Game of Thrones: Winter is Here

Объявление















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » СТРАНИЦЫ ЛЕТОПИСИ » We still hope


We still hope

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

We still hope

http://funkyimg.com/i/2wsVd.gif

http://funkyimg.com/i/2wsVe.gif

http://funkyimg.com/i/2wsVf.gif

Место и дата: Тронный зал в Красном замке, 16 день первого месяца зимы 304г. после В.Э.
Содержание: Серсея и Джейме обсуждают будущую перспективу своего дома и семи Королевств, как в это время в замке появляется последний из дома Болтонов с новостями с Севера от первого лица. 

+2

2

Тишина, стоявшая в галерее, была бы оглушающей, если бы не прерывалась шелестом ворсинок кисти художника, которая плыла искусной ладьёй по глади прохладного безжизненного камня, оставляя за собой слепящее изобилие палитры цветов. Рыжая долина с пометкой 'Королевская Гавань', местами покрытая зелёными порослями редких лесов в пустынной степи, плавно переходила в серо-голубые каменные изваяния и скалистые склоны долины Аррен. У самой поверхности рисунка, протянувшегося вдоль северной стены, каменное полотно было выбелено и испещрено голубоватыми прожилками, имитирующими лёд, и выглядело настолько правдоподобно, что при одном взгляде на Север тело пробирал холод. Юг замыкал кроваво-красный и тошнотворно маслянистый Дорн, высокие пики гор перед которым возвышались суровой и непреступной стражей непокорных южан, визуально отделяя его от всего остального  мира.
Серсея бегло обвела взглядом полную картину, не задерживаясь ни на одном из помеченных мест, и опустила глаза вниз, слегка отодвигая левую ногу назад. Под ее подошвой оказалось изображение величественного замка, возвышающегося на краю утеса над морем, волны которого яростно били его подножие, но никогда бы не добрались до его вершины.  Драконий камень - гласила надпись, сделанная снизу белилами и покрытая сверху золотыми завитками. Серсея, слегка склонив голову набок, всмотрелась в изображение, словно бы видя в нем то, чего не видят другие. Взгляд ее застыл. Она думала о том, что именно в этом месте сейчас находится ее уродец-брат, прислуживая юной девчонке, дочери Безумного Короля. Именно там расположился ее первый враг.
И не единственный.
Королева обернулась и устремила взор на южный конец карты.
Пристанище Сэнд и ее змей. К ним у Серсеи было особое отношение, только от мысли о котором пальцы ее холодели, а на глаза набегала красная пелена. Она сумела свыкнуться с тем, что сотворила Эллария Сэнд, но смириться... Никогда. Каждый день львица смаковала вкус крови врага на языке, представляя, как будет наслаждаться триумфом. Как будет смотреть ей в глаза и видеть в них страх и отчаяние. Для себя Сэнд не пожелала такого удовольствия, предпочтя беззубой змеей, лишенной своего единственного оружия - яда, заползти как можно дальше и ожидать. Серсея же себе такого позволить не может. Просто не захочет. Она хочет видеть боль, слышать боль, упиваться болью.
Губы ее дернулись в подобии улыбки, но тут же вновь сжались в одну линию.
Еще есть Север. Холодный, непокорный, во главе с бунтовщиком-бастардом Сноу, ублюдком  Неда Старка, который всерьез полагал, что сможет разрушить ее жизнь, открыв ее дорогому мужу-рогоносцу шокирующую правду. Удивительно, как все обернулось сегодня. Мальчишка, который должен был сгинуть за Стеной в вечной мерзлоте либо сгнить в стенах Чёрного Замка, стал Королём Севера и должен был прибыть к ней для дачи клятвы верности. Дом Старков на услужении у Королевы Серсеи Ланнистер, убийцы хранителя Севера - Неда Старка. Это было бы смешно, даже для неё. Однако непостоянство лордов Севера веселило Королеву ещё больше. Северяне - гордый народ, ее отец никогда не ленился напоминать об этом в разговорах, которые Серсея волей неволей слушала и внимала им. И где будет их гордость, когда на троне окажется очередной хитрец вроде Болтонов? Будь у неё выбор, Серсея бы предпочла путь, по которому ответ на ее вопрос дало бы время. Однако теперь такой роскошью никто, даже Ланнистеры, уже не обладали.
Поэтому выход был один: действовать.
Враги на юге.
Враги на востоке.
Враги на западе.
Враги на севере.
-Кто бы ни встал у нас на пути, он будет повержен, - произнесла Королева в пустоту, заставив мастера застыть с протянутой в воздух кистью. Он медленно повернул голову и в ту же секунду отвернулся, не желая видеть лица и глаз своей Королевы,  в которых в тот момент, он мог поклясться, плескалось холодное безумие.
Галерея вновь погрузилась в тишину, нарушаемую лишь шорохом, издаваемым жестким ворсом кисти, трущемся о камень. Мастер трудился над воссозданием образа Железных островов, почему-то обрисовывая стройные ряды галеонов , как олицетворение самой сути железнорожденных, особенно кропотливо. Тёмные полотна парусов, подгоняемых несуществующим ветром, казались живыми и переливались перламутровым светом. Серсее особенно нравилась эта часть карты - она была живой, манящей и бросающий вызов. Интересно, был ли хозяин этих островов так же хорош, как и образ, который ему приписывают, и..?
Но размышления Королевы были прерваны. Гулкое эхо тяжёлых шагов и звон бьющегося о металл рукояти меча возвестил ее о прибытии гостя. Звук становился все ближе, но Серсея не торопилась оборачиваться, она прекрасно знала, кто направлялся к ней. Наконец, шаги стихли и на своей спине она почувствовала проницательный взгляд, только вот начинать разговор Королева не собиралась, ведь в прошлые разы ничем хорошим это не завершалось, а она всем своим нутром ненавидела споры с Джейме. Серсея лишь повела головой в сторону правого плеча, давая первое слово брату.

Отредактировано Cersei Lannister (19-08-2017 15:44:01)

+7

3

Тучи все больше и больше сгущались над домом Ланнистеров, неся с собой череду бед и потерь для золотых львов. Казалось только вчера Джейме праздновал взятие Риверана, в стенах Башен близнецов, заключая очередной союз с домом Фреев. А сегодня он находится в центре пепелища, его сын покончил жизнь самоубийством, сестра взорвала Септу Бейлора чем вызвала волну негодования и страха в людях, видимо она забыла простую истину, где есть страх, будет и предательство, безумный король был ярким примером, подтверждающим эти слова. Сейчас Ланнистеры лишились практически всех своих союзников, но зато обзавелись врагами на несколько поколений вперед. Золотые львы были в окружение, куда ни глянь всюду враги и, хоть Джейме и был командиром войск Ланнистеров, сейчас он не представлял, что им нужно сделать ради победы. Будь здесь их отец, он наверняка нашел бы решение проблемы, нет даже не так, самой проблемы бы никогда не возникло, что – что а Тайвин Ланнистер умел взаимодействовать с благородными Лордами.
Джейме лежал в своих покоях, его глаза будто бы бурили потолок, хотя взгляд был весьма пустым, мужчина был полностью погружен в себя.
Все мысли Цареубийцы сейчас были зациклены на разработке стратегии, войскам Ланнистеров срочно нужно было укрепить свои позиции, только вот это достаточно сложно сделать, когда в городе не хватает провианта, сейчас это была одна из главных проблем. Однако Джейме знал, как можно решить вопрос с продовольствием, только он не был уверен поддержит ли его Серсея.
Он медленно поворачивает голову в сторону окна, кажется что солнце уже достигло своего зенита, а следовательно пора бы Джейме уже встать, ведь не хочет же он провести весь день в своей постели, хотя он был бы не против, но статус командира Гвардии, просто не позволял подобного поведения. 
Мужчина поднялся с постели и медленно подошел к столику у окна, он взял протез, сделанный для него Квиберном и, закрепил его у основания отрубленной правой кисти.
Вскоре Джейме покинул свои покои, сейчас ему нужно было поговорить с сестрой, обсудить дальнейшие действия армии, а также решение вопроса с провиантом. Разговор с Серсеей, Джейме не говорил с ней с момента своего возвращения из Башен Близнецов, после того как он узнал что сделала его сестра с Септой, после того как он слышал с каким безразличием она говорила о смерти Томмена, он не узнавал ее, она изменилась ,и эти изменения произошли слишком резко.
Глухой шум шагов и звяканье рукоятки меча соприкасающейся с металлической рукой Джейме, разливался по опустевшим коридорам красного замка. Джейме вошел в тронный зал, однако Серсеи там не было, он взглянул на пустой железный трон, что так величественно возвышался над всеми, украшенный тысячами лезвий мечей поверженных воинов, когда – то этот трон вызывал у Ланнистера чувство тревоги и в тоже время восхищения, которые он навряд ли сможет объяснить. Клятвопреступник не стал на долго задерживаться в тронном зале и, продолжил поиски своей королевы. Искать ему пришлось не долго, одна из фрейлин Серсеи, встретилась на пути Джейме, она то и подсказала где сейчас прибывает королева.
Мужчина медленно вошел в зал, Серсея стояла примерно по середине, а неподалеку от нее находился сидевший практически у ее ног, художник, дорисовывал карту семи королевств, что протянулась по всей поверхности пола.
Джейме пробежал глазами по практически завершенному творению художника.
- Что это? – Вопрос был скорее риторический, ведь по внешнему виду было итак понятно что.
Мужчина посмотрел на художника и, кивнул головой в сторону двери. Творец молча положительно кивнул в ответ, и в спешке покинул зал оставив Ланнистеров наедине друг с другом.
- У меня есть несколько новостей. Первая из которых, мы не выиграем эту войну, если не пополним запасы пищи. Зима пришла, людям нужна еда, да и лошадям тоже. – Пожалуй это было итак очевидно, но все – таки Джейме решил уточнить это еще раз, тем более теперь, когда у Ланнистеров не было союзников и, надежда добыть провиант от дружественной стороны исчезла.

+5

4

Тот момент, когда она впервые опустилась на Железный трон, Серсея не забудет никогда. Это было неспокойное время, когда никто не мог быть уверен выживет он в конечном счете или сгинет, оставшись лишь буквами да словами в сухих и безжизненных свитках старцев-летописцев, которых так или иначе всегда интересовали не столько человеческие судьбы, сколько сами перипетия жизненных циклов, бессмысленные и беспощадные войны, неспокойные и недолговечные миры и количество денег, покрывавших все это от и до.
Для Серсеи не было ничего важнее судьбы, которую пишут для ее детей и близких Боги там - на небесах. Она всегда ревностно относилась к тому, что принадлежало ей, ведь это не могло быть чьим-то ещё, только ее. Такой собственнический нрав нередко отворачивал от неё людей, но в то же время он позволял быть ей самой собой и ставить те приоритеты, которые приносили бы пользу ей и ее семье. Она свято верила, что уведи ее кузен Лансель в ту ночь Джоффри с места боя, то он был бы в безопасности. И так оно и было, Серсея чувствовала триумф, ведь она могла контролировать события, свершавшиеся далеко от неё. В то же время сердце ее бесконечно болело от мысли, что бой определённо будет проигран, потому что силы в тот день были не на стороне Короны, даже звезды сложились так, чтобы на пьедестале оказался Станнис. Но даже в этом случае Серсея не могла пустить все на самотёк и отдать судьбы своих детей на растерзание чужих грязных и вражеских рук. Она до сих пор помнила, как шёлк светлых детских волос ее мальчика, самого младшего из ее прекрасных Львов, переливался, словно золото, когда она чуть дрожащими пальцами перебирала их и шептала в маленькое ушко сказание о величие Львёнка, пред которым склонятся все звери королевского леса, даже самые опасные и строптивые, потому что истинное величие присуще лишь Царю.
В тот момент, сжимая в руках прогревшийся от жара ее руки пузырёк снотворного настоя, она молилась, чтобы не пришлось использовать его по чудовищному назначению, на которое она до сих пор не нашла решительного отклика в своём сердце. Но если понадобится, она без колебаний разделит яд меж них двух, и это будет ее решение. Потому что вершить судьбы своей семьи она будет сама.
Рано или поздно любая борьба завершается одинаково, но последствия всегда бывают разными. Она сумела сохранить судьбы своих детей яркими, нетронутыми и чистыми после той битвы, но была повержена в следующих. И, что удивительно, с каждым разом в ее когда то нежном, но с годами все сильнее черствевшем сердце, оставалось все меньше и меньше места горю и слезам, уступая его безразличию и холоду. Поэтому, садясь на Железный трон вновь, теперь уже в качестве Королевы, она не чувствовала ничего. От прелестной, доброй, хоть и строптивой и своенравной, но живой девушки, впоследствие ставшей заботливой матерью и чувственной любовницей, осталась лишь тусклая, хоть местами и пытавшаяся сверкать , оболочка. А внутри нее разверзлась тьма, удушающая, пробирающаяся до самых потаенных уголков ее нутра. Это тьма забрала у неё все, оставив взамен лишь трон - груду железа, такого же холодного, как и сама она теперь. Что ж, раз так, она воспользуется этим шансом сполна.
Теперь все, что пестрело под ее ногами: все земли, моря, реки, леса, горы - все в Семи королевствах принадлежало ей. Она носила гордое и величественное звание Защитницы Семи Королевств, однако это владение казалось слишком хрупким особенно сейчас, когда страна была ввергнута в смуту и часть земель больше защищалось от неё самой.
Джейме за ее спиной, видимо, одними глазами дал понять мастеру, что его работа на сегодня закончена и он свободен, потому что тот поспешил сложить кисть и, слегка поклонившись ей, ушёл из галереи, не оглядываясь. Он помолчал с минуту, но все-таки не выдержал давящей тишины.
Что это..
- Это, - Серсея, наконец, обернулась к брату, сцепив опущенные руки. - Это наше величие. То, чего всегда хотел для нас наш отец. Чего хотели мы, хотя, может, и не всегда понимали, насколько было сильным наше желание.
Она внимательно оглядела лицо своего любимого и с неприятной горечью отметила, что тень усталости, коей ещё недавно не было, лежала теперь на его прекрасном лице, так похожем на ее собственное. Джейме всегда очень остро воспринимал любую несправедливость, хоть и старался бороться со своими внутренними демонами тихо и единолично. Это в корне различало их всегда, на что по большей части Серсея не обращала внимание и отмахивалась, как от назойливой мухи, от мысли, что однажды эта капля различия в них, максимально одинаковых, сможет заложить семя раздора между ними.
Она не могла сказать, видя его глаза, о чем он думает. Хотя могла предполагать, ведь с самого прибытия из Реверрана,  он так и не обмолвился с ней ни словом. Его настолько тяготило бремя войны, что это заняло все его мысли до единой?
-Я - Королева этого государства, - чеканя каждое слово, молвила она. - И война не будет проиграна, пока я жива.
Серсея не надеялась и не строила иллюзий, она утверждала уверенно и непоколебимо. Жизнь научила ее получать удары, но так же она, вероятно, сама того не ведая, научила Серсею уворачиваться от них.
-Но в целом ты прав, - добавив тепла в свой голос, продолжила она, подходя ближе к Джейме. - Мой десница доложил мне не так давно, что наши запасы достаточны для первых месяцев даже самых ожесточенных боев. К тому же, вчера пришёл ответ из Железного банка, они направляют к нам человека из Браавоса для проведения переговоров касательно кредитов, новых и старых.
Серсея отвела взгляд в сторону и усмехнулась.
-Имя Ланнистеров все ещё имеет своё влияние, - и снова лукаво взглянула на брата. - Особенно теперь, когда наши знамёна развеваются над Железным троном.
Однако тут же ее лицо стало непроницаемым, а губы сжались в одну тонкую полосу, выдавая тень озабоченности.
-С самого твоего возвращения мы не говорили, - она помолчала. - Ты зол на меня?

Отредактировано Cersei Lannister (20-08-2017 16:21:50)

+4

5

Серсея была явно вдохновлена творением художника, Джейме для себя отметил что работа была и впрямь великолепна, тонкие отточенные линии, красочные границы семи королевств, четкие обозначения замков, пожалуй это была одна из лучших карт что видел Ланнистер.
Он делает медленные шаги вокруг своей сестры, но не приближается к ней, скучал ли он по Серсеи? Определенно да, он уже давно скучает по ней прежней, той которую он мог понимать, та что стояла перед ним сейчас, была еще неизведанная им, жестокая и хладнокровная.
- Величие? К чему оно нам теперь? Отец хотел заложить великую династию, которая правила бы тысячи лет. Но теперь… Зачем тебе нужно это величие? У нас нет детей, мы одни, последние Ланнистеры. Все это величие просто развеется по ветру, как только придет наше время. – Величие всегда нуждалось в передаче, от родителей к детям, от них к их детям и так далее по списку. Но когда у рода нет продолжения, нужно ли это величие?  Джейме никогда не лез в политику, он не понимал этого, он не был обучен всем тонкостям ведения дел лордов и королей, всю жизнь он изучал лишь военное дело, он сам выбрал это, это было проще как казалось тогда мужчине. Но его сестра, власть с каждым разом влияла на нее все хуже, она дурманила ее рассудок и отравляла ее, заставляя желать все больше и больше.
Серсея слепо верила в свою победу, она лишилась всех союзников, большинство благородных домов отвернулись от Ланнистеров сейчас, но она даже не представляла возможности проиграть, неизвестно чем было вызвана такая самоуверенность, гордыней женщины или Квиберном, старый лис постоянно крутился рядом, нашёптывая ей что – то, даже Варис и Мизинец не вызывали у Джейме такой настороженности, как это делал Квиберн.
- Как ты собралась ее выиграть? – Он встал в паре метров напротив сестры, его голова склонилась на бок, он внимательно рассматривал черты ее прекрасного но столь холодного лица.
- У нас нет союзников, мы в окружение врагов. Войск Ланнистеров просто не хватит чтобы противостоять всем. Раньше у нас хотя бы были Фреи. – Он развел руками в стороны.
- Да, Фреи были глупцами и трусами, но у нас была хоть какая – то поддержка. Сейчас мы лишены даже этого. – Он не умел играть своими эмоциями, поэтому в его словах легко можно было прочесть легкую раздраженность. Никогда, никогда нельзя недооценивать своих врагов, и именно это сейчас делал Серсея.
Когда сестра сделала несколько шагов в сторону Джейме, он немного отступился назад. Он все еще любил ее, но не понимал, не узнавал, он старался увидеть в ней знакомые черты характера, но пока ему этого не удавалось.
- Первых месяцев? Нельзя начинать войну с нехваткой провизии. Войну нельзя предсказать, даже чертовому Квиберну это явно не по силам! – Сейчас он был на взводе, голос искажали нотки злобы, не на Серсею, скорее на ситуацию в целом. Он указал на сестру указательным пальцем левой руки и сделал шаг на встречу ей.
- Что если мы недооцениваем их, что если гавань будет в осаде, запасы еды кончатся, что делать потом? Подыхать от голода? Да по началу можно будет есть лошадей, а потом что? Людей, детей? И ты забываешь одну вещь, против нас будут воевать Дотракийцы, отсутствие лошадей в таком случае равносильно поражению. – Выговорив это он выдохнул, будто бы пытаясь изгнать из своего тела гнев что постепенно закипал в его крови, от столь большой самоуверенности его любимой.
- Мы по уши в долгах, сомневаюсь, что представитель из Браавоса едет к нам чтобы дать добро на кредит. Скорее это будет напоминание о не погашенных долгах. – Война расходует слишком много, покупка той же провизии, найма солдат и, создание обмундирования для их же. Все это влетало в копеечку, а если вспомнить сколько воин пережили Ланнистеры, не мудрено что на них висят не малые долги перед железным банком.
- Если наше имя еще влияет на что – то, почему у нас нет союзников? Где они все? Серсея они понимают, что сейчас мы в упадке, и они думают, а стоит ли им поддерживать нас. Так было во времена Роберта, множество Лордов просто не поддержали Эйриса в час нужды, потому что были не уверены в победе. Сейчас точно такая же ситуация и, мы не выглядим победителями. – Теперь он был на расстояние вытянутой руки от своей сестры, он смотрел на нее, но так и не смел прикоснутся.
- Нет… Я не зол на тебя. – Сейчас его голос звучал спокойно, возможно даже умиротворяюще, он наконец – то успокоился.
- Нам нужны союзники, сильные союзники. Такие которые смогут сражаться вместе с нами, а не прятаться за нашими спинами.

+1

6

Казалось, Джейме все это время был напряжён, как натянутая до предела струна и, дойдя до решающей точки, он сорвался. Лицо его скривилось и в глазах второго Ланнистера Серсея увидела разочарование и.. отвращение? Все те мысли, все те душевные терзания, что мужчина напротив держал в себе, наконец нашли выход наружу и вывалились на неё сносящей все на своём пути штормовой волной.
Все-таки она изначально знала, что ни к чему хорошему этот разговор не приведёт. Джейме будто бы только и делал, что искал повод повздорить с ней. Смерть отца, нелепая гибель их прелестной дочери, опрометчивый и несомненно глупый поступок Томмена, осознание неминуемого искоренения их рода, плотное кольцо с редкими прорехами, в которое замуровывают их враги со всех сторон света - все это давило на сознание простого человека, который не обладал никакими сверхспосоностями, чтобы суметь с этим справиться и жить дальше, как будто ничего не случилось.
Я понимаю. Я все понимаю.. хотела бы она сказать ему и успокаивающе сжать его руки. Но что же с ней? Неужели Джейме думает, что она не чувствует того же? Что ей все равно или хуже того - плевать? Кем он ее считает?
-У нас был бы шанс передать великое наследие нашему младшему сыну, - холодно начала она, окатывая брата леденящим безразличием. - Однако он предал нас. Он предал меня. Выбрал юбку женщины, которая помыкала им, как куклой, да ещё и позволил Его Воробейшеству издеваться над нашим родом, над нашим славным именем!
Она замолчала, собираясь с мыслями. Взгляд метнулся в сторону, и Серсея ощутила прилив обиды на родного сына, который так бездарно окончил жизнь, предвещавшую ему величие.
-Я пыталась образумить его, но безуспешно,- она гадко улыбнулась и фыркнула. - Уверена, попробуй это сделать ты, он бы непременно встал на путь истинный и достиг своего наследия.
Это был удар ниже пояса. Конечно же, он бы не стал этого делать, сама Серсея бы ему этого не позволила, ведь Томмен все ещё считался Баратеоном, скорее всего просто по привычке, но народ не упрекал юного и бесхребетного Короля в грехах его родителей. А Джейме любил своих детей и всегда тянулся к ним, стараясь убедить хотя бы себя, что где-то глубоко в душе Джоффри, Мирцелла и Томмен все знают и принимают постыдную правду.
Однако теперь на линии жизни остались только они: Джейме и Серсея. Последние Ланнистеры, как очень верно заметил мужчина. Последние Ланнистеры, которые должны привести свой дом к величию. И Серсею просто выводила из себя попытка брата усомниться в их силах. В ее силах!
-Пока ты веселился в речных землях, уговаривая сдать Эдмура Талли их жалкую крепость, я не сидела без дела, поверь, - деловито продолжила Серсея, останавливаясь и не смея дальше подходить к Джейме. Тот успешно проигнорировал ее попытку прикоснуться к нему. - Фреи не раз помогали Короне, разумеется, не без выгоды для себя, жалкие побиранцы. Их история закончилась вполне закономерно. Поверь, гвардия, состоящая из недалёких отпрысков жадного старика - не предел, на который мы можем рассчитывать. Я покажу тебе действительно сильного и могущественного союзника, который окажется как нельзя кстати в борьбе если не с дотракийцами, то с множеством других наших врагов.
Торжество в голосе Королевы было неприкрытым и по ее мнению должно было впечатлить Джейме, но тот даже бровью не повёл. То ли не поверил, то ли ещё что, но Серсея не стала распространяться дальше, потому что никакие слова не расскажут лучше, чем покажет живое доказательство. - Который, к слову, очень скоро прибудет сюда. - Она развела руки в стороны в тот самый момент, когда Джейме с глухой решимостью направился к ней, вытянув руку и наставив на неё указательный палец.
Серсея внимательно вслушивалась в каждое его слово, произнесенное с крайней степенью негодования, и в ответ в ней росла злость.
-Не будь глупцом! - прошипела она, сочась ядом, и оттолкнула направленный на неё палец. - Мне кажется, это ты переоцениваешь возможности наших врагов настолько, что, будь все так, как ты говоришь, то мы можем смело поднимать белый флаг прямо над Красным замком. Наших бойцов из армии Ланнистеров, которые стоят сотни жалких дотракийцев или иных гвардейцев, раскидают в темницы, а наши головы будут украшать пики. То-то будет радость девчонке Таргариенов видеть их по утрам и упиваться своим триумфом.
Серсея отступила, понимая, что вопреки своей воле, дала себе сорваться. Щеки ее покрыл легкий румянец, а на лицо упала тонкая прядка светлых волос. Она тут же приосанилась и быстрым движением откинула локон назад.
-В наше время большинство вопросов можно решить внушительной горсткой золотых монет,- заговорила она уже спокойно, даже без особой злости. Серсея снова взглянула на брата. - А если таких горсток будет несметное количество, то результат не заставит себя ждать. Мне ли тебе рассказывать об этом, - Королева вздёрнула бровь. - Мы родились в роду Ланнистеров, а нашим отцом был искуснейший из тех, кто умел обращаться с деньгами. Ланнистеры всегда платят свои долги, - твёрдо произнесла она. - И железный банк не исключение.
Серсея прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Она держала в своей голове такие грандиозные планы и несомненно бы поделилась ими с братом. Почти сорок лет она вольно или нет, но слушала Тайвина, внимала его словам, росла на его примерах и восхищалась его триумфами. И теперь у его детей был шанс превзойти его победы и написать новую историю дома Ланнистеров. Лучшую историю.
Но она не сможет справиться в одиночку. Один ее брат уже предал ее, что, собственно, не было для неё ни неожиданностью, ни какой-либо горькой утратой. Тирион- позор ее дома, что тот не чурается доказывать раз за разом. Но если от нее отвернётся Джейме, она не простит.
Нет, этого не случится.
Серсея приблизилась к Джейме и, не обращая внимание на его отпирания, крепко обвила его шею руками и пальцами левой зарылась в его золотистые локоны.
-Прошу тебя, не сомневайся во мне, - ее голос стал вдруг нежным и почти перешёл на шёпот. - Все будет. Мы справимся . Если ты разочаруешься в нас, одна я выстоять не смогу.
Она опалила горячим дыханием его шею и, огладив большим пальцем слегка небритую щеку, легко коснулась ее губами. Она знала, что Джейме ее не оттолкнёт, но начинать что-то большее она не желала сознательно. Ей просто хотелось немного покоя.
Но вдруг воздух прорезал едкий аромат шалфея и чего-то неуловимо опасного, и за своей спиной Серсея ощутила чьё-то присутствие. Она выпустила Джейме из объятий и обернулась. У нижнего входа в галерею стоял Квиберн и с непроницаемым выражением смотрела лишь на Серсею.
-В чем дело? - спросила она, вновь сцепляя руки в замок.
-Моя Королева, - мейстер слегка склонил голову в знак уважения, бросил украдкой взгляд на Джейме и пристально всмотрелся в глаза Серсеи. - К вам прибыл гость из Севера.. и ожидает в Тронном зале.
По его тону Королева сразу поняла, что этот гость из Севера явно заслуживает ее внимания.

+2

7

Видимо Джейме был настолько поглощен этим диалогом, и попытками показать сестре что никогда не стоит думать будто ты знаешь исход войны наперед, что не заметил, как уязвил ее гордость. Хоть Серсея для многих была бессердечной стервой, способной уничтожить любого стоящего у нее на пути, лишь Джейме знал насколько она ранима и как легко пошатнуть ее гордость. Раньше он всеми силами старался огородить ее от подобных разговоров, не желая лишний раз волновать ее. Но сейчас была совсем другая ситуация, война, десятки тысяч жизней и все семь королевств стояли на кону, не мудрено что Джейме немного не совладал с собой.
Но то что далее произнесла Серсея, удивило даже Джейме, сейчас он в который раз убедился что не знает ее новую. Она начала обвинять Томмена в предательстве, она говорила так будто считает что его самоубийство это вполне достойное наказание для их отпрыска, во всяком случае так казалось Ланнистеру.
Слова о том что попробуй он образумить Томмена, ничего бы не произошло. Эти слова остро пролетели по всему сознанию мужчины, она ведь знала что он не мог его образумить, он вообще не мог ничем ему помочь.
- Что ты говоришь? Ты прекрасно знаешь, что я не мог этого сделать! Как бы я не хотел этого, но я не мог! – Нотки злобы просачивались с каждым его словом, брови нахмурились, а рука сжалась в кулак, пожалуй и Серсея нашла то чем можно было уязвить брата.
Неловкое молчание повисло между Ланнистерами, после чего Серсея все – таки решила сменить тему. Джейме не отводил от нее глаз, наблюдая за каждым ее действием, будто бы пытаясь прочесть в этом, что же на ее уме, что она скрывает от него.
Но вскоре все встало на свои места, союзник, если верить словам сестры она нашла действительно могущественного и сильного союзника, отсюда это вдохновение, и мнение что о поражение не может быть и речи. Цареубийца не стал расспрашивать о том, кто же ее столь внушающий надежду фаворит, скорее он воспринял эту новость как обыденную, не особо интересную для него на данный момент.
- Я ничего не переоцениваю! Я рассматриваю все варианты, а не цепляюсь за один единственный как это делаешь ты! Мы не видели Дотракийцев в бою, мы ничего не знаем о ее армии, возможно мы одержим победу, если все окажется так как ты рисуешь в своих фантазиях. Но если нет? Ты ставила себя на место проигравших? А стоило бы! Только представив поражение, можно разработать пути отхода для восполнения сил и ресурсов. Война не предсказуема, Серсея, не думай что ты все знаешь наперед. – Хоть его голос и звучал твердо, мужчина был вполне спокоен.
Она слишком надеется на железный банк, также как и их отец. Она совсем не думает о том, что может получить отказ, или того хуже, что железный банк идет собирать свои долги.
Он не стал комментировать и оспаривать ее слова, он предпочел смолчать, так будет правильно, на пороге войны Королеве итак было о чем переживать, Джейме не хотел добавлять к этому еще и перепалки с ним.
Женщина приблизилась к Цареубийце, в этот раз он не стал отстранятся, он просто наблюдал за ней. Моментом позже ее руки уже обвили шею Джейме, а тонкие и нежные пальцы касались его волос. Мужчина неуверенно поднял левую руку на уровень талии Серсеи, но не решался коснуться ее.
Последующие слова что она произнесла, они будто бы встряхнули его, сейчас это была Серсея, настоящая Серсея, та которую Джейме любил все душой, он так давно желал, чтобы она наконец показалась ему, вышла из железного королевского занавеса, что скрывал ее настоящую. Мужчина коснулся талии девушки, после чего слегка прижал ее к себе.
Ее дыхание бьет ему в шею, вызывая краткие воспоминания о их совместном время препровождение, краткий поцелуй в щеку, вызывает легкую ухмылку на лице клятвопреступника.
Джейме видит Квиберна что направлялся в их сторону, по всей видимости Серсея так к нему привыкла, что уже ощущала его присутствие рядом. Она отпускает брата и разворачивается к деснице. Джейме с неодобрением смотрит на советника королевы, будь его воля, тот бы давно покинул Красный замок.
- Гость с Севера? Неужели бастард Эддарда Старка? Решил явится чтобы преклонить колено перед законной королевой? – Мысленно произнес мужчина, сейчас гостю с Севера и правда требовалось уделить время, хотя бы просто из уважения за проделанный путь. Во всяком случае Джейме решил по присутствовать на этой встрече.

+2

8

Путь был не близким и довольно тяжёлым, как для него самого, так и для его армии. Зима настала и это было чистой правдой. Нет, он не стал брать свою армию целиком с собой, оставив одну третью часть в Хорнвуде. Нельзя было оставлять замок без присмотра, а идти в пасть ко льву со всеми своими людьми было ещё глупее. Слишком много сил он потратил, чтобы набрать хотя бы такое количество подчинённых. Конечно, их могло быть ещё больше, не будь северяне такими упрямыми. Многие пожелали смерти, не желая служить бастарду Болтона, что же, они получили её сполна. Все эти события сказывались и на его настроении. Не желая терять времени, он направился прямиком в замок на поиски Королевы, к которой, естественно, пускать его так просто никто не хотел. Но парень был тем ещё упрямцем, а отличными дополнениями были его личный охранник и псы, внушавшие ужас. Они-то и создали ему ситуацию, в которой он смог пройти внутрь, но лишь со своей новой любимицей - Нимдой. Рамси всегда подмечал, как сильно она уступает Кире, в силу своего юного возраста, поэтому лично занимался её тренировками, желая, чтобы та превзошла её. Любимые девочки Болтона... Было больно оставлять их там, в Винтерфелле, но на тот момент у него не было иного выбора - любое промедление стоило ему жизни. Он никогда не простит этого Старкам и обязательно поквитается с ними. Болтон всегда помнил об этом, даже сейчас, передвигаясь по замку в поисках тронного зала - он ведь был здесь впервые. Жаль, что он не может насладиться всеми его красотами, время не располагало к этому. К счастью для самого Рамси, поднятый его подчинёнными шум во дворе, заставил большую часть стражи сбежаться туда, а тех, кого он встречал на своём пути, старался избегать. Так, у одних из дверей, ему попался мейстер, об их внешнем виде он имел представление, смущало только то, что на нём не было цепи. Пожав плечами, Болтон уверенным шагом направился к старику, пустив свою девочку чуть вперёд.

- Законный Хранитель Севера ждёт встречи с Королевой Серсеей. - с некой гордостью начал бастард. Он ведь действительно им являлся до сих пор, правда, только на бумаге, ещё со времён правления Джоффри. Да, пусть Джон Сноу и узурпировал Север, на долго оставлять его там Рамси не собирался. Главное - набраться терпения, что, в общем-то, давалось ему с трудом. Заслышав слова мейстера о том, что он оповестит Королеву, Болтон самодовольно улыбнулся и кивнул головой в знак благодарности, сам же отправился туда, куда ему указал старик - в Тронный Зал.

Большая зала, в конце которой стоял Железный Трон, восхитила бастарда. На мгновение он даже забыл где находится и присвистнул от удивления, проводя взглядом потолок и стены. Тронный зал превзошёл все его ожидания, а сам трон... Он будто манил, взывая к человеческому безумию, чтобы во имя него проливали кровь лучшие из лучших. Даже сам Рамси поддался этому соблазну и прошёл вперёд уже до середины залы, остановиться же его заставили звуки открывающихся дверей. Полностью обернувшись и приказав жестом Нимде сидеть, он встретился своим безумным взглядом с самой Серсеей и только после этого поклонился, сначала перед ней, а потом и перед Джейме, когда тот проходил мимо, соответственно говоря "Ваше Величество" и "Сир Джейме". По сравнению с ними, он выглядел маленьким низкорослым мальчишкой, но это нисколько не стесняло его, ведь он никогда не комплексовал из-за своего роста. Он не мог не отметить, что они были до ужаса похожи между собой, как его и предупреждали, но время не пощадило обоих. Взгляд Рамси украдкой взглянул на правую руку Цареубийцы, ему было интересно, как он её маскирует на людях и маскирует ли вообще. Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать.

+3

9

- Благодарю вас, Квиберн. Отправляйтесь к нашему гостю в Тронный зал и ожидайте нашего прихода, - она хотела было отвернуться, но, словно бы что-то вспомнив, вновь подалась в сторону Десницы.   - Ах да, и велите сиру Григору присоединиться к нам там же. 
Квиберн, выслушав слова Королевы, так же слегка склонил голову и, развернувшись да ступая удивительно бесшумно, пошёл прочь.
Серсея проводила его взглядом и, как только темня фигура скрылась за первым поворотом, вновь обернулась к Джейме.
Кажется, ее брат слегка оттаял и позволил себе расслабиться. Глаза его больше не метали молнии, а на губах даже лежал отголосок лёгкой полуулыбки. Это был хороший знак. Времена были далеко не самые спокойные, в особенности для них двоих, поэтому лишняя головная боль в виде их ссор и пререканий
была совершенно лишней.
- Я все прекрасно понимаю,  - улыбнулась она, пристально всматриваясь в любимые глаза.   - Ты, мой дорогой брат, как никто другой болеешь душой за наше правое дело, и ты абсолютно прав во всем, о чем мы говорили. Но я не мастер вести бои на поле, я больше буду полезна в беседах и убеждениях. Уж поверь, в этом деле я намерена преуспеть. 
Она расцепила руки и, повернув ладони в сторону Джейме, сложила их рядом друг с другом на его груди, чувствуя, как она поднимается и опускается в такт его глубокому и спокойному дыханию.
- Я разберусь с представителями Железного банка, а ты в свою очередь делай то, что необходимо во всем остальном. Ты поведёшь наши войска на суше, и я полностью доверяю тебе в этом деле. К тому же, вассалы простора потеряли своего сюзерена, поэтому мне удалось убедить их прибыть в Красный замок и попытаться общими усилиями решить их подвешенный вопрос. Тебе не придётся скучать.
Нехороший огонёк на крошечную долю секунды блеснул в светлых глазах Серсеи в этот момент, но тут же исчез, возвращая на место чистое золото, обрамляющее черноту зрачка. Серсея отстранилась и вновь вернула своему образу холодное безразличие.
- А теперь пойдём же и взглянем на этого гостя. Полагаю, он добирался до нас долго с самого-то Севера и обязательно найдёт, что нам рассказать.
Она развернулась, взметнув полы своего платья, которое не покрывало даже ее щиколоток, и зашагала в строну Тронного зала.
Путь был не близок. Серсея до сих пор поражалась величине и грандиозности Красного замка, в котором из поколения в поколение проживали семьи и приближённые правящей династии. Она впервые посетила замок ещё в далеком детстве, когда ее отец был Десницей Безумного Короля, затем она поселилась здесь, как полноправная хозяйка в качестве жены нового короля, Роберта. И вот, наконец, она здесь в качестве Королевы сама. Около трёх десятков лет прошло с тех пор, как она впервые переступила порог этого места, но даже сегодня она не могла быть уверена, что знает каждый его уголок. Однако что и было мило ее сердцу всегда, так это главный зал замка, ради которого, впрочем, вся эта помпезность и величие воссоздаются и поддерживаются из года в год. Тронный зал, ставший ее вожделением, полученным сквозь боль и лишения. До него она могла дойти даже с закрытыми глазами.
Серсея неспешно вышагнула из-за поворота, и чуть поодаль показалась высокая створчатая дубовая дверь, которая к ее удивлению была наглухо закрыта. Странно, неужели об этом позаботился Квиберн, чтобы сделать ее появление перед прибывшим максимально эффектным? Невероятно..
Стражники, стоявшие по бокам от входа, при появлении Королевы молниеносно приняли стойку, выпрямившись, как тончайшие струны, и, когда она почти поравнялась с ними, поспешили открыть дверь. Тяжелые створки с характерным скрежетом разъехались в стороны и открыли ее взору огромное помещение с выстроенными в две шеренги по бокам могучими колоннами. На стенах вдоль всего зала горели факелы, хоть в них и не было надобности: дневной свет, бьющий из форменного витража над Железным троном давал достаточное освещение. Но все же, с тенями, отбрасываемыми всполохами огня, все казалось более зловещим.
Серсея, вздернув голову чуть выше, твёрдой походкой направилась вперёд и, задержав на мгновенье взгляд сначала на госте, а затем на его собаке, дошла до своего места и опустилась на трон.
В зале повисло молчание, которое поспешил прервать Квиберн, выросший в мгновение ока по правую руку Королевы. Он вышел чуть вперёд и громко заговорил:
- Вас приветствует Королева Серсея, Первая ее имени, Правительница Андалов и первых людей и Защитница Семи Королевств.
За это время Серсея успела как следует осмотреть молодого мужчину, стоявшего в центре зала. Когда только Квиберн там, в галерее, доложил ей о прибытии гостя с Севера, она задумалась о том, что это мог быть бастард Старков, нынешний Король Севера,  которому ранее было отправлено послание с требованием присягнуть Короне. Нельзя сказать, что она была удивлена или разочарована, когда этот самый гость оказался другим человеком. Разумно было полагать, что бунтовщик Сноу не придёт к ней на поклон. По своей воле.
Однако же прибытие совершенно незнакомого ей гостя даже больше распалило ее интерес.
К тому времени, как Серсея строила догадки о личности прибывшего, Квиберн закончил представлять ее,  и теперь его взгляд был обращён на  неё саму.
- Законный Хранитель Севера, моя Королева.
С этими словами он слегка склонился и вернулся на своё место, следя цепким взором за всем и каждым одновременно.
- Лорд Болтон?   - Вопросительно произнесла Серсея, вновь глядя на мужчину. Если к ней прибыл Законный хранитель Севера, то это мог быть лишь Болтон. Ещё во времена правления ее старшего сына Винтерфелл был отдан Русе Болтону за его верную службу Короне. Стало быть, перед ней стоял его наследник? Что ж, человек он был впечатляющий. Ещё никто не смел заявляться к самой Королеве с весьма сомнительным дополнением в виде грязного и пыхтящего пса.
- Что привело вас в столицу? 

Отредактировано Cersei Lannister (22-08-2017 08:01:49)

+2

10

Она велит Квиберну позвать в тронный зал сира Григора, если его еще можно было называть по имени, совершенно не ясно что скрывали золотые доспехи королевской гвардии и, действительно ли там был Гора. Клиган и раньше был похож на монстра, огромный, невероятно сильный и, безмерно жестокий. Но сейчас, сейчас он действительно стал монстром, с момента заточения в эти сияющие доспехи, он не промолвил ни слова, только смотрел, эти глаза были глазами чудовища, они были наполнены кровью, в них отражалось все самое ужасное, что можно только представить, злоба, боль, ярость, желание убивать.
Джейме проводил Десницу королевы, достаточно презрительным взглядом. Ему не нравился Квиберн, не нравились его методы, не нравилось, что он делает.
Серсея поворачивается в сторону Джейме, ее ладони мягко проснулись к его груди, он смотрит ей в глаза, ладони мужчины аккуратно накрывают руки его сестры.
Серсея решила оставить войну тому кто в этом разбирается, а именно Джейме, этого было вполне достаточно чтобы он мог вздохнуть спокойно, теперь когда его сестра не будет грозится уничтожить всех и вся, он наконец – то сможет здраво рассуждать на счет военных действий.
Мужчина ничего не ответил на слова своей сестры, лишь кратко улыбнулся и кивнул головой, ему нравилось когда она была открыта с ним, отбрасывала свою маску бессердечной и хладнокровной королевы.
Вскоре Ланнистеры направились к своему гостю с Севера. Войдя в тронный зал, первым что бросалось в глаза был конечно же железный трон. Джейме провел подле него большую часть своей жизни, но все ровно всякий раз входя в этот зал, он смотрел на этот трон с восхищением, будто бы видел впервые, нет, у Царейбийцы не было мечты, когда – нибудь оказаться на этом троне, но его величие просто поражало. 
В центре самого зала, стоял мужчина, он был не высокого роста сравнительно Ланнистеров и, имел выделяющиеся черты северянина, рядом с мужчиной по всей видимости находился его питомец. Проходя мимо мужчины, Джейме остановился рядом с Северянином, его взгляд бродил по лицу незваного гостя, в его глазах была некая искорка безумия, Цареубийца перевел взгляд на его пса что был достаточно внушающим. После этого Ланнистер продолжил шествие в сторону железного трона, он остановился у его ступеней и, развернулся лицом к их северному гостю.
Мужчина назвал себя законным хранителем Севера, это давало понять что перед ним стоит наследник Русе Болтона, только насколько Джейме было известно, у Русе Болтона не было законных наследников.
Однако Серсея обратилась к нему именно как к Лорду Болтану.
- Насколько мне известно, у Русе Болтона не было законных наследников, тем не менее ты назвался его фамилией. -  Добавил Джейме, это не было осуждением или чем – то подобным, скорее он просто заметил это, заметил в слух.

+2

11

На лице Рамси можно было прочесть удивление, когда в зал зашёл рыцарь внушающих размеров. Он не встречал прежде на столько высоких людей тем более облачённых в железо. Это восхищало и ужасало его одновременно. Нимде же он совсем не понравился и, встав в боевую стойку, она зарычала. Как не вежливо с их стороны. Недовольно цокнув, он смиряет свою любимицу взглядом и одобрительно кивает, когда та вновь усаживается подле него. Рамси тысячу раз думал о том, как начнёт разговор с Королевой, но вот она здесь, задаёт ожидаемый ответ и он не знает с какой фразы лучше начать. Нельзя не отметить, ему польстило её обращение к нему, на что он с лукавой улыбкой кивнул. Бастард уже хотел начать отвечать Серсее, но его перебивают. Сир Джейме, Рамси был наслышан о его подвигах, а так же о слухах, которые гуляли по всему королевству. Нет, он их призирал за это и не осуждал, скорее ему было это не так важно, ведь у каждого свои пристрастия, а все мы лишь обычные люди подчиняющиеся им. Улыбка с лица Рамси исчезает и от возмущения, еле заметно, на его лице дёргается правая скула. Болтон всегда ненавидел, когда ему упоминали о его происхождении, но сейчас он не мог ничего с этим сделать , почти ничего. Взгляд его медленно переходит к брату Королевы и, выдохнув, он снова лукаво улыбается.

- Сир Джейме. - специально выдерживает паузу, дабы привлечь к себе внимание. - Как ваша правая рука? Не мучают фантомные боли? Мне всегда было интересно знать об этом. - затем он вновь переводит взгляд на Королеву и поклоняется головой. - Ваше Величество, Вы совершенно  правы, Рамси Болтон, узаконенный сын Русе Болтона из дома Болтонов и подтверждённый указом короля Джоффри. Я сочувствую вашей утрате. Север захватил узурпатор и клятвопреступник Ночного Дозора - Джон Сноу. Как известно, подобное карается смертью, я прав? - он вопросительно наклоняет голову чуть на бок. - Тем не менее, у короны ещё есть друзья на Севере, дом Болтонов, под моим руководством, всегда будет верен вам, Ваше Величество. Мне удалось покинуть Винтерфелл и будучи совершенно одному, но с двумя руками и головой, собрать под свои знамёна три тысячи человек. Как вы думаете, на что я буду способен с вашей поддержкой? - вновь этот безумный блеск в глазах, лукавая улыбка и полный образ человека, имеющего ещё несколько козырей в рукаве. Конечно, упоминая о руках, его самодовольный взгляд скользнул на Цареубийцу, но лишь на мгновение. Он прекрасно знал о нравах Ланнистеров, в частности Серсеи, поэтому каждое своё слово тщательно подбирал, выставляя себя в лучшем свете. Единственное, что ему не нравилось, так это присутствие её брата. Слишком он казался добрым и не способным действовать безотказно во имя великой цели. Нет, Рамси не метил на железный трон, его вполне устраивала и Серсея, пусть даже это и было не по закону. Времена меняются и ты либо принимаешь эти перемены, либо умираешь. А в свете последних событий умирать ему хотелось меньше всего, теперь у него была цель и смысл жить дальше.

+4

12

Дерзость молодого северянина определённо повеселила Серсею. Она внимательно следила за каждым его, даже самым малейшим или незначительным движением, подмечая для себя, что мужчина с большой долей вероятности оказался впервые в столь формальной обстановке. Он был не настолько собран, чтобы скрыть все свои эмоции от внимания Королевы, которые нет да проскакивали в его мимике и интонациях. Он был молод и импульсивен. В тоже время прямолинеен и непоколебим. Истинная северная кровь, будь она хоть законной, хоть бастардовой.
Серсея пропустила мимо ушей завуалированные оскорбления гостя в сторону Джейме , смерив его лишь уничтожающим взглядом и давая понять, что юноша забывается.
Послание пташек Квиберна прибыло из Винтерфелла в тот день, когда родовой замок снова заняло волчье семейство. Речь в нем шла о том, что действовавший до известных событий, которые в народе так и прозвали - битвой бастардов - хранитель Севера был пленён, а возможно и убит. Однако сейчас, смотря на Рамси, Серсея не видела по-крайней мере видимых глазу увечий мужчины. Как мог человек, попавший в руки своего лютого врага, остаться невредимым, да ещё и сбежать? Было ли это примером малодушия Сноу? Или, возможно, глупости? Своих врагов Серсея не щадила, предпочитая змей вонзаться острыми клыками в шею противника и, даже давая ему шанс думать, будто бы он может спастись, предопределять печальный исход его существования уже в первую секунду, как яд двинулся по венам. Поэтому для неё были непонятны мотивы Старков. Но сможет ли оказаться так, что дело совсем в другом?
- Вы хотите вернуть северные земли, отбив их  у бастарда Джона Сноу? - Серсея усмехнуась. - Однако ваша попытка удержать их провалилась, даже несмотря на то, что большинство домов Севера находились под вашей эгидой?
Север всегда был чрезвычайно обширной территорией и, что скрывать, лакомым кусочком для правителей Семи Королевств на протяжении столетий. И, разумеется, в том случае, когда лорды Севера не были верны Короне, это очень сильно било как по авторитету государства, так и создавало дополнительные проблемы лично для правителя. Серсея не была намерена допускать самоуправства, тем более со стороны такого строптивого и самовольного дома, как Старки. Если бастард Сноу в роли Короля Севера был так же дотошен и падок на справедливость любой ценой, как и его предатель отец, то желание Серсеи избавиться от него было очевидным. И Рамси Сноу полагался на это, приезжая к ней сюда, в Королевскую Гавань. Но он , кажется, не предусмотрел того, что даже с трехтысячным войском, колоссальными амбициями и даже с оравой псов он не создавал впечатления серьезного противника, а что было важнее для самой Серсеи, союзника.
- Вы просите поддержки Короны, - властно заговорила она, слегка наклоняя голову в сторону. - Но каковы гарантии, что отвоёванный снова Винтерфелл не вернётся в руки Старков? - левая ее бровь взметнулась вверх. - Мятежник Сноу потеряет голову на плахе, хорошо. Но этого недостаточно. У Старков есть наследники, имеющие куда более основательные права на Север. А у них в свою очередь есть свои союзники, которые в очередной раз помогут им его удержать. Что вы предлагаете делать с ними?
Сколько их там осталось, этих отпрысков? Трое, четверо? Насколько она помнила, помимо старшей дочери, Сансы, с которой Королева имела сомнительное удовольствие быть знакома лично, у Нэда Старка были и младшие сыновья. Вполне приличная замена на пост главы дома, даже несмотря на их юный возраст. И, разумеется, хорошее подспорье для того, кто утверждает, что он Законный Хранитель Севера.
Однако, наблюдая с лёгким прищуром за безумным блеском в глазах Рамси Болтона, Серсея понимала, что на этот вопрос у северянина обязательной найдётся необходимый ответ.

+2

13

Джейме не сводил глаз с чужестранца, а также с его питомца, он никогда особо не любил собак, особенно если те стояли подле человека, к которому ты не испытываешь никакого доверия. 
Ланнистер встал на нижние ступени железного трона не спроста, так он находился впереди своей королевы, и если что – то вдруг случится, он всегда сможет огородить ее от опасности. Хотя сомневаюсь, что северянин посмел бы выкинуть что – нибудь такое, находясь в стенах красного замка, в коридорах которого находились верные короне гвардейцы.
Болтон выглядел самодовольным и напыщенным, стараясь показать будто его жизнь чего – то стоит, да и вообще явно пытаясь блеснуть собой перед правительницей семи королевств.
Однако это самодовольство сменилось удивление когда в тронном зале появился сир Григор, даже его шавка начала чувствовать нечто зловещее, что исходило от рыцаря облаченного в доспехи цвета золота.
В былые времена Гора источал опасность одним лишь своим видом, сейчас это качество только преумножилось, красные наполненные кровью глаза проглядывающие сквозь глазные отверстия в шлеме, будто бы говорили всем присутствующим что Клиган готов рвать любого голыми руками, если того захочет королева.
Ланнистерам повезло что дом Клиганов являлся их вассалами, а то, кто знает, что бы творил этот монстр, не принеся он клятву верности Ланнистерам.
Однако паренек быстро восстанавливает свой самодовольный и дерзковатый вид в глазах окружающих, правда на мгновение и Сиру Джейме удалось сбить с его лица эту улыбочку, похоже вопрос Ланнистера ужалил мальчишку северянина подобно Дорнийской змее.
Многим Бастардам не нравилось, когда им указывали их место в обществе, по всей видимости Рамси был из их числа. Колкая шуточка касающаяся руки Джейме, и улыбка вновь блистает на лице узаконенного бастарда лорда Болтона.
- Я могу отрубить одну из ваших рук, если это поможет вам утолить свой интерес. – Цареубийца улыбнулся уголком губ глядя на северянина.
Железный протез комфортно располагался на рукоятке меча Ланнистера, да он не сможет схватить оружие правой рукой, но это ведь было и не нужно. Он внимательно вслушивался в слова Рамси, в то как его незаконно лишили власти над севером, в то как он выжил после того когда по сути следовало умереть, и конечно же о том что ему удалось собрать армию из трех тысяч бойцов, что по сути не было великим достижением, так как армия была до неприличия мала, по сравнению с армадой Ланнистеров.
Джейме никогда не доверял Русе Болтону, его семейство всегда стремилось к власти, они готовы были идти на все, даже на предательство своего короля. Да, Джейме тоже был Цареубийцей, только от его поступка зависели жизни десятка тысяч человек, а вот Русе убил своего короля только ради того, чтобы заполучить то чего хотел лишь он. А его Бастард явно не сильно отличался от Болтона старшего нравом и характером, возможно он был даже хуже.
Ответы Серсеи по началу казались пожалуй мягковатыми, однако чем дольше Джейме слушал свою сестру, тем больше понимал что она говорит верные вещи, переговоры были сильной стороной Серсеи, как и Тайвин она всегда предусматривала все на шаг вперед, она была достойной дочерью своего отца.
- То как вы покинули поле боя, сохранив при этом все свои конечности, бесспорно вызывает уважение. – Джейме говорил учтиво и даже на мгновение склонил голову произнося эти слова.
- Тем не менее вы проиграли в войне, как ее называли в народе? Битва Бастардов кажется, вы проиграли в битву. Да, вам удалось собрать армию из трех тысяч человек, это несомненно впечатляет Лорд Болтон. Но вы должны понять, что ваша армия ничтожна мала, вы просите поддержки Короны, но что предлагаете взамен? Три тысячи мечей за помощь в возвращение вам целого Севера, если я правильно понял. Это не равноценный обмен, вам так не кажется? – Джейме повернул голову в сторону Серсеи, надеясь на то что сестра не огорчится тем что Ланнистер влез в эти деловые переговоры, после чего он вернул свой взгляд обратно к Болтону.
– Более того, как сказала королева Серсея, вы не даете никаких гарантий о том что Север останется при вас, королевская армия не мальчики на побегушках, мы не можем помогать вам отвоевывать север всякий раз когда вы терпите поражение в той или иной битве, лорд Болтон. – Голос его был спокойным и размеренным, а глаза его продолжали следить за северянином.

+3

14

Рамси ожидал подобный приём от Ланнистеров. Направляясь в Королевскую Гавань, он знал, что никто не будет ждать его с распростертыми объятиями и радоваться тому, что он не умер. Но он ведь не умер. Более того, этим Рамси хотел воспользоваться на полную. Конечно, три тысячи человек для зажравшихся людей — это как капля в море, но для того, кто опустился на самое дно ожидая своей кончины - это целое море. Море, которое может в будущем вылиться в нечто большее и потопить в своих водах всех неугодных ему людей. А их было не так уж и мало, что, в общем-то, не сильно его беспокоило. Рамси собирался подниматься мелкими шажками, а не как в прошлый раз. Жизнь подала ему урок. Его нисколько не смутили слова Джейме, поймав неодобрительный взгляд Королевы на себе, он лишь склонил голову чуть на бок и закатил глаза, давая понять Цареубийце, что тот ему наскучил.

- Всё верно, Ваша Милость, но не моя вина, что вы не смогли избавиться от врага, так долго дурманящим вас сладостными речами - лорда Петира Бейлиша. - Рамси держался довольно дерзко, даже с Серсеей, и ни разу не отвел от неё своего безумного взгляда во время своих речей. Он хотел показать, что не боится её, но уважает и верен ей. - Мне не известно как, но лорду Бейлишу теперь подчиняются рыцари Долины, а вам, на сколько я помню, Джон Сноу не лоялен? - вопросительно приподнимая свои брови, Рамси переводит взгляд на Джейме, которому никак не стоялось молча. Вся эта ситуация в тронном зале напоминала ему встречу львов и пса, только вот он не чувствовал себя загнанным в угол. Да, они могли бросить его в темницу или расправиться на месте, но он не боялся этого. Однажды побывав в ледяных руках смерти перестаешь бояться её окончательно. - Сир Джейме, сколько благородных домов готовы вступить под ваши знамена? Один? Три? Десять? Вы уже должно быть слышали о том, что Матерь Драконов собирает сторонников. Как думаете, обрадуется ли она тому, что ВЫ отвергаете верные вам дома? - нотка недовольства всё же звучала в его речах, но по большей части он держался достаточно хорошо, для бастарда. Ему всегда с трудом давались переговоры с высокопоставленными лицами - ему не нравился их напыщенный нрав, поэтому, в своё время, Русе Болтон держал его от подобного подальше, лишь раздавая приказы. Но отца больше не было и теперь он сам должен был представлять себя. Его пытались научить тому, как надо обращаться к ним, вести себя, какие слова лучше подбирать, но все эти учения напрочь перечеркивал нрав Болтона младшего. Его уже успели задеть в разговоре и теперь он вряд ли остановится. Но уж точно не станет лизать Ланнистерам задницы.

Внимательно слушая брата и сестру, он начал поглаживать Нимду, дабы хоть как-то успокоиться и собраться с мыслями. Сейчас он готов был приказать ей наброситься на Цареубийцу, который так явно не доверял ему и мог посеять семя сомнений в душе Серсеи. В народе говорили, что она прислушивается к нему и, если это действительно так, то у Рамси большие проблемы. Но, как бы он не хотел дать своей любимице вкусить львиной крови, сейчас ему это было очень невыгодно и Рамси прекрасно это понимал. Невольно сделав шаг вперед в порыве эмоций, он остановился, заметив, как сир Грегор тут же подался вперед и схватился за рукоять меча, но делать шаг назад не стал.

- Ваша Милость, вы, наверное, слышали о том, что говорят Северяне: "в Винтерфелле всегда должен сидеть Старк". Север не сможет вернуться обратно к Старкам, ведь на половину он уже будет их. Санса Старк моя законная супруга, поклявшаяся перед старыми и новыми богами заключая наш союз. Вы можете сказать, что этот союз они не воспринимают всерьез, но... - он делает небольшую паузу и лукавая улыбка вновь расплывается на его лице, а взгляд от Королевы перешёл к Джейме и обратно. - она носит под сердцем моего ребёнка. Как мне сообщил мой сторонник в Винтерфелле, она не ставила в известность лордов, присягнувшим ей на верность. Думаю, вы и сами прекрасно знаете, что это значит. - он поджал нижнюю губу к верхней и слегка качнул головой, после чего продолжил. - Что касается мальчишек Старков. Младшего я собственноручно казнил, а о более старшем ничего не слышно уже довольно давно. Подох где-нибудь, наверное.  – пожав плечами, сообщил Рамси, в голове которого не было ни капли сожаления.

+2

15

Молодой Болтон играет с огнём. Непонятно, с чего он решил, что уничтожение Петира Бейлиша было задачей Короны, но, тем не менее, это заставило Серсею задуматься над его словами. Мизинец всегда славился своей изощренной хитростью и умением выбираться сухим из любой, даже самой скользкой истории. Этот жалкий мальчишка, который проиграл в борьбе за руку любимой женщины, из простого человека выбился в мастера над монетой, искусно плёл крепкую паутину разномастных интриг. Какие-то даже сыграли на руку Серсее и ее семье. А какие-то нет. Она даже не была удивлена узнав, что именно с его подачи рыцари Долины разбили войска Болтонов. И Джон Сноу, который должен был погибнуть на том поле боя, вышел победителем.
- Но ведь именно для того, чтобы исправить это досадное недоразумение, вы прибыли сюда? - Серсея пытливо всмотрелась в глаза Рамси и покачала головой. - Мне не важно, кто сидит во главе стола в Винтерфелле, лорд Болтон, - она откинулась на жесткую спинку трона, чувствуя, как щербатый холодный металл  впивается меж лопаток. - Мне важно, чтобы Север был на стороне Короны. До последней капли крови.
Если во главе Севера снова встанут Болтоны, разумеется, не без помощи войск Ланнистеров, будет уже не важно, насколько лоялен ей бастард Сноу. Однако северяне избрали его Королём Севера, что не оставляет сомнений в их приверженности бастарду. Они готовы сражаться за него и умирать. Может ли Болтон добиться того же? Порой слепая вера и глупая щенячья преданность в разы сильнее страха перед физическими увечьями и душевными пытками, беспокойства на грани безумия за жизни свою и своих близких. Что ты будешь делать, бастард, если твои подданные не примут тебя вновь? Одно неверное решение, один неверный шаг, и ты будешь висеть головой вниз и поливать чёрную мёрзлую землю своей горячей алой кровью, а твои люди будут стоять в порочном кругу и смеяться на тем, как ты бьешься в агонии. Люди - звери, они же - стадо. А стадо надо держать крепко, у самого горла, не позволяя продохнуть, пока того не пожелает твоя воля. Тебе ли этого не знать, Рамси Болтон?
Серсея скривила губы в уродливой усмешке, наблюдая за перепалкой двух мужчин. Джейме в точности облачил в слова практически все ее мысли, заставив тем самым Болтона взвиться и начать ответную атаку. Иногда Серсея поражалась импульсивности и недальновидности мужчин. И эти люди умудрялись начинать и завершать великие войны, строить новые миры и уничтожать их же всего лишь из-за секундного порыва. Решив прервать этот бессмысленный спор, она бросила Джейме предостерегающий взгляд.  Болтон, как и полагалось всем молодым людям, с трудом мог держать себя в руках. Это выражалось во всем его виде: суженные глаза метались с Джейме на Серсею, ладонь начала поглаживать холку пса, который вот-вот был готов сорваться с места и сомкнуть хищные челюсти на одной из Ланнистерских шей. Однако, какую бы цель ни держал северянин, грозный вид Григора Клигана, выступившего перед Серсеей с готовностью вырвать меч из ножен, его немного охладил и он остался на месте, не рискуя идти вперёд. Запал его, кажется, пропал, и он снова обратился к Серсее.
Разумеется, брак между Болтоном и девчонкой Старк имел место быть, но являлся не более, чем самой прихотью Рамси. Серсея сомневалась, что сейчас хоть одна душа станет поддерживать притязания Болтона на Винтефелл только потому, что он когда-то был супругом Сансы. Уж эти воспоминания рыжая Старк постарается уничтожить под корню. Так думала Королева, уже готовая возразить собеседнику, но слова моментально застыли на ее губах.
Вот оно. Вот то, чего не хватало для целостности картины. Стоило Серсее услышать о ребёнке Болтона, которого он умудрился заделать девчонке Старк, как ее интерес обострился до предела. Стали понятны и дерзость, и уверенность Северянина, которыми сквозили каждое его слово, каждая резко выброшенная фраза. Бастард старины Русе делал свою главную ставку на наследника, которого ему родит истинная Старк, наследница хранителя Севера. Но как воспримут данную новость лорды-вассалы ее земель? Кому они присягнут в конечном итоге, ведь память о падении Рамси свежа, но теперь его притязания на их дом куда более обоснованны.
Такой расклад несомненно воодушевил Серсею, и теперь предложение северного изгнанника не казалось абсурдным и недостойным внимания.
Королева перевела взгляд на Джеме, желая увидеть, что он так же заинтересован услышанной  новостью, поэтому ее слова не будут для него неожиданностью.
- Что же, Корона поможет вам вернуть Север, лорд Болтон, - решительно заявила Серсея. - Вы снова станете его хранителем, Винтерфелл станет вашей вотчиной, а северный народ - вашими вассалами. Наши войска встанут в один ряд с вашими, но прежде, - Серсея сделала паузу, сверху вниз глядя на застывшего в ожидании Рамси. - Вы присягнёте на верность мне и Короне. Ни один из ваших сюзеренов не поднимет оружия против нас, а если возникнет необходимость - будет сражаться против любого врага, который посягнёт на законную власть.
На долю секунды она замолчала. Краем глаза Королева заметила, как одобрительно покачал головой ее десница. Вероятно, он был доволен этими требованиями.  Будучи человеком невероятно умным, но далёким от дворцовых интриг и политических баталий, он мало что понимал в самой сути игры в престолы или пытался делать вид, что не понимает. Но Серсея не собиралась останавливаться на малой крови, ей выпал шанс переиграть всех в этой игре, поэтому она ни за что не упустит его.
- И вы доставите в Королевскую Гавань Сансу Старк.

+2

16

Чего – чего, а напыщенности и самоуверенности Болтону было не занимать. Джейме понимал, что Северяне достаточно сильно отличались от лордов Запада, в их глазах они были как дикари, какими сами Северяне считали одичалых что рыскали за их стенами. Однако были и исключения, Русе Болтон был достаточно обходителен и изворотлив, черта не присущая большинству лордов Севера, видимо Русе не смог передать ее своему наследнику. Зато с уверенность можно было сказать, что Русе явно испытывал теплые чувства к своему бастарду, так казалось из – за поведения Рамси, обычно бастарды вели себя либо как простачки, либо того хуже были зашуганными подобно мелким лесным животным, боящимся подойти к человеку. Рамси же наоборот, он вел себя нагло, он не выглядел дураком, и постоянно пытался блеснуть собой, был жаден до власти, кто мог научить его подобному кроме папочки? В довесок ко всему этот бастард был узаконенным, что по сути не имело значения, но тем не менее он был признан своим отцом, что уже о многом говорило.
Он все продолжал юлить и изворачиваться, сейчас они с Серсеей вели диалог о Петире Бейлеше, и о войске рыцарей Долины что вдруг стали подчиняться ему. Этот вопрос был интересен и Джейме, почему благородные войны Долины склонили свои головы перед этим пересмешником. Однако влезать в этот диалог Джейме не собирался, его мнение касаемо этой ситуации было бы явно лишним в этом разговоре.
Но вскоре Болтон вновь обратился к Цареубийцы, на этот раз его слова попали точно в цель. Он говорил о том, что сейчас за ними нет никого, не один благородный дом не желает поддерживать Ланнистеров в грядущей войне, буквально несколько минут назад он и сам говорил об этом Серсее. Возможно Джейме бы и мог прокомментировать данную ситуацию бастарду покойного лорда Болтона, но словив на себе взгляд Серсеи, что явно не желала, чтобы мужчины продолжали обмениваться “любезностями” в адрес друг друга, решил промолчать.
По всей видимости слова Джейме что прозвучали ранее все же заставили Болтона начать волноваться, он ведь прекрасно понимал, что слово Цареубийцы весьма весомо в этом зале, и сейчас старший Ланнистер был явно не на стороне Северянина. С лица Рамси вновь пропала эта самодовольная улыбка, он начал гладить своего пса, видимо пытаясь привести свои мысли в порядок. Интересно какие мысли сейчас кружатся в его голове? Он наверняка желает натравить свое животное на одного из Ланнистеров. На благо клятвопреступник почти восстановил свой потенциал владением мечом почти на прежний уровень, не без помощи сира Черноводного конечно. Во всяком случае Джейме думал, что успел бы снести голову несущейся на них собаки. Но вместо этого Рамси делает шаг вперед сам, его тут же встречает сир Григор, огромное чудовище держащее свой меч на изготовке.
Последующие слова Болтона вызывают на лице Цареубийцы легкое изумление, она беременна от него. Санса Старк носит в себе наследника Рамси Болтона, кто бы мог подумать о таком?
Джейме встречается взглядом с его сестрой, он понимает что сейчас они думают об одном и том же. Наследник вот что укрепит позицию Рамси на Севере, однако, как уже было неоднократно сказано, Северяне не предсказуемы. Большинство из них слишком преданы Старкам, не считая тех, у кого были личные обиды на семейство волков. Не понятно, как лорды воспримут ребенка Сансы носящего фамилию Болтон, после столь кровопролитной битвы.
Однако Джейме все поддержал решение Серсеи касаемо присяги Рамси от лица всего Севера.
Только вот просьба привезти леди Сансу в Королевскую Гавань слегка смутила Цареубийцу. Ведь он дал клятву леди Кейтилин, когда та освободила его из пленения, он клялся доставить обоих ее дочерей на север. По итогу ему не удалось ее выполнить, Санса бежала из гавани с этим склизким червем Бейлишем. С Арьей у него тоже не получилось, сдержать свою клятву. Когда Санса находилась на севере, это освобождало Цареубийцу от данного им слова, но, если рыжая волчица вновь вернется в Красный Замок, клятва вновь возымеет силу. Он не решился ничего говорить, не желал, чтобы Северянин видел, что Ланнистеры могут быть не согласны в чем – то друг с другом.

+3

17

Речи королевы звучали так сладостно и так ядовито, разве может быть такое одновременно? Рамси поражался Серсее с каждой минутой, но старался держаться достойно рядом с ней и её братом, стараясь не обращать внимание на то, как она заставляет кровь стыть в его жилах. Слова о Петире и Севере не слишком порадовали его, но он не стал их комментировать, оставаясь при своём мнении, что именно Ланнистеры должны были убрать Бейлиша в своё время. Конечно, только если он не продолжал работать на них, что казалось Болтону маловероятным. В противном случае, сейчас бы в тронный зал зашли золотые плащи и схватили бы его. От этой мысли он даже невольно обернулся на дверь и прислушался, удостоверившись, что никто за ним сюда не направляется, а убедившись, вновь выпрямился и заключил руки сзади в замок.

Реакция на его слова не заставила себя долго ждать, ему удалось обыграть их и заставить удивиться, что чертовски было приятно Рамси. Лукаво улыбаясь его взгляд скользил от одного Ланнистера к другому, упиваясь их удивлением. Конечно, неожиданное молчание сира Джейме немного настораживало северного бастарда, но все мысли об этом улетели прочь, как только он услышал заветные слова от своей королевы. Они были приятны ему, но не дурманили разум, как многим. Он заранее подготовил стратегию игры и всё шло по плану... ровно до того момента, как Серсея потребовала доставить Сансу в Королевскую Гавань. Улыбка не исчезла с его лица, но скула на щеке всё же дернулась. Он не хотел везти её сюда, считая, что это слишком опасно для него самого. Одну он её здесь не оставит, но и Хорнвуд не мог долго оставаться без правителя, учитывая обстановку на Севере. Ужасная ситуация, но и на неё у него имелся запасной план. Встав на одно колено, он обратился взглядом к Серсее, став чуть серьезнее, но всё с тем же безумным блеском в глазах.

- Я - Рамси Болтон, последний из дома Болтонов и сын ныне покойного Русе Болтона, законный Хранитель Севера клянусь в верности Королеве Серсее и дому Ланнистеров пока бьется моё сердце. - Рамси не был силён в речах и не совсем представлял, как вообще говорится подобная клятва, но постарался вспомнить всё, чему его учили. Однако он не мог промолчать о последних словах Королевы, а потому, выдержав небольшую паузу, продолжил. - Я не думаю, что леди Сансе будет безопасно здесь, в Королевской Гавани, в столь опасное время. Не лучше ли будет укрыть её на Севере в моём временном замке? Лорды Севера слишком заняты бастардом Эддарда и ещё ни разу не появлялись в моих владениях. А здесь, кто знает, в чьем лице мы можем увидеть предателя. - он специально выделил интонацией слово "мы" и перевел взгляд на Джейме, как бы намекая на него. Не нравился он ему, не нравилось его молчание и все слова, сказанные им до этого.

+3

18

Вопреки ожиданиям чего-то необычного, Серсея, стоило Болтону опуститься на колено и произнести слова клятвы, не почувствовала ничего. Все ее мысли занимала новость о наследнике Севера.  Санса Старк могла бы стать весомым звеном в длинной и запутанной цепи действий Серсеи по усмирению и дальнейшему устранению своих врагов. Врагов Короны, как предпочитала она называть предателей и самозванцев, пытающихся скинуть ее саму с железного трона. Окажись эта рыжая волчица в ее руках, продолжал бы бастард Сноу с таким рвением гнуть свою линию? Смог бы он отдать свою сестру на растерзание львам, только бы суметь сохранить жизни волков своей стаи? Стал бы он жертвовать своей семьёй ради спасения тысяч других людей, кои таковой для него не являлись? Когда-то его предатель-отец сделал такой шаг: поставил на кон жизни своих детей, честь своего имени и веру своих людей лишь ради верховенства правды над интригами, которые семья Серсеи плела за спиной короля. Бесполезная отвага и губительное благородство - вот то, что убило некогда человека, способного уничтожить Серсею и ее детей под чистую, стерев даже память о них из вех истории навсегда. Ланнистер никогда не позволяла себе забывать того, как важно держать хватку на самых больных местах человека, чтобы в нужный момент надавить на них с силой и заставить врага согнуться в приступах мучительной боли. Не позволить ему разогнуться вновь и подняться на ноги, чтобы не пришлось с замиранием сердца ожидать ответного удара, который, о, она знала, будет намного больнее ее собственного. Ведь у неё были хорошие учителя..
Кажется, неожиданное требование Королевы, наконец, сумело сбить спесь и самодовольство с лица северного гостя. Серсея с долей удовлетворения заметила, как горящие вызовом глаза Рамси, стоило имени девчонки Старк прокатиться эхом по тронному залу, начали затухать и покрылись туманной пеленой, выдающей всю бурю мысленного боя в голове молодого мужчины. Что же, он не хочет отдавать своей Королеве, которой поклялся в верности, гарантию этой самой верности? Женщина усмехнулась, качая головой. О чем же думал мальчишка Болтон, заявляясь в логово ко льву? Что сумеет победить зрелого хищника, отрубив тому голову, и повесив ее, величественную, цвета чистейшего золота, на стене, словно бесценный трофей, полученный в неравной схватке? Или, быть может, он наивно предполагал, что львица покорится ему, стоит лишь только поманить ее пальцем, сопровождая свои действия сладкими речами и обещаниями? Если он действительно так думал, то он очень сильно ошибался. И за эту ошибку он мог горько поплатиться.
Серсея замолчала, не говоря ни слова в ответ Болтона. Она слегка прищурила глаза и, не моргая, вглядывалась в северянина. Кончено же, он боялся. Не так важно за свою ли жизнь, за жизнь ли своего ребёнка. Или вообще за судьбу своей супруги. Серсея лишь чувствовала эту ядовитую насторожённость и еле уловимое ощущение нависшей опасности. Болтон, как ей чудилось, не до конца осознавал, в какие дебри он впутывается и какие могут быть последствия в случае его провала. Для него это была лишь игра, в которой он несомненно видел победителем себя. Но северянин забывал, что главный, самый большой и лакомый кусок острыми клыками, зажав его в стальной хватке, сорвёт именно она. Королева. Наслаждаясь триумфом, будто обжигающей свежей кровью жертвы, стекающей по подбородку и опадающей тяжёлыми, источающими аромат металла, каплями на стылую землю.
Серсея заметила этот колючий взгляд полный недоверия, брошенный Болтоном в сторону Джейме. Разумеется, как она могла об этом не вспомнить: клятва, данная ее прекрасным братом матери Старк ещё в те давние времена, когда эта стерва пленила его и вовлекла во все те беды, которые преследуют их двоих чёрной тенью до сих пор. Тогда ее возлюбленный вернулся совершенно другим человеком, и Серсее потребовалось много времени и усилий, чтобы разглядеть в новом и таком чужом Ланнистере своего брата. Она преуспела в той мере, в какой это было возможно, но совсем упускала из виду то, насколько изменилось мировоззрение ее брата. И, кажется, Болтон видел в нем того, кто может оказаться тем самым предателем. Неужели, недоумевала про себя Серсея, Джейме все ещё мог быть связан клятвами с Кейтилин Старк? Она бы не стала выяснять этого сейчас, ни к чему давать посторонним лицезреть их внутренних демонов. Но тревожный звон в ее голове ещё обещал дать о себе знать.
- Красный замок на сегодняшний день является безопаснейшим местом во всех Семи Королевствах, - деловым тоном заговорила Серсея, не мигая глядя на Рамси и убеждаясь, что Джейме также слушает ее внимательно. - Ваше дитя не подвергнется в его стенах какой-либо опасности, даю вам своё слово.
Королева намеренно опустила упоминание Сансы, ведь ее безопасность напрямую зависела от действий тех, кто так или иначе заинтересован в ее благополучии. К слову, Рамси был одним из них, о чем Серсея дала ему знать своим красноречивым взглядом.
- Вы поклялись в верности мне, Королеве Серсее и правящему дому Ланнистеров. Однако я не верю словам, лорд Болтон, я верю поступкам. И именно Санса Старк в стенах Красного замка станет наилучшим доказательством вашей верности.
Ей не нравилось то, как юлит Болтон, однако рубить с плеча женщина не собиралась. Ведь теперь предложение северянина было куда более заманчивым и отказываться от него было просто невежеством.  Однако терпеть пререкания, а уж тем более принимать отказ она была не намерена.
- Ведь вы согласитесь со мной, что если мы хотим достичь выгодных для нас результатов, то должны действовать в интересах друг друга . А в нашем случае это означает, что вы доставите вашу супругу сюда. Это мой интерес и мое условие.  - заявила она, слегка подавшись вперёд и сузив глаза.- И если вы попытаетесь меня обмануть, - голос Серсеи снизился до ядовитого шепота. - Отсутсвие сильной армии и плачевное положение  дома Болтонов станут наименьшей вашей проблемой. Это вам ясно? - Серсея отклонилась назад и хищно улыбнулась уголками губ. - Милорд?

Отредактировано Cersei Lannister (09-09-2017 19:28:15)

+3

19

Когда бастард преклонил колено и попытался произнести некое подобие клятвы верности короне, Джейме с явным высокомерием наблюдал за этим, какой Ланнистер не будет горд своим домом, когда пред их фамилией приклоняют колено и заверяют в своей верности. Тем не менее он не верил не одному слову северного лорда.
Русе был человеком с которым всегда следовало вести себя осторожно, так как ты никогда не мог быть уверен что он сделает сегодня, поклонится тебе или вонзит нож в спину, с этим бастардом было явно тоже самое, сам его вид, мимика, все это говорило о том что Рамси был не обычным простачком которого согнали с теплого места Хранителя севера в Винтерфелле.
Приказ Серсеи касательно Сансы Старк не плохо сбил спесь с напыщенного и самодовольного северянина, заставив молодого лорда ощутить насколько шаткой может стать земля под ногами, когда все начинает идти не так как ты планировал по началу. Да, конечно Болтон был молод, нельзя было его винить в чрезмерной самоуверенности, ведь все познается в ошибках, но для человека, проигравшего одну из самых значимых битв в своей жизни, он явно еще не научился просчитывать каждый свой шаг на несколько ходов вперед, что делало его разговор с королевой еще более сложным него. Серсея имела схожий с Тайвином характер, и дела она старалась вести так как бы вел их отец, что делало королеву явно доминирующим лицом в большинстве деловых разговорах.
Взгляд северянина то и дело переходил от королевы к Джейме и обратно, волнение — это обычное дело, особенно когда ты находишься в окружение Ланнистеров и уж тем более сира Григора.
Однако даже в этой ситуации лорд Болтон продолжал придерживаться своей наглой натуры, посмев намекнуть на то что Джейме может оказаться предателем, нет никаких прямых слов в адрес Ланнистера не было сказано, лишь взгляд, кроткий взгляд, который ясно давал понять всем окружающим о чьем грядущем предательстве говорил Болтон. По всей видимости Джейме был не по нраву Рамси, но ему было плевать так как эти чувства были абсолютно взаимны.
И хотя подозрения Рамси были небеспочвенны, все его намеки были успешно проигнорированы Цареубийцей, конечно он все еще связан клятвой с леди Кейтилин, но так же он связан клятвой верности короне и своей семье, сейчас говорить о том как поступит этот лев было слишком рано.
Как только Серсея начала говорить, мужчина перевел взгляд в ее сторону, каждое ее слово несло явный намек на то что она не потерпит неповиновения, речи сестры заставили губы изогнуться в легкой ухмылке. Хоть мнение Цареубийцы касательно ситуации с леди Сансой было несколько двояким, все же он придерживался стороны короны, не потому что Джейме был связан клятвой в верности железному трону, а скорее потому что об этом говорила Серсея и, если выбор стоит между верностью северянке или его сестре он конечно же выберет Серсею единственную женщину которую любит столь искренней и чистой любовью. Но также он приложит все силы к тому чтобы сестра не навредила рыжей волчице, чтобы сдержать хотя бы часть клятвы что он дал леди Кейтелин.
Джейме вновь развернулся в сторону их гостя.
- Лорд Болтон, с первых минут вашего пребывания в тронном зале, мы только и слышим ваши требования.- Мужчина медленно ступал вниз по ступеням железного трона, прямо к северянину.
– Помочь вам восполнить пробелы в вашем войске, вернуть вам север. – Он встал в паре метров от Рамси, возможно это был достаточно глупый поступок учитывая, что рядом с тем стоял массивный пес, а на Ланнистере не было даже доспехов. Но когда вы видели, чтобы лев боялся пса? Сейчас Болтон находился на их территории и должен быть почтителен, сдержан и обходителен, если тому конечно дорога жизнь.
- Корона согласилась вам помочь, взамен на вашу преданность, и вы присягнули королеве при свидетелях. - Джейме развел руками в стороны указывая этим жестом на присутствующих вокруг.
- Но как только ваша королева сказала вам что вы должны сделать. Вы тут же начали юлить и извиваться, стараясь не обременять себя исполнением ее указа, лорд Болтон. – Каждое слово звучало достаточно твердо и уверенно, Ланнистер не сводил своего взгляда с глаз северянина.
- Более того что – то подсказывает мне что леди Сансе будет куда безопаснее находиться здесь, нежели рядом с вами. – Джейме продолжал говорить учтиво и сдержано как это и полагается солдату, однако этих слов было вполне достаточно чтобы дать зарвавшемуся Северянину понять что он явно не нравится золотому льву. И хотя все эти слова можно было сдержать, в очередной раз промолчав вслушиваясь в последующий диалог, что – то все – таки подтолкнуло Цареубийцу сказать это.

+3

20

Слова верности сказаны и их уже нельзя было вернуть назад. Только вот Рамси не сильно беспокоился о сказанном, он был далёк от тех игр, что велись в Красном Замке и ему было плевать, кто сидит и сядет на железный трон. Если этот человек сможет вернуть ему Север, то он поддержит его, присягнёт на верность и доставит голову недоброжелателя, если потребуется. Он никогда не рвался к власти над всем Вестеросом, ему это просто на просто было ни к чему, учитывая то, чем должны были заниматься Короли. А вот Хранитель Севера - это совсем другое дело. Ему даже удавалось находить время для любимого хобби, к которому точно вернётся, как только выйдет из тронного зала. Рамси было необходимо выпустить пар на очередной кричащей жертве, молящей о пощаде под грозный лай его верных любимиц, услышать как их острые клыки впиваются в плоть и почувствовать удовлетворение. Была бы его воля, он бы и Нимде дал поразвлечься с Цареубийцей, но кто знает, может ему ещё представится такая возможность. Вставая с колена, он с кривленной улыбкой слушал Королеву. Рамси не мог не заметить, как она опустила упоминание о самой Сансе, но разве это его волновало? Если ребёнок будет цел и невредим, то эту жалкую волчицу он готов бросить впасть ко льву. В Вестеросе ещё много благородных домов и не менее благородных девиц и, если понадобиться, обеспечить себя женой он сможет. Правда Рамси не совсем понимал зачем это нужно. Даже тогда он не особо хотел обременять себя узами брака, но отец настоял на этом, указав юному бастарду выгодную сторону этой сделки.

- Вы слишком добры, Ваше Величество. Раз моему наследнику будет здесь безопаснее, то и его мать будет доставлена сюда. Только... - Рамси хотел было сказать ещё одну вещь, касаемо Севера, как сир Джеймеподался вперёд. Ох уж этот напыщенный взгляд, северянин встретил его взглядом полной ненависти, но при этом лукаво улыбнулся, предвкушая, что однажды сможет припомнить ему этот день. За спиной бастарда тут же раздалось грозной рычание Нимды, что при любом неверном действии или указе хозяина готова была вцепиться в наглого льва. Джейме говорил и приближался ближе, Нимде же такое действие не нравилось, чувствуя, как это не нравится и Рамси, и сделала шаг вперёд, сравнявшись со своим хозяином. Болтон прекрасно знал свою любимицу, что без указа она не сделает больше ни единого шага и не нападет на него, а потому и успокаивать её не стал, давая своей девочке показать клыки. - Серьёзные дела требуют уточнений, сир Джейме. Хотя вас, судя по всему, не особо учили искусству переговорам, не так ли? - Рамси не мог сдержать себя, хотя и понимал, что за подобное ему может достаться от Серсеи. Нагло склонив голову чуть на бок, задавая свой вопрос, он перевёл взгляд на свою девочку, а потом и вовсе провёл ладонью по её макушке...и она замолчала. Точнее прикрыла свою пасть, отдавшая лишь гулкое рычание в адрес Ланнистера. Рамси хватило наглости обойти Джейме, лукаво кивнув в его сторону, и остановится на достаточном расстоянии от трона так, чтобы сир Григор не обнажал свой меч вновь, но при этом оставив Джейме позади между собой и Нимдой. - Санса Старк будет доставлена в Королевскую Гавань, попрошу лишь об одной маленькой детали, чтобы вы отправили письмо в Винтерфелл с указом преклонить колено, адресованное ей. Мой человек сообщил, что её оставили во главе Винтерфелла. - после чего он почтительно поклонился, собираясь удалиться, как решил добавить ещё. - Это не заставит её явиться сюда, но запустит нужную нам цепь событий. Ваше Величество, как только ваше письмо пребудет в Винтерфелл, через месяц моя жена будет доставлена в Королевскую Гавань, даю слово Болтона. - Рамси специально поклялся именно этим словом, давая понять на сколько серьёзны его намерения, ведь фамилию Болтона он носил с гордостью и честью.

+2

21

Удивительно, как быстро Болтон отступился от своего желания держать Сансу Старк подальше от лап Королевыми  львиного замка и без особого сопротивления принял предложение Серсеи. Нет, она не заблуждалась насчёт того, что ее слово - это априори непоколебимо и обязательно для исполнения. Но все равно, такое равнодушие к своей супруге со стороны Северянина заставило Королеву слегка удивиться. Но Серсея не была бы Серсеей, если бы и на этот раз не подвергала сказанные Болотном слова сомнению. Месяц.. это долгий срок. Ее не слишком заботил вопрос касательно того, как Рамси сумеет вытащить девчонку из Винтерфелла, важен был лишь результат, в ходе которого рыжая волчица окажется в ее власти, и  уже при таком раскладе можно будет строить дальнейшие планы. Однако и в этом случае Ланнистер не могла пустить все на самотек, ей необходимо было знать каждый шаг, каждый вздох, каждое сказанное слово того, кто действует в ее интересах. Это всепоглощающее желание в коей-то мере стало ее безумием. Она не позволяла себе забыть то, чем для неё обернулись ее неосведомленность и попустительство во времена, когда смуту в столице наводили Его Воробейшество и его верные фанатики-последователи. Разумеется, Серсея не была глупа или наивна и до этого, нет, но ей не хватало холодной ярости и разъедающей ее изнутри жестокости, которых она была лишена в светлые дни своего спокойствия и счастливого неведения. Ее мир строился на перемолотых в блестящую крошку осколках разбитых страданий других, что не позволяло ей видеть взаимосвязь между происходящим сегодня и ожидающим ее в будущем, там, за поворотом судьбы. Серсея думала, что она все знает, ко всему готова, она все предвидит наперёд и всегда найдёт выход из любой ситуации. Однако жизнь попыталась сломить ее, дав понять, что Серсея ошибается. Что ж, согнуть Королеву она не смогла но определённую науку подарила. Серсея не могла сказать с уверенностью стало ли это для неё проклятием или благословением, но одно женщина знала точно: она не будет сложа руки ждать удара со стороны врага. Потому что первым будет бить лев.
Казалось бы, договоренности подкреплены клятвами и обещаниями обеих сторон, и Серсея предвидела успешный исход их с Болотном союза. Санса будет в ее власти, что позволит напрямую влиять на ее непокорного брата бастарда и всех остальных ее сторонников с севера, которые наверняка захотят отстоять честь своей леди и вернуть ее в родные стены. С другой стороны крепкими путами с ней будет связан сам Рамси, который не посмеет сделать и шага в сторону, пока его единственный наследник находится в руках жестокой правительницы. Разумеется, она не станет причинять боль ни в чем неповинному ребёнку, это она знала точно. Наверно, только потеряв своих детей понимаешь всю ту боль, которую способен испытать родитель от потери своего дитя, безвинного убиенного за грехи своих родителей. Поэтому ее ультиматум являлся не более, чем лукавством. Но ведь окружающие этого не знали, и это неведение Серсея не медлила повернуть в свою пользу. Она рассчитывала на то, что положение стороны, имеющей весомое преимущество, поможет ей удержать непокорность Севера в стабильном состоянии и отложить разбирательство с ними в долгий ящик. Простор и Дорн сейчас занимали ее куда больше.
Просьба Болтона направить ворона в Винтерфелл была ожидаемой, однако слова о доверенном лице северянина в стенах замка заинтересовал Серсею. Если Болтон рассчитывает вывезти из родового гнезда супругу руками своего человека, то этот инкогнито должен быть поистине хитер и изобретателен, ведь он должен был похитить из хорошо охраняемой крепости саму леди Винтерфелла. А ею и становится Санса Старк в случае, если Джон покинул дом. Интересно... Серсея отвела взгляд в строну, задумываясь. События принимали интересный поворот, и их успешный исход во всем зависел от людей, которые принимают в них непосредственное участие. Серсея не просила бы себе, пусти она все на самотёк. Что ж, у неё будет, что добавить в хорошо отлаженный и отточенный план Хранителя Севера. И не страшно, если он об этих нововведениях не узнает.
- Хорошо, - задумчиво протянула Серсея, не сводя глаз с собеседника. - Ворон с письмом будет отправлен в Винтерфелл завтра.
Она видела, как Болтону уже не терпелось покинуть тронный зал и общество львов. Даже его псина теряла терпение и начинала вести себя необоснованно агрессивно. Серсея не возражала, ведь она получила от северянина то, чего могла желать от их союза. К тому же, ей скорее хотелось обсудить все детали разговора с Джейме и услышать его мнение. Более того, она не забывала и о той части их беседы, которая касалась давно данной им клятвы Кейтилин Старк. И свидетель их разговора в лице Болтона ей был не нужен.
Серсея снова выпрямилась, расположив руки на жестких и холодных металлических подлокотниках трона. Такая поза дарила ей ощущение величественности, которая должна была быть присуща любому уважающему себя правителю. Каждый подданный мог видеть ее с подножия ступеней и благоговеть перед ней или устрашаться ее.
- У вас три недели, не больше и не меньше. Используйте данное вам время и оказанное вам доверие с умом, лорд Болтон, - голос Королевы смягчился и стал показательно благосклонным. -  И, если наш союз приведёт к желаемым результатам, вы познаете всю признательность Короны.
С этим словами Серсея повернулась в сторону Квиберна, который, казалось, не шелохнулся с момента, как началась аудиенция северного гостя, и так и стоял изваянием по правую руку от неё.
- Мейстер Квиберн, проводите нашего гостя и позаботьтесь обо всем, если ему и его людям понадобится что-либо в дорогу, - она вновь обратилась к Болтону. - Путь вам предстоит неблизкий. Всего доброго, Рамси Болтон.
Бывший бастард возложил на себя надежды, сможет ли которые оправдать? Серсея даже не утруждала себя мыслями об этом, ведь время покажет, поэтому и скрывать оценивающий цепкий взгляд и хитрую усмешку она не стала.
Аудиенция подошла к концу.

Отредактировано Cersei Lannister (23-09-2017 16:01:21)

+2

22

Во время разговора с Рамси, Цареубийца смотрел ему прямо в глаза, во взгляде северянина читалась ненависть, которую он, казалось бы, и не пытался скрыть, хотя на его лице по-прежнему держалась улыбка, немного кривоватая и натянутая, но тем не менее улыбка.
Джейме же был серьезен, его взгляд был полон недоверия и холода, разница в возрасте давала о себе знать, времена когда он мог взирать на кого – то с такой же ненавистью уже давно были позади.

Шавка Болтона начинает рычать и делает шаг вперед, как только Джейме сократил расстояние между ним и северянином. Достаточно глупо приводить сюда свое животное напоказ, чего хорошего его могут выпотрошить королевские Гвардейцы, хотя сомневаюсь, что Бастард Русе сильно бы этому огорчился.
– Я надеюсь, что когда-нибудь мне удастся продемонстрировать вам какому искусству я более обучен. – Спокойно отвечает он зарвавшемуся мальчишке.
Хотя его слова от части были правдивы, только вот Джейме как раз учили вести переговоры, точнее навязывали ему это в его лучшие годы, только молодой лев предпочитал полностью отдавать себя военному ремеслу, изучению ведения боя, навыкам военной стратегии, и конечно же фехтованию.

Бастард обходит его, лукавая улыбка по-прежнему не слезает с его лица, Цареубийца провожает того взглядом, однако неугомонный Болтон видимо решил испытать терпение Ланнистера оставив между ним и собой озлобленную собаку. Конечно Джейме мог резко нанести удар мечом прямо по черепушке этой рычащей сволочи, ну или по черепушке его собаки которая к слову тоже не молчала, но мужчина решил что Серсея будет от этого не в восторге, к тому же тот уже принес клятву их дому.
Серсея решила ограничить действия Болтона сроком в три недели, достаточно мудрое решение, это действительно помогло бы понять искренняя ли лояльность у Северянина или какая – то уловка коими так славился его отец.
Квиберн получил распоряжение проводить их гостя из тронного зала.
- Лорд Болтон. – Произнес ему в след Джейме.
- Если при следующем вашем визите в Красный Замок при вас будет очередная дворняга. Я прикажу страже спустить с неё шкуру живьем, после чего презентую ее вам. Надеюсь мы друг друга поняли. – Мужчина по прежнему сохранял холодное спокойствие, это читалось по его голосу и взгляду.
– Приятной дороги. – Добавил Цареубийца и направился в сторону своей королевы.

+2

23

Всё сложилось так, как и планировал Рамси. Северянин был доволен и горд собой от чего глаза его блестели от нетерпения, когда он молча слушал каждое слово сказанное Серсеей. Надеюсь, ты видишь это, отец. Гордость за себя не застилала ему глаза и не дурманила разум, скорее это было приятным бонусом, как победа в одной из битв одной большой войны. Если подумать, так оно ведь и было. Все они были втянуты в одну большую войну Дейнерис Таргариен, что посмела напомнить о себе, вернувшись из-за Узкого Моря. Рамси часто думал о том, кому бы присягнул на верность отец на его месте и всегда в его голове отчетливо звучало "Ланнистерам". И в своём решении парнишка не сомневался ни на секунду.

- Вы очень добры, Ваша Милость. Я не подведу вас. - ответил северянин и ещё раз почтительно поклонился.

Взглянув на Квиберна, он слегка сощурил взгляд, оценивая его. Он определенно ему нужен, но доверять содержание письма и тем более адресата он не станет. Не-а. Развернувшись, Рамси уже направился к выходу и остановился возле Джейме, что так яро пытался вывести его из себя.

- Это гончая, сир Джейме. В вашем возрасте стыдно не знать подобное. - он вновь презренно улыбнулся и чуть склонил голову на бок, после чего пошёл дальше к выходу и жестом позвал Нимду за собой. Когда же он, наконец, миновал двери тронного замка, то присел на корточки и начал ласкать свою девочку. - Ты показала себя настоящей леди, но открывать рот без разрешения - это грубый тон, Нимда. Ещё один раз и нам придётся попрощаться с тобой. - после чего он поднялся и подошёл к окну, махнув рукой своему верному рыцарю, давая понять, что все в порядке. Рамси всегда держал своих собак в псарне, но здесь, почему-то, ему не хотелось от себя их отпускать, хотя бы одну. Поэтому он решил, что пока не отправит письмо, то и Нимду в псарную не поведёт.

Наконец из тронного зала вышел и сам Квиберн, поманив Северянина за собой, а тот, в свою очередь, не заставил его долго ждать и быстро сровнялся с ним. - Покои подождут меня ещё немного. Мейстер Квиберн? Мне надо отправить ворона, причём немедленно. - свою нетерпимость он подкрепил выражением лица и был рад услышать, что его не стали отговаривать. Однако он не мог не удивиться, почему Квиберн сказал, что больше не мейстер и почему Королева Серсея держала подле себя такого человека. Видимо он был куда полезнее. Только это и пришло в его тёмную головушку. Дойдя до нужного места, Рамси осведомил Квиберна, что напишет письмо и отправит ворона лично, а его найдёт позже, когда закончит. Конечно, он не хотел уходить сразу и даже сообщил о том, что когда-то служил его отцу, но Рамси лишь упрекнул его словами о плохой службе, раз отец оказался мёртв, а Нимда зарычав поставила точку в этом разговоре. Теперь можно было спокойно отправлять письмо Ларенсу в Винтерфелл. Нельзя было писать ему прямо о сговоре и похищении Сансы, поэтому он написал лишь те слова, о которых они договорились много лет назад, что будут использовать, когда надо будет сделать нечто ужасное друг для друга.

Среди костров в лесу ночном все тени заплясали.
Твой замок ждёт тебя домой, число уже настало.
Ты не замерзни по пути, возьми девиц и эля,
А я вас встречу впереди, когда пройдёт неделя.

+2


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » СТРАНИЦЫ ЛЕТОПИСИ » We still hope


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC