела, заставляя сердце трепетать. Она лесой рукой обвила шею Джейме и, приблизившись к его губам, прильнувшие ним жарким поцелуем, двигаясь в такт неспешным движениям мужчины. С нарастанием темпа, она слышала противный скрип ножек кровати о деревянный пол, который смешивался с тяжелым дыханием Джейме и ее редкими звучными стонами, создавая безумную симфонию, от которой кружилась голова.
- Я люблю тебя, - сбивчивым шёпотом выдохнула девушка, стараясь как можно ближе прижаться к любовнику. - Люблю..люблю..
В этот момент колотящееся сердце девушки было переполнено щемящей нежностью и чистой лобовую к собственному брату, который был для неё не просто близким человеком. Этот гордый, как их отец, и нежный сердцем, как их прекрасная львица-мать,  юноша был для неё опорой и поддержкой. Любовью всей ее жизни, страстью ее мечтаний, болью ее чаяний. Он был для неё всем. Серсея не представляла себя без него и порой даже боялась этой своей безумной привязанности.
Ты мой, ты только мой, хотелось кричать ей так громко, чтобы выразить в этом крике всю силу и серьезность своих слов. Она хотела бы надеяться, что Джейме и так все это прекрасно знает, несмотря на то, что желания Серсеи так и остаются до сих пор лишь желаниями.
Когда оба доходят до пика, кажется, что воздух в небольшой комнатушке дешёвой таверны уже трещит от витающего в нем плотного запаха любви. Серсея тяжело дышит и зарывается пальцами в свои спутанные светлые волосы. Второй ладонью она закрывает лицо и, согнувшись пополам и перевернувшись на бок, смеётся.
- Роберт бы просто взорвался от злости, если бы узнал, что здесь творилось, - произносит она с детским восторгом сквозь смех и, приподнявшись на локте, поворачивает голову в сторону Джейме.
- И пекло с ним. Ведь сейчас здесь только мы с тобой.
И она падает на своего любимого брата, обнимая его крепко-крепко и устраиваясь удобно на его широкой груди.

+1

8

Джейме двигался уверенно и в тоже время трепетно и аккуратно, стараясь быть как можно более нежным со своей возлюбленной. Сейчас он просто хотел, чтобы время для них остановилось, продлить столь чудесный момент единения их тел. Когда при каждом вздохе дыхание сбивалось и, казалось бы, что вот – вот ему не хватит воздуха от столь сильного наслаждения, которое приятно растекалось по телу мужчины всякий раз когда он делал очередное движение.
Их губы соприкасаются в кратком поцелуе, до чего же она была прекрасна, прямо сейчас в этот момент, его любимая сестра, та ради кого он готов на любой подвиг, та кого он никогда не предаст.
Она шепчет что любит его, эти слова приятнее музыки даже самых искусных музыкантов. Её любовь, как же он был счастлив что она его любит. Ведь Джейме был влюблен в нее до безумия, да в народе такую любовь назовут порочной, очерняющей род и благородную фамилию. Но когда это Джейме и Серсее было дело до чьих-то возгласов со стороны.
Температура комнаты быстро повышалась от разгоряченных тел близнецов что предавались столь сладкой и дурманящей страсти.
С каждым движением юноши кровать начинала скрипеть все сильнее, томно ударяясь деревянной спинкой о обветшалую стену комнаты.
Как бы он хотел, чтобы Серсея почувствовала то что он ощущает по отношению ее, нет он не в коем случае не сомневался в любви своей сестры, но он хотел, чтобы она хоть на мгновение ощутила насколько дорога ему на самом деле. Эта львица была для Цареубийцы не просто любимой девушкой, она была целым миром для него, прекрасным, даже сказочным и так до конца не познанным.
Приятная дрожь от наступившей эйфории волной пробегает по телу мужчины, он шумно пытается восстановить дыхание будто бы хватая куски воздуха ртом. Краткий поцелуй столь нежных губ сестры.
- Я тебя люблю… – Прошептал мужчина, возможно эти слова стоило сказать несколькими мгновениями ранее, а быть может и нет.
Он ложится на спину, приятная отдышка все еще не пропала.  Цареубийца смотрит на то как его сестра насмехается над Робертом, сколько восторга ей приносит это, не вольно на лице мужчины появляется улыбка.
- Не сомневаюсь, но он скорее раньше лопнет от вина, чем узнает наших встречах. – Добавляет Ланнистер.
Серсея падает в объятия Джейме, сейчас они вели себя намного счастливее чем множество женатых пар Вестороса. Эта искренняя неподдельная радость от мгновений, которые они проводят вместе.  Столь сильная и чистая любовь которую не каждому удается ощутить в этой жизни.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wDyN.png[/AVA]
Они пролежали около часу теша себя какими – то рассказами и историями, им было интересно друг с другом, пожалуй, это была идиллия. Но как бы это было не печально, пришло время возвращаться в Красный Замок. Там они вновь заживут разными жизнями, Серсея станет женой жирного и отвратительного борова, которого в народе принято звать королем. А Джейме станет его верным гвардейцем, забавно человек желающий лишить жизни короля находиться столь близко к нему на своей службе.
Джейме не спешно одевал свою рубаху, как бы ему хотелось не возвращаться в тот замок, по быть еще немного с сестрой, но увы его желаниям не суждено сбыться. Он поднимает плащ с полу а также ножны со своим мечом.
Рука нежно касается бархатной кожи щеки Серсеи, он смотрит ей в глаза желая насладиться сестрой еще немного.
- Мне слишком мало тебя… – Тихо произнес мужчина кратко поцеловав свою любовницу.
И вот они уже спускаются в таверну, место где жизнь кишела постоянно, правда состояла в основном из отбросов общества.

+1

9

Первое, что она услышала, как только сердце прекратило стучать и отдаваться глухой пульсацией в ушах от испытанного удовольствия и наслаждения, был птичий щебет. Крошечное окно, единственное в их тесной комнатушке, оказалось слегка приоткрытыми, и из него доносилась тонкая трель. Серсея даже слегка удивилась, ведь за то время, пока они с Джейме придавались страсти, на землю успела опуститься ночь и выпустила по темной глади небосвода россыпь ярких осколков звёзд. Все живые существа уже должны были погрузиться в сон, но эта маленькая и голосистая птица продолжала заливаться понятной одной лишь ей песней, рассказывая случайным прохожим свою историю. Этот незначительный, казалось бы, момент, заставил юную девушку улыбнуться.  Они с братом лежали так уже достаточно долго, но до этого момента Серсея не могла до конца осознать весь масштаб своего счастья. Ее сердце на мгновение сжалось от щемящей нежности и неверия, что все это происходит на самом деле, глаза защипало. Серсея приподнялась выше и, обхватив шею Джейме одной рукой, крепко обняла его, не говоря ни слова. Ей нечего было сказать, точнее, она хотела сказать так много, что ей не хватило бы и дня, но сейчас она просто хотела показать любимому, как ей было хорошо, и убедиться, что он все понимает. Без слов.
Время летело незаметно. Как только расслабляющая нега прошла, дело перешло к разговорам по душам, шуткам, от которых каждый раз тишина комнаты разрывалась громким и заливистым смехом, и к коротким, совсем невинными поцелуями. В такие моменты оба словно бы снова оказывались во временах своей юности, когда делались только первые и осторожные шаги в любовных делах и в познании столь сложных и запутанных чувств.
Однако всему прекрасному, как бы ни было жаль Серсее, приходит конец. Она была готова остаться в этой жалкой, маленькой и пропахшей непонятными запахами мерзкой лачуге навечно, лишь бы ей не пришлось больше расставаться с Джейме. Это была бравада, опрометчивое желание совсем юной и не знающей жизни девчонки, но Серсея бы не отступилась от этого. Ей не нужен был никто, не нужно было ничего, кроме Джейме. Когда мужчина, нежно поцеловав ее в висок, поднялся с постели, Серсея быстро вцепилась в его ладонь и, смотря на любимого снизу вверх, потянула его на себя.
- Я не хочу назад, - она замерла, не отпуская руку и не двигаясь. - Там нет места для нас двоих.
Смешок сорвался с ее губ. И не ясно, был ли он моментом сожаления или признаком черствеющего женского сердца.
Не дожидаясь ответа Джейме, Серсея лишь махнула рукой, показывая, что ее слова - просто глупости, и, поднявшись с постели вслед за братом, подняла с пола своё платье, которое в порыве страсти было откинуто, чуть поодаль лежал корсет. Наскоро облачившись в длинное лазурное одеяние, девушка обвила грудь и талию плотной полосой из грубой ткани и, держа за спиной нити, фиксирующие корсет, подошла к Джейме. Как бравый золотой лев не старался связывать и иными способами изощряться с неподвластными его рукам шнурами, в необходимой мере он их так и не затянул. Очевидно, мужчины мастерски умели лишь избавлять женщин от одежды. И Джейме доказывает это в очередной раз. Он невесомо касается тёплыми губами ее тонкой шеи, и с губ срываются тихие слова. Серсея пристально всматривается в его светлые глаза и касается кончиками пальцев его щеки.
- Я всегда буду только твоей. Знай это.
Когда все сборы были окончены, и Джейме уже стоял у самой двери, ожидая свою возлюбленную, Серсея заканчивала сооружать на голове замысловатую прическу, стараясь как можно большую часть золотистой россыпи густых волос скрыть под повязкой. Она крутилась и так, и эдак, и, казалось бы, замаскированный образ был готов, но что-то девушке продолжало не нравиться. Но она никак не могла понять что именно. Наконец, когда танцы перед зеркальным отражением у окна ей осточертели, Серсея плюнула на все, и, оставив все, как есть, вышла из комнаты, подталкивая брата вперёд и, бросив на их временное убежище последний взгляд, затворила за собой дверь. Пока Джейме занимался дверным замком, ясностям ушла вперёд, но стоило ей дойти до крутой лестницы, как юноша уже нагнал ее. Взявшись за руки, пока это позволяет им делать мрак неосвещенной лестницы, и прижавшись плечом к плечу, Ланнистеры спустились вниз.
Как только приглушенный свет факелов, освещающих главный зал таверны, упал на них, сплетенные пальцы влюблённых разомкнулись. Атмосфера здесь сильно отличалась от той, что окутывала двоих ещё каких-то пару минут назад. Вновь в ушах стоял шум: громкий бас пьяных разглагольствований, приторный женский хохот, который могли издавать только похотливые шлюхи, которые за свои умения никогда не получали больше ,  громкий бас хозяина таверны и тихое лепетание провинившихся разносчиц эля и дешевого вина. Девушка в очередной раз ужаснулась тому, что она могла оказаться в таком месте. Она, благородная леди из богатейшего и одного из могущественнейших домов Семи Королевств! Нет, отрицать того, что она об этом и не вспоминала, пока предавалась запретной связи со своим братом, девушка не собиралась. Но происходившее в станах комнатушки сверху там и осталось, а реальность происходящего с каждым разом накатывала бушующей волной на неё все сильнее и сильнее. Серсея уже была готова снова обругать дурной вкус Джейме, как выловила взглядом из общего числа столпившихся у центрального стола людей до боли знакомый образ. Глаза ее в ужасе распахнулись, а ноги словно приросли к полу. В мгновенье ока львица, как истинно хищный и грациозный зверь, скользнула за широкую спину Джейме, который все пытался идти вперёд и, видимо, ничего не заметил.
- Стой, - яростно зашипела Серсея, хватаясь за плечи брата и не давая ему ступить и шагу.
За большим столом в самом центре зала, попивая из светлой костяной кружки выдержанный эль, в окружении множества грудастых девок сидел Король Семи королевств. Невероятно, но факт, в этот самый день, в этой самой таверне, в тот самый момент, когда в ней оказались Ланнистеры, почтить своим визитом сие убогое место решил Роберт Баратеон.

+1

10

Их вечер подошел к концу всего через несколько минут они вновь перестанут быть любовниками, перестанут быть столь нежными друг к другу. Совсем скоро они вновь станут обычными братом и сестрой, теми между кем не должно быть подобных чувств. Джейме знает, что долго им так не продержаться, но что им остается? Бежать от всех и жить где – то в дали от Вестероса, их все ровно найдут, если это не сделает Роберт, то Тайвин обязательно спохватиться, не желая оставлять фамилию Ланнистер на плечах своего младшего сына. И тут уже неизвестно кто был страшнее в гневе Баратеон или все же старший Ланнистер, да он был их отцом, но не даром же этого человека так боялись и уважали в Королевской Гавани.
Как же сложно мужчине далось затянуть корсет его возлюбленной, ее вечное ворчание что он тянет недостаточно сильно, было очень милым в нем не было не капли грубости, она улыбалась и смеялась с того как Ланнистер старался как можно аккуратнее затягивать эти проклятые ленты, старясь рассчитать свою силу и не причинить боли Серсее.
Хоть они и не были во дворце и вокруг не было множества фрейлин помогающих его сестре собраться, по времени их сборы не чем не уступали сборам в замке. Серсея по долгу рассматривала свое отражение, стараясь выглядеть еще более красивой, и при этом походить на крестьянку. Достаточно забавное зрелище, все это время Джейме наблюдал за ней и улыбка не сходила с его лица.
Если бы она только могла почувствовать как он не хотел возвращаться, но всем своим видом Джейме пытался изобразить непоколебимость, ведь он знал на что шел, он мужчина и у него никогда не должно было быть сомнений в своих действиях.
Смрад царивший в таверне резко ударил по носу, невероятный запах выпивки и в тоже время перегара гармонично сливающийся в единый еще не познанный миру “аромат”. 
Ланнистер начинает идти к выходу как слышит голос сестры спрятавшейся за ее спиной, так будто ее что – то напугало, но что может так насторожить гордую в львицу в этом гадюшнике?
Джейме смотрит на сестру через свое плечо.
- Что случилось? – Но услышав знакомый голос он вдруг понимает что происходит. Он смотрит на стол находящийся по центру зала, за ним восседал сам Роберт Баратеон король семи королевств. Кожа его была красноватого оттенка виной тому количество браги что он выпил сегодня. Вокруг то и дело шныряли грудастые девки которые так и ластились к своему правителю, а стол казалось бы вот – вот надломится от количества выпивки что на него поставили.
- Кто сегодня желает порадовать своего короля? – Не расставаясь со своей массивной кружкой произнес его величество, жадно лапая какую – то хихикающую девку за ее зад.
Джейме нахмурился, как этот боров смел быть здесь, в окружение продажных девиц. Этим поступком он всячески очернял имя своей жены и ее фамилию, как бы Ланнистеру хотелось вонзить в глотку покрасневшего борова свой меч, возможно он сделал бы это если бы вокруг не было ни одного свидетеля, и тем более Серсее, эй не к чему было видеть такое.
- Не бойся, не смотри на него… спокойно идем к выходу.- Успокаивающе произнес Ланнистер. 
Парочка медленно начала проходить мимо столов, стараясь не попадаться на глаза Роберту. Хотя ему было явно не до них, одна из девах изловчилась сесть на колени к королю, прижавшись к нему своей пышной грудью.
- Какая ты резвая, вот это я называю народная любовь! – Вскрикнул мужчина чем вызвал хохот окружающих, вся эта чернь, весь сброд они городились тем что в их окружение сейчас никто иной как сам король, им доставляло удовольствие что он не брезгует шлюх которых некогда пользовали некоторые из них.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wDyN.png[/AVA]
Цареубийца старался не смотреть на него, но этот выкрик все же привлек его внимание, глаза Джейме буквально горели от гнева, сколько желчи и злобы в них было, сейчас могло показаться что лев в нем был готов накинуться на оленя некогда изгнавшего драконов, и перегрызть ему глотку.

+1

11

Это была просто нелепейшая шутка судьбы, какую только можно было придумать. Как, ну как могло так случиться, что именно сегодня и именно здесь эти трое оказались вместе?! Серсея, не торопясь убирать цепкую хватку с плеч брата, прижалась лбом к его спине и помотала головой, то ли смеясь над этой нелепейшей ситуацией, то ли осознавая весь ее ужас.  Любая женщина, имеющая право называть себя чьей-либо женой, очевидно, должна была бы впасть в истерику от такого стечения обстоятельств. Быть застигнутой на измене для женщины - это верная смерть, даже будь ты супругой самого последнего бедняка. Что уж говорить о знатных дамах, носящих громкие имена домов своих высокопоставленных супругов! А об измене жены самого Короля даже подумать было страшно, не то, что обмолвиться хоть словом. И действительно, любая королевская супруга чувствовала бы такое, но не Серсея. Удивительно, но она даже не думала в ту секунду о себе. Ей казалось, что узнай ее Роберт и призови к ответу тут же в этой самой жалкой и грязной таверне, она бы не спасовала и до последнего пыталась бы извернуться и выйти из всего этого дерьма девственно чистой. Но она была здесь не одна, черт побери. Единственное, что заставляло кровь в жилах Серсеи стынуть, это страх за жизнь брата. Как только этот олень увидит их и сложит два и два, королевский гнев будет страшен. И, наверняка, в это момент он даже не вспомнит, что и сам здесь не грехи замаливает. Он просто сорвётся и, что, ударит ее, попытается убить тут же? Даже не успеет замахнуться, львица была уверена, Джейме не позволит ему даже пальцем коснуться сестры. Однако именно это и беспокоило девушку. Времена, когда сильный и могучий воин Роберт Баратеон одним взмахом своего молота крошил таргариеновские и не очень черепа хоть и не так давно, но прошли, оставив бесславному королю лишь обрюзгшее тело и одурманенный дух, и Серсея не видела в нем достойного противника для своего близнеца. Однако сила Короля была не в силе, а в его слове. Один приказ, и Джейме пленят его же собратья по оружию, одно желание и золотой лев  окажется в темнице, а что ещё хуже - лишится головы.
Не бывать этому! Думай, Серсея, думай.
Но не успела она вымолвить и слова, как брат пошёл вперёд, заслоняя ее собой от глаз других и убеждая не смотреть девушку в сторону изрядно пьяного мужа. Серсея вскинула голову и заметила его взгляд, полный отвращения, обращённый на Короля. Она чувствовала ладонями, как напряжено было его тело, и буквально всем нутром ощущала ненависть и обиду за неё. За то, как отвратительный вид Роберта очернял имя его сестры и любимой. Все-таки Джейме всегда был добрее, честнее и восприимчивее ее самой. Он всё ещё строил предположения касательно их жизни в другом мире, в мире, где не было бы несправедливых законов и двойных стандартов, и очень резко воспринимал любую несправедливость. Иногда Серсея терялась в том, насколько похожи они внешне, и как сильно отличаются внутренне, но всегда несомненно радовалась, что из них двоих все положительные человеческие качества унаследовал он.
Заветная низенькая дверь из прочного почерневшего дуба уже была близко, оставалось всего ничего, и двое Ланнистеров исчезли бы из этого места под покровом ночи, но, видимо, у сил свыше были на их счёт иные планы. Серсея была настолько поглощена желанием поскорее убраться из таверны, что совсем не смотрела по сторонам. К тому же ей не хотелось лишний раз видеть Роберта, облепленного со всех сторон отвратительными грудастыми  девками, половина из которых была готова сейчас же выпрыгнуть из своих тесных нарядов. Но будь она осмотрительнее, помимо девушек она бы заметила и изрядно подвыпивших мужчин, среди которых, по всей видимости, затевалась драка. Единственное, что Серсея успела заметить, когда, услышав хруст ломающегося дерева, выглянула из-за плеча брата, это летящего на них пьяницу, который не смог удержаться на ногах  после мощного удара. Все произошло настолько быстро, что на манёвр девушке оставалось всего лишь несколько секунд. За это время Серсея быстро оглянулась вокруг, оценивая ситуацию, и, остановив бегущую мимо неё разносчицу, жадным рывком выдернула из ее рук две больше кружки с дурно пахнущим горячительным, расплескав немного содержимого на своё платье. Наверно, только это ее и спасло, когда падающее тело разделило их с Джейме, и она во всей красе предстала перед разношёрстной клиентурой таверны. Тут же с десяток недоуменных, пьяных жадных и похотливых взглядов разом обратились на неё, но Серсея видела лишь один единственный, который заставил ее вытянуть кружки с элем вперёд и попытаться как можно изощреннее прикрыть ими лицо. Хотя кого она пыталась этим обмануть?
Роберт, а съёжиться под своим взглядом львицу заставил именно он, оценивающе присвистнул и, скинув со своего колена одну из девиц, облокотился о него рукой и подался вперёд, изучая Серсею подозрительным прищуром.
- Эй, Манфред, - наконец пробасил он хриплым, но громким голосом. - И почему я не знал, что в твоей таверне есть такие аппетитные перепёлочки?
И он засмеялся, запрокидывая голову и издавая лающие звуки, как  приболевший пёс.
- Иди-ка сюда, милочка, - с лёгким нарушением координации помахал Роберт рукой, призывая девушку к себе. Серсея чуть было не скривилась от такого жалкого зрелища и уже задумалась, а не сбежать ли ей. Но прежде чем она предприняла попытку к бегству, кто-то сжал ее предплечье и толкнул вперёд. Серсея тут же вскинулась и  с полуоборота со всей дури въехала незнакомцу по рёбрам.
- Убери свои грязные руки, ничтожество.
Вряд ли эта огромная туша почувствовала хотя бы малейший дискомфорт от ее действий, но взгляд у него был однозначно злой.
Серсея не стала дожидаться ответной реакции и мигом приземлилась на пустое колено Короля, впихивая ему под нос кружки, что продолжала держать в руках. Сейчас ей казалось, что терять уже было нечего, поэтому в голове беспорядочно носились самые разнообразные мысли. Но все они разом исчезли, стоило ее дражайшему супругу заговорить.
- Какая строптивая, - с долей недовольства вымолвил он, дыша на неё смрадом. - Отвечай своему Королю, как твое имя?
И Серсея просто потеряла дар речи. Она удивленно всмотрелась в лицо Баратеона, затем кинула молниеносный и красноречивый взгляд на Джейме.
Чертов олень ее не узнал.

+1

12

Джейме аккуратно лавировал между столов в сторону двери, он старался двигаться как можно осторожнее, не желая привлекать внимания к себе и сестре что сейчас пряталась за его спиной.
Он чувствовал как её кончики пальцев упираются ему в спину, иногда даже давя на нее. Джейме достаточно хорошо знал свою сестру и понимал, что сейчас она злится не меньше чем он. Нет не ревность разжигала ее злобу, ведь Цареубийца прекрасно знал, что вся любовь его сестры принадлежит лишь ему. Злоба в сердце Серсеи возникала скорее от безвыходности, этот брак был решением отца, Роберт никогда не был мил семейству Ланнистер, и всегда только очернял этот благородный дом своим родством. Сейчас неизвестно чего больше принес им Баратеон, пользы или все же позора.
Однако каким бы пьяницей не был этот боров, как бы жалко он не выглядел со стороны, он все еще был королем. Разгневать его означало попрощаться с жизнью. А так как Джейме искренне не хотел чтобы с его сестрой или им что – то случилось, то он старался держаться как можно дальше от королевского стола, надеясь что им все – таки удастся вернуться в красный замок не замеченными.
И вот казалось бы они практически дошли до этой осевшей и облезлой двери, осталось только протянуть руку и открыть ее, а дальше они смогли бы на всех порах умчаться в Красный замок выкинув из своей головы ненавистного Роберта. Но одна нелепейшая случайность разрушила последнюю надежду уйти отсюда не замеченными.
Пока Джейме и Серсея мирно крались к двери, в этот момент за одним из столиков двое изрядно подвыпивших мужчин начали свой спор. Тема была достаточно банальной, а именно некогда взятый денежный долг. Судя по их виду и месту, в котором они находились, долг был и не таким уж большим, но жадный сброд принялся спорить с друг с другом. Вскоре столик, за котором они сидели был перевернут, а один из бугаев отправился в полет от принятого удара. Летел он не долго ровно до того момента пока не налетел на Джейме. Золотой лев швырнул пьяницу в сторону, однако тому все – таки удалось сдвинуть Ланнистера с его места. Джейме резко развернулся в сторону где должна была стоять его сестра, опасаясь что этот боров мог задеть и ее.
Но Серсея была в порядке, более того не растерявшись она успела стащить у кого – то две чарки с местным пойлом. Её платье было запачкано, по всей видимости тем же напитком что она держала в руках.
Ланнистер хотел было выдохнуть и подойти к ней чтобы увести подальше отсюда, но из – за его спины раздался столь знакомый и раздражающий голос, который явно был обращением к его сестре. Джейме замер на месте не понимая что делать дальше, это был конец, сейчас король узнает о том что близнецы Ланнистеры проводили здесь время наедине друг с другом.
Он велел ей подойти, Цареубийце ничего не оставалось кроме как следить за этим всем, он держал руку на рукояти меча, ожидая худшего и предполагая что ему придется защищать их с сестрой.
Она сидела на коленях Роберта, а он продолжал говорить так будто бы ничего не случилось, неужели местное поило сделало короля столь терпимым?
Нет несомненно Джейме приводила в ярость данная картина, Серсея на коленях этого похотливого борова, руки которого елозят по ее спине. Но по мимо этого его переполняло чувство смятения и растерянности, чего – чего, а что король не узнает собственную жену, такого Ланнистер ну никак не ожидал. Руки все крепче сжимают рукоятку меча, то ли от ненависти к Роберту, то ли из – за того что Джейме ожидал что Баратеон вот – вот прикажет их казнить.
Но интерес Роберта именем Серсеи, просто наповал лишил золотого льва речи, его глаза широко раскрылись а на лице можно было прочитать явное удивление.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wDyN.png[/AVA]
Он видит лицо Серсеи, она смотрит прямо на своего брата, в ее глазах читается тоже недоумение что и в глазах Джейме. Ланнистеры абсолютно не понимают, что за цирк происходит вокруг них, толпы пьяных клоунов, и дрессированный боров лишившийся памяти.

+1


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ » Однажды в таверне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC