Game of Thrones: Winter is Here

Объявление















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Bastard insanity


Bastard insanity

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Bastard insanity

http://sf.uploads.ru/0acrq.gif

http://images6.fanpop.com/image/photos/37000000/Game-of-Thrones-game-of-thrones-37091094-300-169.gif

Место и дата: 298год после З.Э. после победы над Грейджоями, Темнолесье, Богороща.
Содержание: Всем нужны союзники, даже Бастардам, если у них есть планы на светлое будущее. Зарождение безумной дружбы.

+1

2

     Темнолесье — гниющая деревянная крепость на холме, заросшая мхом. Она никогда не внушала безопасности и её стены не смогли бы сдержать даже малейшей осады, что и произошло незадолго после того, как глава дома Гловеров, собрав своих знаменосцев, отправился на юг поддерживать Короля Севера в его войне против короны, оставляя в своём замке мизерное количество стражи, не опасаясь атаки. И враг пришёл, откуда его не ждали. Морем небольшая армия островитян добралась к замку. Пользуясь слабой защитой, Яра Грейджой, дочь печально известного Бейлора, возглавила штурм крепости. Четырнадцатилетнему Ларенсу Сноу пришлось оборонять Темнолесье на ряду со стражниками, даже если это место никогда не было домом для него. Тем не менее это не помешало бастарду храбро сражаться за семейный очаг наставника, проливая кровь захватчиков у деревянных стен, не смотря на явный печальный исход со стороны северян. Мечем парень владел лучше, чем большинство стражников, оставшихся в Темнолесье и в ту битву парень насчитал с десяток убитый им железнорожденных, а ещё больше раненых. Битва была жестокой и помнил её юноша смутно, чудом оставшись в живых. Крепость пала под натиском захватчиков и все, кто остался при жизни из северян, попали в темницу, в том числе и бастард.

     В роли узника Ларенс пробыл настолько долго, что уже сбился со счёта. Судьба оставила юному бастарду жизни, но что ожидает его в будущем? Островитяне не обезглавили его, а значит хотят продать в рабство. Сноу был крепким парнем, молодым, да и рожей он удался на славу. За такого раба заплатят приличную сумму. Оставалось только надеяться, что его продадут в Залив Работорговцев, а не на Железные Острова. Мальчишка по ночам уже представлял, как разрезает горло своему господину и сбегает из города, отправляясь куда глаза глядят, путешествуя по Эссосу. Говорят, там на большом континенте за Узким Морем жизнь наёмника куда веселее, чем в Вестеросе. Но госпожа Судьба приберегла и другой сюрприз для Ларенса: незадолго после того, как Яра покинула Темнолесье, к стенам замка подошла армия Рамси Сноу, незаконнорожденного сына Руме Болтона, дабы освободить семейный очаг Гловеров от захватчиков из островов. Лорд-бастард-Болтон одержал победу над железнорожденными, а северяне, сидевшие в темнице, обрели свободу.

     Тем же вечером, сразу после сражения, к Ларенсу был отправлен подопечный Рамси, сообщая что тот желает встретиться с «Гневным Бастардом» Темнолесья. Встреча была назначена в богроще замка, месте, которое Сноу ненавидел больше всего. Оно было тёмным и сырым, а взор взор Чардрева с кровавыми листьями заставлял его чувствовать себя неловко. Ларенс никогда не отличался особым благочестием, даже наоборот — он не веровал ни в старых, ни в новых богов.

     Вскоре юнца сопроводили к богороще солдаты Дредфорта, где на него уже ожидал Рамси. «Так много бастардов собралось в Темнолесье. Надеюсь тесно нам не станет» — думал он, ехидно выгибая пухлые и пересохшие губы, подходя к человеку, слухи о котором уже давно слышались в стенах замка. Болтонский бастард, так его называли, говоря о его безумных «подвигай» в лесах неподалеку от Дредфорта. Наконец, когда оба бастарда оказались достаточно близко друг другу, их взгляды встретились — пустые, призрачно серые глаза Рамси сошлись с безумными, тёмно-синими, похожими на воды штормового моря глазами Ларенса. Он был всего на несколько лет старше незаконнорожденного сына Халиса, но уже командовал армией. Нет, он уже управлял замком отца в его отсутствие. В то время, как Ларенс был всего лишь воспитанником у Гловеров. Одним из многих бастардов, которых отправили подальше. Холодный взгляд Рамси ожидал приветствия со стороны юнца, но тот уже успел запутаться в правилах этикета, пытаясь подобрать подходящее обращение к спасителю. Всё же Гловеры пеклись о военном образовании отпрыска Хорнвуда, оставляя светские беседы в стороне.

     — П...приветствую, — уранил он, всё ещё обдумывая, как назвать Рамси, — Сноу... Лорд Сноу? — Брови парня поднялись в недоумении и это не мудрено: собеседник был таким же бастардом, как и он сам. Называть его сиром? Но он уже управляет семейным замком в отсутствие отца, а значит он лорд, он ведь единственный наследник Болтона. Но называть его Болтоном тоже неправильно, ведь Русе всё ещё не узаконил его. В конце концов Ларенс попросту махнул рукой, добавляя: — Да в седьмое пекло! Чего угодно Болтонскому бастарду? — Синеглазый всегда был прямолинеен и называл вещи своими именами, ни чуть не задумываясь о последствиях. Рамси он не знал, разве что некоторые слухи долетали ему в уши. Но и они меркли с тем, что успел натворить в Темнолесье воспитанник Галбарта.

Отредактировано Larence Snow (18-08-2017 16:34:17)

+4

3

Жизнь Рамси медленно начинала меняться в лучшую сторону: сначала он узнал кто его настоящий отец, потом начал проводить больше времени с ним, а когда отцу во имя долга приходится идти на войну за новоиспеченным королём Севера, Рамси уже оставляют в родовом замке за главного. Идеально, не правда ли? Ему оставалось лишь упиваться своей властью, гордиться тем, что теперь он Болтон, пусть ещё и незаконно, и развлекаться с неугодными ему слугами. Это никогда не наскучит. Смотреть, как люди изо всех сил цепляются за своё жалкое существование, как вопят от боли и истекают кровью доставляет Рамси удовольствие и чувство власти. Их крики, мольбы о пощаде и смерти не вызывают в нём даже и капли сострадания или жалости, нет, он слишком далёк от подобных чувств. Одно из таких мероприятий прервал мейстер Русе Болтона, что поведал о печальных событиях, случившихся в Темнолесье. Вот он шанс, который судьба сама отдавала ему лично в руки, показать отцу на что он способен, показать ему, что он ЕГО сын. Тогда Рамси и приказал отправить ворона отцу, а сам же, снабдившись оставшейся армией отца и объединившись с выжившими Гловерами, отправился освобождать Темнолесье. На самом деле, ему было плевать на тех, кто мог оказаться там в плену, важнее было показать себя в деле и он показал. Кто-то может подумать, что местами Рамси перегнул палку, подвесив побеждённых железнорожденных и сжигая их заживо. Только вот чужое мнение его ни капли не интересовало, Сноу считал, что имел право делать с выжившими врагами всё, чего пожелает его душа, что он в последствии и делал.

Приближённый Рамси сообщил о всех освобождённых из темницы, перечисляя их по именам, а когда же было произнесено имя Ларенса Сноу, бастард поднял указательный палец вверх, заставляя приближенного замолчать, и будто прислушался к чему-то. На самом же деле он пытался припомнить, где прежде уже слышал это имя. - Бастард лорда Халиса Хорнвуда. – протянул Рамси и на лице медленно начинала расплываться безумная самодовольная улыбка. - Приведите его в Богорощу. Я буду ждать там. - почему именно там? Спросите вы. Всё достаточно просто. В нынешние времена мало кто посещал её и мало кто следил за ней, а значит это было наиболее безопасное место разговоров - лишние уши были ни к чему.

Разглядывая измученное лицо Чардрева, из глаз которого будто шла кровь, он размышлял о том, что старые боги как никакие другие идеально подходят дому Болтонов. Многие боялись одного вида этого дерева, а вот Рамси он наоборот завораживал и в каком-то смысле даже возбуждал, заставляя кровь в жилах течь быстрее. И это ему безумно нравилось. Проведя рукой по тысячелетнему стволу, он вспомнил об отце и пожелал тому победы над врагами и скорейшего возвращения домой. Но не успел он договорить свои слова, как от всего этого действия его отвлекли приближающиеся шаги стражи, видимо решившие сопроводить бастарда Хорнвуда лично, дабы не разозлить лишний раз своего временного лорда. Глаза Рамси были чуть сужены и полностью направлены на бастарда, оценивая его вид и ожидая приветствие... которое сильно удивило его, но при этом понравилось. Было что-то такое в этом Ларенсе, чего Рамси не находил в других людях, а именно нотки безумия.

- Не позволительно простому бастарду обращаться так к тому, кто помог вернуть крышу над головой. К тому же, в дали от родного дома. - холодно и серьёзно начал Рамси, возвышенным голосом, подобно тому, как Лорды обращаются со своими подчиненными. Но, выдержав паузу в несколько секунд, он рассмеялся и его выражение лица стало более приветливым, но не менее безумным. - А ты мне нравишься, но больше никогда не называй меня "Болтоновским бастардом", я Болтон. Скажи-ка мне, мальчуган, ты любишь игры? - он слегка склонил голову на бок и смочил свои пересохшие губы языком. Рамси прекрасно помнил, что дом Хорнвуда на ряду с домом Болтонов, всегда были верны дому Старков и именно этот момент ему и не нравился. Не самое ли подходящее время начать это всё менять? Да, пусть этот Ларенс и бастард, даже не при родовом замке, но ведь и сам Рамси не так давно был в подобном положении, что уж там, в более ужасном положении. И кто он теперь? Без пяти минут Болтон, командующий армией Русе Болтона и глава дома в его отсутствие. А как было известно Рамси, лорд Халис был так же на войне, да ещё и со своим единственным сыном, чудесно, не правда ли?

+4

4

     История, пожалуй, единственная область науки, которая была по душе молодому бастарду. Он знал прошлое практически всех великих домов Вестероса, их владения, гербы и девизы. Ларенс искренне верил, что эмблематика древних семей в мельчайших деталях описывает их самих. Цвета и рисунки, используемые на гербах, слова их собственных речений — зеркало прошлого и настоящего каждого из домов, которое отображало моральные и духовные ценности. Самым таинственным на Севере был дом Болтонов: семья, конкурирующая со Старками на протяжении долгих поколений, прозвавшая себя «Красными Королями» и по сей день осталась самой могущественной, вокруг которой вечно бродили ужасные слухи. Красный ободранный человек, распятый вниз головой на белом косом кресте — герб, напоминающий о старых обычаях дома сдирать кожу с живых врагов, а также о способностях в области пыток. Чем-то они напоминали бастарду островитян. Также как и Старый закон Железных Островов, ужасающие обычаи Болтонов были запрещены Старками.

     Ларенс, не боясь грозного тона Болтонского бастарда, засмеялся услышав о возвращении крыши над головой и о речах о далеком доме, которые были похожи на некую угрозу, выгибая свои губы в широкое подобие улыбки, но та была больше похожа на хищный оскал. Мальчишка хоть и был юн, но понимал, что такой человек, как Рамси вряд-ли будет беспокоиться о пленных в далеком гниющем замке. «Будто у бастарда может быть дом,» — ответил он в мыслях, — кому, как не тебе это знать, лорд-бастард». Улыбка превратилась в некую ухмылке, а голова склонилась набок, наблюдая за собеседником. Теперь, встретившись с одним из представителей этого дома, Ларенс только убедился в своих убеждениях насчет эмблематики. В ледяных глазах Рамси плясало безумие, даже после того, как тот изменил свой тон на более любезный, он как никто другой подходил на роль одержимого палача, коими и представлял себе бастард людей из семьи Болтонов. Тем не менее он оставался таким же незаконнорожденным с именем Сноу, как и сам воспитанник Темнолесья.

     — Болтон, значит? — Молвил он ехидным голосом. — А я тогда Хорнвуд! — По богороще разнесся хохот юнца. Бастард понимал, что шутки с таким человеком, как Рамси могут закончится плохо, но Ларенсу нечего терять. Он бы предпочел умереть от топора островитянина, нежели продолжать жить в Темнолесье, которое за последние годы возненавидел всем сердцем.

     Как только речь зашла об играх, в синих глазах Сноу загорелась искорка и тот одарил собеседника заинтересованным взглядом. Мальчишка любил играть, от чего страдали другие дети, растущие в Темнолесье, а Болтонский бастард казался одним из тех, кто может предложить во истину интересное занятие. Юнец хлопнул ладонями, после чего заговорил:

     — Люблю! — В голосе слышалась уверенности. Но потом физиономия бастарда скривилась, показывая недоверие, — А какие игры?

+2

5

Рамси следил за каждым движением Ларенса, за каждым его изменением в мимике, даже, когда отводил свой взгляд в сторону. Он изучал его, как и тот изучал самого Болтона. Даже секунды молчания выглядели как незримая битва между ними, в которой каждый из них был равен. Не только из-за своего статуса бастарда, нет, а из-за своего схожего мировоззрения. С каждой минутой проведённой с этим бастардом, парень убеждался лишь в одном - он не ошибся. А это означало, что можно было приступать к следующей стадии их знакомства - вербовке. Рамси надеялся стать в будущем наследником дома Болтонов, а такому человеку нужны союзники и заводить их стоило уже сейчас. Тогда брюнет ещё был совсем молод и даже не задумывался о том, что однажды, может стать Хранителем Севера, но не будем забегать вперёд.

- Ты и есть Хорнвуд, в твоих жилах течёт его кровь, твоя внешность сама кричит о твоём происхождении. Только хватит ли тебе сил заявить об этом всему Северу? - голос его звучит искушающим, а глаза всё так же отдают блеском безумия, приправленной ухмылкой бастарда. Он хочет разжечь огонь восстания в Ларенсе с его маленькой искорки, что уже жила глубоко в его душе. Рамси прекрасно знал, не понаслышке, как бастарды жаждут признания своих домов, но далеко не всем это было под силу, многие же просто на просто боялись. Таких бастардов Болтон считал глупцами, которым и вовсе не следовало рождаться.

Ему понравилась реакция Ларенса на его вопрос и он, на мгновение, даже удивился, что не последовало встречного вопроса уточнения. Только вот удивился он зря, а заслышав заветный вопрос, вновь лукаво улыбнулся. Рамси подошёл ближе к бастарду Халиса и достал из-за пояса маленький кинжал, крепко сжав его рукоятку в руке, а затем заглянув ему в глаза. Он видел, нет, он чувствовал в нём родную душу и то, что они смогут найти общий язык.

- Правила довольно просты. Я буду задавать тебе вопросы, а ты будешь честно отвечать на них. Ничего сложного. - он лукаво пожимает плечами и ехидно улыбается. В любом случае Рамси ничего не потеряет от этой встречи - либо он найдёт себе нового союзника, либо позабавиться с ним. Его ни сколько не беспокоил факт того, что Гловерам подобное может не понравится, для них у него уже были припасены нужные слова, которые быстро заткнут им их рты. - Начнём с простого. Сколько тебе лет, Ларенс? - он прекрасно знал сколько ему, этот вопрос был проверкой, дабы узнать его мимику, когда бастард врет. Да и дать шанс ему самому проверить условия игры, проверить, пойдёт ли он против правил или побоится это сделать. Любой исход был для него интересен, а иначе зачем задавать игру и её условия, если не получать от этого удовольствие? Выжидающий взгляд сверлил Ларенса, от превкушения Рамси даже смочил языком верхнюю губу, прикидывая в голове возможный ответ своего собеседника.

+2


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Bastard insanity


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC