Game of Thrones: Winter is Here

Объявление















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » what makes me feel alive


what makes me feel alive

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

what makes me feel alive

http://funkyimg.com/i/2wmnv.gif

http://funkyimg.com/i/2wmmp.gif

Место и дата: Драконий камень, начало первого месяца зимы
Содержание: Розы только кажутся хрупкими цветами. Даже надломленные, потерявшие свет в этой жизни, они находят причину, чтобы идти дальше. Причину, которая поддерживает в них желание жить.

+1

2

Маргери не знала: сможет ли она когда-нибудь оправиться после потери. Сейчас это казалось кощунственным и почему-то невозможным. Она могла удерживать свои эмоции в голове, могла внешне выглядеть совершенно спокойно и уравновешенно, но не на секунду не забывала. У Старков есть поговорка - Север помнит, так вот, сейчас это можно было сказать о Тирелл, последней наследнице из Хайгардена. Север не будет помнить ни об её отце - Мейсе Тирелле, ни об её брать - сире Лорасе, но о них всегда будет помнить она. Девушка не знала, чего хотела бы больше: оказаться там, в септе Бейлора или же быть здесь, на Драконьем камне, ожидая аудиенции у Южной Королевы. Всё, что она понимала, так это то, что не имеет права разбрасываться данной возможностью. Пока она жива, Маргери должна сделать всё, чтобы добиться справедливости для своей семьи - это в первую очередь. И во вторую - прекратить узурпацию народа Ланнистерами. Одни ударом двух зайцев. А затем вернуться в свой замок, на южные просторы, и всю оставшуюся жизнь лечить изорванное сердце. Но пока она не имела права это показывать.
С бабушкой она перекинулась едва ли парой фраз, которые ничего не значили. Маргери тяжело было смотреть на леди Оленну и понимать, что та сделала выбор, и пожалуй, самый сложный в мире. Она принесла великую жертву, чтобы спасти свою внучку, но Маргери не могла благодарить её за это. Она вообще предпочитала избегать этой слишком болезненной темы, от которой становилось дурно. Девушка видела, как внимательно смотрит пожилая женщина, пытаясь сказать что-то, но так и не находит в себе духу для этого. Но Тирелл и так знает, что она скажет. Бабушка всегда действовала на благо своего дома и совершила много ужасных поступков. Оленна не могла допустить уничтожение своей семьи, поэтому снова сделала то, за что теперь будет расплачиваться осуждением со стороны внучки. Может быть, позже, когда пройдут года, Маргери сможет, наконец, простить её. Она понимала её мотивы, и даже в какой-то степени считала, что не имеет право на осуждение, но сердцу не прикажешь.
Размышления леди Маргери были прерваны. За ней пришёл лорд Варис и пара дотракийцев, которые должны были сопроводить девушку к Дейенерис Таргариен. Однако, вопреки ожиданиям Тирелл, её привели в комнату, расположенную за тронным залом. Это слегка удивило Маргери - скорее всего, сей жест означал, что данный разговор будет носить скорее неформальный и личный характер, чем официальный. Шатенка замерла у огромного стола, сцепив пальцы в замок перед собой и почтительно склонив голову.
- Кхалиси, - негромко произнесла Маргери, затем подняла взгляд на белокурую королеву, едва заметно улыбаясь. - Я хотела бы поблагодарить вас за приют и защиту, которую вы предоставили. Вы не должны и не обязаны были, но всё же сделали это. Дом Тиреллов благодарен вам. Я лично благодарна вам.
Благодарна за возможность поквитаться с Серсеей Ланнистер. Благодарна за возможность добиться справедливости. Маргери понимала, что ситуация несколько странная, учитывая, что она всё же была королевой, пусть не так долго. Наверняка, Дейенерис это отчасти беспокоит, и Тирелл ждала, что Таргариен попросит её преклонить колено и посягнуть ей на верность. Это было бы логично и закономерно.
За то короткое время, что Маргери провела на Драконьем Камне, она успела наслушаться историй об южной королеве и её деяниях за Узким морем. Если все то, что ей рассказали, было правдой, то она стоила того, чтобы занять её сторону и в дальнейшем, даже когда закончится борьба за престол.  Тирелл хотелось завершения войны и покоя, тем более, когда близилась зима - суровое испытание для всех жителей семи королевств. Она молчала, ожидая того, что скажет собеседница и украдкой разглядывала её. Дейнерис была красивой, уж в чём-чём, а Маргери знала в этом толк. У неё были белоснежные волосы, причудливо заплетённые на затылке и большие глаза, которые светились уверенностью и пониманием того, что она делает. Кхалиси излучала собой силу, которая пряталась внутри женского тела. Маргери это ясно ощущала и чувствовала. И ей это пришлось по душе - такие не ударят в спину, им хватит смелости убить, смотря при этом прямо в глаза.
Наверняка, у неё много вопросов, которые она хочет задать Маргери. Душа Тирелл ещё больна и рваные раны на сердце не вылечены, но она Королева Шипов, а значит обязана вести себя достойно перед кем бы то не было.

Отредактировано Margaery Tyrell (15-08-2017 13:05:24)

+3

3

Свою истинную королеву Вестерос встречал холодно.
Кажется, будто у солнца этих земель хорошего настроения не бывает совсем. Неприветливое и сонное, солнце капризничает, не желая покидать своей грузной облачной перины даже ради тех, кто остро в нем нуждается. Люди кутаются в теплые одежды и ежатся, все чаще собираясь у жарких очагов и костров, а солнце лениво и неохотно слегка только касается их своей неласковой рукой.

Королева поджимает губы. Холодный прием ей оказывает не только погода.
То, что принадлежит Дейнерис Таргариен по праву рождения, она все равно возьмет. Пламенем и кровью – так завоевывали эти земли ее великие предки. Прямо сейчас, прямо в эту минуту Драконьей королеве ничего не стоило повести свою армию на любой из замков, чтобы оставить на его месте скорбное пепелище. Но Дейнерис больше не хочет разрушать. Не хочет оставлять за собой хаос, не хочет больше ступать средь мертвых тел. И сейчас, пока еще Матерь Драконов не обрушилась на эти земли войной, она готова была протянуть руку мира. Призывая лордов Великих Домов присягнуть ей на верность добровольно, она надеялась обрести союзников и верных людей без кровопролития. Но Лорды молчали. Даже король Севера, на благоразумие которого так надеялся лорд Тирион.
Одни были слишком горды, чтобы преклонить колено перед иноземной завоевательницей, другие – наслышанные о жестокой расправе королевы-тирана над господами Астапора, Юнкая и Миэрина, были напуганы. Вестерос готов был поверить в любую ложь. Вестерос совсем не знал Дейнерис Таргариен.

Однако не считаться с Дейнерис Бурерожденной Семь Королевств уже не могут. Это раньше девчонка Таргариенов, шлюха табунщика, королева-попрошайка (сколько еще гнусных прозвищ ей давали?) считалась призрачной угрозой, которая была где-то далеко за Узким морем. Теперь же у нее есть умудренные опытом советники, три взрослых дракона и огромная армия, каждый человек из которой будет счастлив умереть ради своей кхалиси.
И с ней считаются.
Под покровительством Матери Драконов уже были наследники Железных Островов и Эллария дорнийская. Не осталась в стороне и леди Оленна из дома Тиреллов, просившая оказать своей дражайшей и единственной внучке защиту.

О Маргери Тирелл Дейнерис было известно, как ей думалось, достаточно. Роза Простора славилась своей ослепительной красотой, добрым нравом и изысканными манерами. А еще... Еще совсем недавно она звалась королевой Семи Королевств, а ее дом служил дому королей-узурпаторов. По словам лорда Вариса, об этом теперь совершенно не стоило беспокоиться: трагедия, которая унесла жизнь Лораса Тирелла, оставила слишком глубокую рану на сердце Хайгардена.
Дейнерис не представляла, какого это – потерять любимого брата: Рейгара она знала только по преданиях, а также по рассказам сира Барристана, а Визерис... Нужно ли говорить о нем?..
Зато Дейнерис точно знала, каково терять любимых людей.  Так гаснут солнце и звезды.

– Это мой долг, - спокойно и решительно отвечает Дейнерис. Она внимательно, но без всякой настойчивости смотрит собеседнице лицо, будто силясь разгадать, что лежит у нее на сердце, не притаилось ли в каком-нибудь уголке ее души лукавство. В глазах же кхалиси не читалось холода или надменности, лишь спокойствие безветренного моря и заинтересованная внимательность. – Долг Правительницы Семи Королевств и Защитницы государства.
Защитить от несправедливости, защитить от тирании. Серсея Ланнистер была ничем не лучше тех господ, которых Разрушительница оков казнила в Вольных городах. Так же, как и верхи Миэрина Юнкая или Астапора, Серсея Ланнистер ни во что не ставила жизни людей, принимая их за расходный материал. Такие люди заслуживают лишь одного – смерти.
– Почти три сотни лет дом Таргариенов хранил мир и порядок в Семи королевствах. Я же хочу продолжить традицию своего рода. Я собираюсь взойти на Железный трон, принадлежащий мне по праву рождения, чтобы вернуть Семи королевствам благоденствие и воздать узурпаторам по заслугам.
Королева чуть склоняет свою белокурую голову и добавляет уже мягче:
– Я верю, что дом Тиреллов окажет мне в этом поддержку, леди Маргери. Верю, что могу рассчитывать на ваше верность.

+3

4

Маргери внимательно слушала Дейенерис, чуть склонив голову на бок и разглядывая её. Ещё совсем недавно, с ней никто не считался - девушка казалась призрачной и далекой угрозой. Мало кто верил тем вестям, что доносились из-за Узкого моря. Дочь Безумного Короля даже не считали стоящим противником, в то время, как та набирала мощь, чтобы доказать всем обратное. Она пришла за своим? Что же же - это дойстойно.
Сами Тиреллы всегда ставили на победителей и считали, что лучшая война та, которой не было. Они предпочитали использовать другие оружия, чтобы добиться победы. Тиреллам была чужда война, они считали это напрасной тратой сил и ресурсов. Но времена изменились. Леди Оленна больше не хотела заниматься политикой - она стремилась наказать женщину, занявшую железную трон путём уничтожения множества людей, включая мужчин Хайгардена и собственного сына. Маргери часто задавалась вопросом: знала ли Серсея, что её попытка избавиться от опасности в лице Маргери и Его Воробейшества повлечет самоубийство Томмена? Если да, то монстр, готовый отобрать жизнь своего единственного и последнего ребёнка просто обязан сгинуть самой позорной смертью. Признаться честно, когда девушка услышала про то, что произошло с мужем, она искренне была расстроена. Томмен, милый маленький мальчик, совершенно не готовый к дворцовым переворотам и политическим интригам - стал их жертвой.
В своё время, Тиреллы были по одну сторону с Ланнистерами, и это тоже наверняка беспокоит Дейенерис Таргариен. На её месте, Маргери точно бы поискала какой-то подвох и не доверилась бы сходу никогда, пока новые союзники не сделают что-то, что убедит в их верности новому тандему. Но желание мстить, скорбь в душе - это лучшее доказательство крепости образованного союза.
Девушка легко, немного натянуто улыбнулась, чуть наклонив голову и разглядывая пол. Затем подняла взгляд на Кхалиси и сделала несколько шагов вдоль зала, останавливаясь возле камина, где было значительно теплее. В семь королевств пришла зима, и здесь, на Драконьем камне, она была особенно непривычно холодной для нежной розы Хайгардена, привыкшей к теплу.
- Вы поверите, если я скажу, будто Серсея Ланнистер, зовущая себя королевой, стремится к тому же? - Красивые губы тронула злая усмешка. Она повернулась к Бурерожденной. - Наверное, лорд Варис или ваш десница, лорд Тирион уже рассказали обо мне и моей семье многое? Но лучше знать историю из уст того, кто её действительно пережил, не находите?
Маргери никогда разбрасывалась личным, многое утаивая даже от брата, с которым они были так близки. Только бабушка знала обо всех помыслах своей внучки. Леди Оленна могла предугадать следующий шаг своей ученицы, что давало ей возможность предупредить об ошибках. Королева Маргери серьёзно оступилась, выпустив ситуацию из-под своего контроля. Она поверила, что Его Воробейшество сможет избавиться от ненавистной Серсеи, но жестоко просчиталась - королева-регент обыграла его.
Но сегодня леди Маргери ощутила сильное желание исповедаться. Перестать играть ради чего-то и быть честной перед собой.
- К сожалению, вам не довелось знать моего брата, сира Лораса. И, конечно, вы не знаете, что он был лучшим мечником во всех семи королевствах, один из немногих, кто смог одержать победу в поединке над Джейме Ланнистером и Григором Клиганом. Он был добрым. Он был красивым. Наследник богатого дома Тиреллов. Правда, завидный жених? От него не осталось даже пепла, чтобы захоронить его с честью.
Маргери пожала плечами.
- Я думаю, вас беспокоит тот факт, что я была Королевой Вестероса. Меня бы беспокоило. Но сейчас наши с вами цели сходятся. Я желаю свержения узурпаторов! - В голосе хранительницы Юга зазвучали стальные нотки. - Только когда это произойдёт, в семи королевствах наступит мир и покой. Я всегда стремилась к этому. И мои желания не изменились. Я слышала о ваших деяниях за Узким морем. Вы освободили людей от гнёта рабства, за вами пошёл дотракийский народ, который славится своей дикостью и необузданностью. Вы могли напасть на Королевскую Гавань прямо сейчас, ударить со всех сторон, как хотят того Эллария Дорнийская и моя бабушка. И вы бы победили очень быстро. Но вы не хотите чтобы Вестерос подчинялся вам из одного лишь страха. Вы хотите, чтобы люди признали вас и полюбили, перестав вспоминать времена Безумного Короля. Как единственная наследница Хайгардена и хранительница Юга, я готова протянуть вам не только руку дружбы. Я могу помочь добиться справедливости для вас. И для себя. Я готова присягнуть вам на верность.
Бабушке наверняка не слишком понравится то, с какой откровенностью говорит внучка, но Маргери было откровенно плевать на это. Она не могла и не хотела прощать Оленну, от того воспринимала в штыки любые её советы. Все эти игры не приводят ни к чему хорошему - они принесли только боль и потери. Прошло то время, когда они занимали сторону победителей - пришло время прислушаться к тому, что говорит сердце. А оно твердило, что Маргери делает всё правильно, во в ладах со своей совестью.

+2

5

– Зовущая себя королевой, – чуть приподняв брови, ровным тоном проговорила Дейнерис. Ее слова эхом отозвались в каменных стенах залы. – Зовущая. Себя.
Королевой себя может звать хоть уличная плясунья, хоть торговка фруктами на рынке. Но сколько же знатных домов по добру присягнули Серсее Ланнистер? Сколько из них зовут Серсею Ланнистер своей королевой? И что Серсея Ланнистер сделала, чтобы не только она сама могла звать себя королевой?
Сцепив пальцы в замок и коротко выдохнув, Дейнерис продолжала:
– Я отвечу, что человек, чей путь к власти был проложен узурпацией, к подобному стремиться не способен, леди Маргери. Короли существуют для того, чтобы творить справедливость, а не поступать ей вопреки. В их руках – судьбы и жизни сотни тысяч людей: простых и знатных, бедных и богатых; и долг королей – оберегать их.
Тот же, кто поступает иначе – не имеет никакого права власти над людьми, назовись он хоть трижды королем. Клубы черного дыма и ужасный смрад горелого мяса – вот что Дейнерис Таргариен оставляла от таких «королей».

– Вы правы, – коротко кивнув, согласилась кхалиси. Благодаря своему верному деснице и лорду Варису ей действительно многое было известно об этой девушке, об ее семье и о той ужасной трагедии, которая перевернула их жизни, но:
– Мне действительно интересно услышать вашу историю.

Откровение Розы Хайгардена оказалось таким... неожиданным?.. Живым? Голос ее, высокий и приятный, был пронизан стальными нитями; слова ее тронули и одновременно взволновали Дейнерис. Ей бы хотелось, наверное, выразить свое сожаление по поводу печальной судьбы покойного сира Лораса, но едва ли леди Маргери сейчас или когда-либо нуждалась в утешениях. Королева Шипов нуждалась в возможности отмщения.
И, очевидно, эту возможность она находила в Матери Драконов. Оттого ли ее гостья с такой легкостью согласилась не только присягнуть ей на верность, но и протянуть руку дружбы?

Дейнерис сделала несколько шагов навстречу наследнице дома Тиреллов. Взгляд кхалиси был спокойным и уверенным, но сердце у нее почему-то на секунду оказалось стиснуто некоторым холодным волнением. Доверять кому бы то было – это непросто. Особенно для тех, за кем убийц посылают с самого рождения. Однако и не доверять никому вовсе тоже глупо. Доверие – это каждый раз, несомненно, большой риск, но завоевать Семь Королевств без этого риска невозможно. Кроме всего, было кое-что, что вселяло уверенность – леди Маргери прекрасно понимала мотивы и цели Драконьей Королевы и смотрела на них с одобрением.
– Наши идеалы, к счастью, не имеют расхождения, миледи. Мягкая полуулыбка легко касается губ Дейнерис. – Не только ради отмщения и восстановления справедливости над нашими домами, но и ради нового – лучшего мира и вы, и я готовы бороться с узурпаторами. Для меня честь принять вашу руку дружбы. За верность я окажу любую поддержку и буду биться за ваш дом до последнего, но за предательство... С предателями я расплачиваюсь жестоко.
В голосе королевы не было угрозы или предупреждения. Это всего лишь честное условие, которое леди Маргери вправе принять или отвергнуть.
– Итак, готовы ли вы поддержать меня как королеву Семи Королевств?

+2

6

Раньше, когда они только покинули Астапор, находиться рядом с кхалиси было волнующим приключением. Со временем это стало превращаться в привычку до тех пор, пока не обратилось жизненной необходимостью. Многие, получив свободу, так и не смогли перестать быть рабами, отыскивая себе новых господ то в людях, то в стремлениях и идеях. Миссандея из Наата к свободе привыкла быстро, и кхалиси не была ее госпожой ни в реальности, ни в мыслях. Решение быть рядом, помогать всеми возможными способами, поддерживать и Мать Драконов, и королеву Семи Королевств и просто юную девушку одновременно было свободным решением. И когда ее не оказывалось рядом долго, Миссандея чувствовала себя неуютно. Должно быть, кхалиси это понимала. Она научилась не замечать свою советницу даже в ходе очень личных переговоров, и ее собеседники не возражали против ее присутствия, очевидно, видя в ней служанку и не более. Миссандея не стремилась к титулам и званиям. Называть можно как угодно. Имена не мешают идти по выбранному пути.
Сейчас, как и всегда, она должна была быть рядом с Королевой, пока та ведет переговоры с единственной оставшейся в живых наследницей великого дома Тиреллов. Миссандея видела, как эта девушка прибыла на Драконий Камень. Она была красива и печальна. Тот сорт печали, который умело скрывает ярость. Глядя на нее издалека, Миссандея представляла, как звучит ее голос. И теперь хотела проверить свои догадки, но дела потребовали от нее быть в другом месте. Кхалиси привезла с собой большую армию. Дотракийцы, люди Астапора и Миирина, Безупречные... Они не всегда находили общий язык между собой, хоть очень к тому стремились ради Нее. Во избежание лишних проблем еще и с этим, общий язык между ними иногда приходилось находить Миссандее.
  – Итак, готовы ли вы поддержать меня как королеву Семи Королевств?
Фраза, которую она услышала, тихо входя в комнату за троном главного зала Драконьего Камня, могла означать что угодно. Что Маргери Тирелл готова присягнуть кхалиси, что кхалиси требует присяги сама. Миссандея упустила этот разговор, но пришла как раз вовремя, чтобы услышать, как все же звучит голос девушки, которую называют королевой шипов. Она тихо остановилась справа от двери, не привлекая к себе внимания и не отвлекая кхалиси и ее гостью.

+4

7

Маргери смотрела на Дейенерис и видела искреннее понимание и сочувствие в её глазах. Это была не притворная маска, надетая ради вежливости или ради того, чтобы заполучить столь выгодный союз. Кхалиси не играла роль милосердной правительницы - ей это было ни к чему, поскольку она сама являлась такой: не лишённой милосердия и простого человеческого сострадания. Проведя столько вне родного дома, гонимая и непризнанная, когда вокруг одни враги, она возможно благодаря этому стала такой. Маргери никогда не понять, через что пришлось пройти Дейенерис Таргариен, но это и не было нужно.
Но так же Королева Шипов чувствовала толику волнения, исходящую от собеседницы. И знала в чём причина. Королеве не просто довериться тем, кто ещё недавно был по другую сторону баррикады. Маргери, как никто другой, хорошо знала, как часто бывает, что ситуация вынуждает бывших врагов оставить все распри в прошлом ради общих целей. Но правда в том, что Тиреллы никогда не были ей врагами. Возможно, Дейенерис считала иначе, но ни леди Оленна, ни она сама никогда не желали ей смерти. Они вообще не особо думали о том, что происходит где-то там, за Узким морем, в чужих землях. Перед семьей Тиреллов стояли более насущные проблемы, которые надо было решить, а не думать о том, что будет возможно в далеком будущем.
- Знаете, Кхалиси, моим первым мужем был Ренли Баратеон. Я думаю, вы считаете дом Баратеонов узурпаторами, свергнувших вашего отца и лишив вас права, которое было положено вам по рождению. Он не был первым наследником после смерти короля Роберта. Можно даже сказать, он был последним в списке, но Юг поддержал его. Потому что он стремился к миру, он не хотел воевать против своего старшего брата, не желал войны с Севером. Не сочтите оскорблением, но он так же, как и вы стремился стать королем не за счёт множества людских жизней. У нас было огромное войско, которое могло бы разбить и войско Станниса Баратеона, и Робба Старка, но Ренли не хотел этого. За это он получил нож в спину от своего брата. Сейчас, когда мы так честны друг с другом, я надеюсь, что это не изменится, Кхалиси. Я не хочу оставлять секретов.
Лёгкий шорох отвлёк Маргери. Она увидела Миссандею, которая почти незаметно появилась в комнате. Тирелл не сразу заметила, как та вошла и как долго она находится здесь. Но Дейенерис относилась к ней не просто, как к поданной, но и как к верной подруге. У леди Маргери не было друзей, в своё время она искренне симпатизировала сироте - Сансе Старк, знала, какого той пришлось и хотела, чтобы та вышла за Лораса. Да, он не тяготел к женскому телу, но он был бы добр к ней, окружил бы заботой и сумел бы защитить. В Хайгардане для рыжеволосой красавицы было бы безопаснее, чем в Королевской Гавани, но Тайвин Ланнистер разрушил планы Тиреллов, решив укрепить их союзы двумя браками.
- Отвечая на ваш вопрос: да. Я признаю вас своей Королевой и хочу помочь вам взойти на престол. Дом Тиреллов от моего лица окажет вам поддержку и будет верен вам, моя королева! - Леди Маргери почтительно склонила голову, слегка присев, тем самым подтверждая свои слова. Это лишь маленький шаг навстречу доверию, зачатки которого уже появились между ними, но он был сделан. Им предстоял не малый путь впереди. Дело не только в войне и победе в ней: Маргери должна утвердить в Дейенерис мысль, что их дом не станет предавать заключенный союз, но и самой Кхалиси стоит доказать, что она именно та королева, за которой можно и нужно идти.
Выпрямившись, Маргери, наконец, улыбнулась более тепло и менее официально, чем до этого. В её сердце зародилась надежда на то, что скоро вся эта череда потерь закончится. Семь королевств слишком изранено, растоптано и изгажено - им потребуется много времени, чтобы залечить эти раны. Какими бы не были амбициозными женщины Тиреллов, они много думали об обычных людях, которым живется далеко не так сладко, как им. Бесконечная бойня истощила и измучила всех. Напуганный и уставший народ уже готов был сдаться и признать королем кого угодно, лишь бы это всё закончилось. Однако, ещё были те, у кого хватало сил бороться и понимать - нет, не всяк, кто надел корону, достоин править.

+3

8

Добро и зло, хорошее и плохое, белое и черное. Делить этот странный, сложный мир с помощью условностей всегда проще, всегда понятнее и всегда, конечно же, легче. Меньше колебаний, меньше споров с собственной совестью. Больше убежденности в правоте собственных действий. Потому что черное – это черное. Черное нужно искоренять, бороться с ним, жечь его огнями справедливости. Черному – черное. А белому – белое.
Дейнерис Таргариен не сама себе это придумала со скуки, жизнь подтолкнула ее к этому. Вокруг наследницы Железного Трона всегда были либо друзья, либо враги. Никаких полутонов. Друзья были ей верны, и она платила им той же монетой. Враги не жалели ее, а она была беспощадна к ним. Только черное и белое. Только друзья и враги. Что делать с полутонами Матерь Драконов не знала.

Была ли леди Маргери Тирелл в достаточной мере осведомлена об этом? Кто знает. Однако попытка развеять малейшую тень сомнения, показать всю прозрачность своих намерений и чувств – шаг достойный и очень смелый. Дейнерис хотела бы воспринять его с симпатией. Но... Легко говорить откровенно, когда терять уже нечего, когда ты – спица вращающегося колеса Великих Домов, которая теперь оказалась внизу. Будь Ренли Баратеон сейчас жив и имел бы хоть какие-то притязания на трон, что бы он сделал? Преклонил бы колено перед наследницей Таргариенов, отказавшись от собственных притязаний или выступил бы против нее с войной?
Свою гостью Дейнерис слушает молча, сурово поджимая губы. Пальцы у нее побелели – с такой силой она сжала их между собой. Она чувствует, как кровь в ее жилах становится горячее, но Дейнерис слишком долго, слишком сильно ненавидит весь род Узурпатора, чтобы растрачивать на его имя хоть каплю своего самообладания.
Дейнерис прозвали Разрушительницей Оков, но оковы ненависти ей были неподвластны. Только их разбить она была не в силах. Но слепо ненавидеть – значит лишать себя разума. А этого Дейнерис себе позволить себе не могла. Матерь Драконов была давно уже была в ответе не только за свою жизнь. За ее спиной – не рабы и слуги, а люди, которые вложили в ее руки свои судьбы и жизни, и только от ее решений теперь зависело, какую жизнь они смогут прожить, сражаясь за свою королеву.
– Кроме этого, миледи, мне известно и о том, что вы были женой и двоих сыновей Узурпатора. Нет смысла скрывать, что ко всему его роду я имею особую неприязнь. Однако, – она делает короткий вздох, – мой десница, насколько, я думаю, вам известно, носит фамилию Ланнистер. Именно Ланнистеры стали виновниками гибели моего отца и безвинных детей моего брата, Ланнистеры узурпируют сейчас власть. Но не фамилия определяет достойного человека. Только его честь и только его поступки.

«Трагедия Розы Хайгардена не позволит ей поступать не в ладах со своей честью и совестью», – утверждал лорд Варис. Дейнерис приняла к сердцу боль ее утраты, ей и правда искренне было жаль покойного сира Лораса, но она – не королева милосердия. Жизнь научила ее тому, что доверять можно только делам. И только дела покажут искренность намерений наследницы дома Тиреллов. Как и дела наследницы дома Таргариенов.

– Леди Маргери из дома Тиреллов. Как правительница Семи Королевств, я с честью принимаю ваши слова и вашу службу. Отныне я стану защитницей вашего дома, его покровительницей и его поддержкой, и уничтожу каждого, кто посягнет на его свободу, честь или жизнь. Я построю новый мир ради наших домов и ради наших людей, вы же будете хранить Юг, как и прежде.
Маргери Тирелл не была первым человеком, из тех, что признали ее своей королевой даже здесь, в Вестеросе. Однако сердце у Дейнерис все равно трепетало, хоть внешне она оставалась так же холодна и спокойна. Но, наконец, королева позволяет себе улыбнуться. Сначала одними только уголками губ, затем, развернувшись вполоборота к Миссандее, чуть шире. Она была рада, что ее советница, самый доверенный человек ее окружения, стала свидетельницей этого нового союза.

+3

9

Гадать о том, как бы всё могло сложиться при иных обстоятельствах - бесполезная трата времени. Это теперь совершенно ни к чему. У Тиреллов было право выбора, и они его сделали - это данность, этого не исправить. Маргери бы покривила душой, если бы утверждала, что они руководствовались исключительно интересами людей, выгода для своего дома была не менее важна. Возможно, именно это привело к трагедии. И Роза Хайгардена надеялась, что присягнув на верность дому Таргариенов, она перестанет терять дорогих людей. Им с Кхалиси предстоит пройти длинную дорогу к полному взаимному доверию. Сейчас сделан небольшой шажок - сказаны слова, принесены клятвы. Но только они ничего не будут значить, если не подкреплять их действиями. И хранительница Юга рассчитывала, что в скором времени ей представиться возможность сделать это. Зима принесла с собой ветер перемен, но каких именно оставалось только догадываться. Девушка знала, что осталась жива не просто так - у всего на свете есть свои цели. Пусть она никогда не верила, но в последние дни ощущала присутствие чего-то высшего в её жизни. Словно, ей дали шанс исправить ход истории снова, и если она ошибётся вновь, то семье Тиреллов настанет конец. От величайшего дома не останется никого и их кровь будет навсегда утеряна.
Она снова поклонилась теперь уже своей королеве и подняла взгляд на неё.
Лорд Тирион был не только самым достойным из семьи Ланнистеров, но и среди большинства людей, с которыми довелось познакомиться Маргери лично. И пожалуй, вспомнив его, Матерь Драконов привела самый правильный пример. Она права: фамилия мало что может сказать о человеке, за него говорят лишь поступки и действия.
- Нам предстоит долгий путь, Кхалиси. И пусть сейчас всё, что я могу - это только говорить, но я уверенна, скоро мне представиться возможность доказать свою искренность и делом.
Зная её историю, не все могли бы поверить в верность Тирелл. Она не стала бы кого-то обвинять за недоверие и обижаться. Но Дейенерис её приняла, несмотря на богатое прошлое, и это было сейчас самым важным. Она вновь улыбнулась девушке, после чего обратила внимание на до сих пор молчавшую Миссандею.
- Леди Миссандея -  голова чуть склонена в знак приветствия и уважения. Советница Дейенерис стала невольным свидетелем присяги Маргери. И тем не менее, то, что это произошло именно так, без громких церемоний и собраний в тронном зале, делало сиё событие пусть маленьким, но искреннем. Только при личных разговорах, когда все точки расставлены в нужных местах - можно увидеть понимание и осознание. Закрепляя союз между двумя домами столь неофициальном образом, они получили совершенно личную клятву, которую могут давать друг другу... друзья. Леди Маргери хотелось, чтобы это было бы именно так. Тиреллы - ценные союзники, но ничто не скрепляет две стороны, как хорошее отношение к друг другу. Маргери знала об этом не понаслышке, она и сама так поступала. И принимая сторону Ланнистеров, она не присягала им на верность по-настоящему. То были слова, сказанные по необходимости, чтобы достичь конкретной цели. Но сегодня всё было несколько иначе.

+1


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » what makes me feel alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC