Game of Thrones: Winter is Here

Объявление















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » СТРАНИЦЫ ЛЕТОПИСИ » Get her off my back


Get her off my back

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Get her off my back

http://forumavatars.ru/img/avatars/0018/ce/81/11-1504368182.jpg

http://forumavatars.ru/img/avatars/0018/ce/81/37-1506271930.jpg

Место и дата: Пара недель по прибытию в Гавань леди шипов. Улочки королевских пенатов.
Содержание: Все наниматели знают, что если заплатить хорошему убийце, он спросит лишь как скоро требуется убрать цель. Им также известно, что цель обычно лучше убивать тихо и без свидетелей.
Лорд Моргрин был крайне разочарован слетевшей сделкой с Ланнистерами из-за глупой служанки, потому он решил устранить проблему самым простым и надежным путем. Заплатив хорошенькую сумму одному из стражников, торговец Уайтхиллов решает подстраховать свою задницу и посылает еще одного проверенного по своим источникам ассасина - тогда девка точно никуда не денется.
Мог ли он знать, что все пойдет наперекосяк даже с двойным убийством? И насколько черствый этот его "проверенный" ассасин?

Отредактировано Mira Forrester (30-09-2017 20:53:15)

0

2

Каждый охотник за наживой ищет себе добычу. А добыча, как и охотник, бывают разных видов. Но все же самый популярный вид охотника - это наемник. Его нажива, его дичь - это люди, на которых пришел заказ. И самое важное - у таких людей всегда есть работа. Обязательно найдется человек, который хочет убрать другого. А чтобы самому не пачкаться, такие люди нанимают таких убийц, как Стоун. Алекс - хладнокровный убийца. Точнее человек, балансирующий между хладнокровием и чистым безумием. Эти две грани в голове невольно сводят с ума. Однако, на данный момент это меньшая из проблем. Его на этот раз нанял странный торговец. У Стоуна задание было простое - убрать девченку по имени Мира. Однако задание было простым лишь с виду - девушка не выходила за пределы Красного замка. Единственная возможность подловить ее были королевские пенаты. Алексу с одной стороны жутко повезло. У одного человека из королевской стражи, по имени Демиен, была та же цель. Об этом ему говорил тот торговец. А вот Стоуну никто ничего не сказал. Отвратительные люди, эти торговцы. В худшем случае придется делиться наживой.
- Не по кодексу это - со всякими продажными стражниками делиться...
Пронеслось в его мозгу. Но увы, Безумец пока не мог ничего сделать. Пока что не мог.
Пока они шли до места назначения, Демиен пытался что-то втолковать Алексу касательно этого дела. Но несмотря на все вопросы, несмотря на всякие ньюансы этого дела, Стоун сохранял молчание и хладнокровное выражение лица. Его глаза буквально прожигали своим холодом. И ощутив на себе такой взор, королевский гвардеец решил промолчать. И вот, когда они уже пришли на место, начало уже темнеть. Как раз вовремя. Пока они шли, наемник постепенно отдалялся от Демиена. И когда тот обернулся - он не обнаружил на месте наемника. Его темная кожаная броня прекрасно помогала сливаться с темным окружением, делая себя практически незаметным в тени. Потому гвардеец, пожав плечами, поперся дальше, к своей цели.
Алекс же следовал за ним, но уже находясь в тени. Не очень хочется, чтобы этот ублюдок привел его в ловушку или мимо других гвардейцев. Так и своей награды лишиться недолго. И уже по тону этого человека понятно, насколько он алчная мразь.
- Нет уж, ублюдок. Эта добыча - моя. Давай, приведи меня к ней. Покажи, где она находится.
Размышлял Стоун, следуя за гвардейцем. Тот уже успел повстречать девушку и... ещё одного гвардейца, который припер ее на месте. Вот сейчас Алекс искренне порадовался, что не находится рядом с этим ублюдком в этот самый момент.
- Убить ее мечом? Неее, слишком много чести для такой мелочи. Может кинжалом? Да, определенно! Но каким? Вот это надо уже обдумать.
Алекса стали посещать безумные мысли. Он старался удержать их под контролем. Все это желание в его сознании... Оно будто разрывает его изнутри. И сейчас, чтобы удержаться от дикого хихиканья, наемник прокусил себе палец до крови. Из этой ранки кровь постепенно текла по его руке, немного возвращая ему здравомыслие. Когда ты пытаешься сдержать свое безумие - нужно принести себе боль, пока оно не расползлось по тебе, подобно инфекции. И это Алекс знает куда больше, чем другие. Все-таки он Безумец. И некоторые заказчики с осторожностью выбирают его. Да, Стоун опытный наемник. С этим никто не сомневается. Но порой от него происходит такое безумие, после которого хочется забиться в угол и просить о помощи. Жестокость его в моменты помутнения рассудка превышает все грани человеческого понимания. И в глазах людей он перестает быть человеком. Лишь зверем под человеческой личиной.

+1

3

Юная служанка Маргери Тирелл до сих пор не понимала, с какой такой радости кому-то вздумалось говорить с ней в темное время суток. Еще больше её беспокоил тот факт, что кто-то рылся в её вещах. Все осталось на месте, разумеется, даже беспорядок, который учинил неизвестный. Почему-то она была уверена, что записку оставил тот, кто перевернул вверх дном её комнату. Ну, еще бы: не нашел желаемого - письма брата, матери с просьбой к леди Маргери? - потому и разворотил к чертям все со злости. Кто-то, кто знает её.
Можно ли этому человеку доверять? Ночью?
Форрестер была по-девичьи наивна, но не глупа настолько, чтобы верить, будто ничего такого её не ожидает в подворотне. В Королевской Гавани полно змей и их нужно обходить за версту, по возможности - вообще быть тише воды, ниже травы. Строить из себя невинное дитя, не заслуживающее внимания, если потребуется.
Выскальзывая в каменный проем с высокой живой изгородью, пролегающей поверх стен, Мира воровато огляделась по сторонам. Караульный только что прошел мимо, не заметив её в густых розовых кустах. Если ему не приспичит вернуться обратно той же дорогой или вдруг обернуться - мало ли, паранойя, - то девушка останется в выигрыше. Или, по крайней мере, не попадет за решетку за несоблюдение режима.
Так, тихонько. Ну, вот. Я здесь. А где же ты, таинственный нарушитель личного пространства?
Вредитель, если можно так сказать. Может, это тот мальчишка, угольщик, побывал у неё вновь? Но стал бы он портить имущество при этом? Обучен ли он грамоте вовсе? Вот в чем Мира и сомневалась. Да и вряд ли бы малец попросил её прийти на столь видное место на встречу с ним. Сам бы пришел, слезно молил под дверью.
Нет, это может быть только кто-то другой. Тот, кому не страшны её угрозы, вероятно. Наделенный некоторой властью?
Знать её могли всего несколько человек - многие дамы и сэры Гавани даже не догадывались, как её зовут и что есть на свете живой выходец из дома Форрестер. Учитывая, насколько их сейчас хотели загнать в угол и уничтожить, присвоив остатки лесов с ценной древесиной. Так вот, среди этих самых нескольких человек были служанки леди Маргери, сама роза Хайгардена и еще несколько обитателей Гавани, включая Серсею и Тириона Ланнистера. Да, стоило еще упомянуть торговцев, с которыми ей пришлось контактировать накануне. Но... Это же просто нелепо подозревать кого-то из них.
Стараясь не наступать на ветки, Мира заставила себя не думать о возможных неприятностях, которые сулила вылазка. Она медленно и опасливо прошла несколько метров "лабиринта", после чего свернула направо, ввиду отсутствия других ходов. Тут же она сбавила шаг, заметив впереди стоящего к ней спиной мужчину. В латах красно-золотой палитры.
Не может быть! Чего от меня нужно стражнику Ланнистеров? Я же ничего такого...
Да-да, пока она не успела натворить чего-то из рук вон выходящего, чтобы кто-то из высшей знати планировал наказать её. Любым способом, доступным страже. Она и стражников-то обходила стороной, дабы лишний раз не действовать им на нервы.
- Глупо... Надо вернуться, пока еще...
Глухой голосок тут же потонул в бряцании доспехов позади неё. На плечо легла тяжелая рука, заставившая Форрестер охнуть и инстинктивно рвануться вперед. Удачно, что ей удалось обернуться до того, как крик вырвется из глотки.
- Что вы здесь делаете? Забыли дорогу к своим покоям?
Забыла. Если честно, Мира действительно забыла, куда шла. Даже свое имя, наверное, не припомнила бы сразу. Лицо стражника слегка перекосило недовольство, будто от неё несло чем-то не очень приятным. Суровым взглядом досмотрщика он оценил степень опасности потенциальной нарушительницы. Мира тут же сцепила руки в замок и обронила совсем уж печальное:
- Я... Уже ухожу. Решила подышать воздухом и...
- В такой час дышали воздухом? Одна?
Да, одна! А тебе-то что с того, кретин?! Вот прицепился. Она же даже не шумела и не прятала ничего сворованного под платьем. Правда, она бы вряд ли позволила себя осмотреть.
- Я правда не хотела...
Стражник занес руку, будто собирался её ударить, когда их кто-то окликнул. Тот самый мужчина, что прежде стоял к ним спиной, а теперь он с невыразительной властностью отвел Форрестер подальше от начавшего закипать гвардейца, отодвинув её почти что себе за спину.
- Эта леди со мной, Лукан.
Как мило. Мира молча подняла взгляд на нежданного спасителя и выдохнула лишь в тот момент, когда сцапавший её ланнистеровский прихвостень удалился обратно на свой пост.
- Мне жаль, что все так обернулось, - светловолосый стражник мягко улыбнулся, чем несколько расположил к себе служанку.
После он повел рукой, приглашая даму отойти в более уединенное для разговора место. Вид на Гавань и отвесная стена, с которой можно слететь, если неудачно перевалиться. Шумящий неподалеку фонтан лишь частично успокаивает расфантазировавшуюся фрейлину Тирелл.
- Это были вы? Вы оставили мне записку? Вы же и рылись в моих вещах? - возмущенные нотки отразились на её лице, когда Мира вновь посмотрела на своего "спасителя".
- Отнюдь. Я только оставил послание, леди Мира.
Но ты ведь лжешь. Ты нагло лжешь мне в лицо, скрывая что-то.
Он имел право скрывать правду, это верно. Он мог иметь к ней что-то личное, если бы она хоть раз чем-то насолила ему или оскорбила. Но нет, такого не было: Мира знала свое место, да и вообще не смогла бы унизить кого-то без причины. Ничтожна и сильна в своей беспомощности одновременно.
И сейчас леди Форрестер видела перед собой что-то отчаянно скрывающего от неё человека. Он даже назад оглянулся как-то странно.
Темноволосая отступила на шаг, почуяв неладное.
- Так получилось, что вы связались с неправильными людьми, - наконец продолжил блондин, сделав к ней пару пробных, почти что неуверенных шагов, -  Я постараюсь сделать все быстро, если это поможет.
Глаза девушки расширились от ужаса и удивления. Затем уже она увидела чертов кинжал - длинный, изящный, похожий на стилет, только более крупный. И чертовски острый. Лезвие заблестело в свете луны, заставив сердце больно отбивать чечетку под самыми ребрами.
Сейчас бы подумать что-то вроде "Я так и знала!", но разум отчаянно забился в угол от страха. Одно дело - морально готовиться и понимать противника, его мотивы и возможную рефлексию, а другое... Черт возьми, убежать от гвардейца, который, по сути, не девочка в платье, да еще и не из хлюпиков - это слишком!
Думай... Думай!
Бежать! Куда угодно, хоть в лапы того же Лукана. Из тюремной камеры она хотя бы сможет связаться с леди Маргери, а вот мертвой она уже точно никому ничего не доложит.
Впрочем, случай сегодня определенно был не на её стороне. Словно по какому-то дьявольскому заговору Мира с разбегу поскользнулась на гладком, выщербленном множеством ног булыжнике. Зацепившийся за неё гвардеец ухнул следом, зазвенев доспехами на всю округу.
Теперь бы найти еще что-то, чем можно треснуть нерадивого убийцу. Тяжелая плетеная корзина из под винных кувшинов? Подойдет. Жаль, что голову этим не разобьешь, но...
Успев подняться после ответного удара корзиной, Мира вновь едва не растянулась, когда гвардеец хватанул её за щиколотку. А когда уж потянул, то перед глазами её словно вся жизнь пронеслась. Девица больно ударилась о каменную скамью, чудом избежав сломанного носа или удара острой стороной в висок. Перед глазами все поплыло, словно на корабле в шторм.

Отредактировано Mira Forrester (01-10-2017 17:58:30)

0

4

Похоже, что этот Демиен не очень спешил с убийством. По всей видимости, он ожидал второго убийцу. И оборачивался как раз, чтобы удостовериться, что он рядом. Увы, единственное, что он смог уловить - это легкий шелест то у одного куста, то у другого. Хитрость, незаметность и скорость - вот основные качества, которые должны быть у наемника для скрытых убийств. Но все-таки гвардеец не до конца понимал, насколько Алекс близок к нему.  У Стоуна есть добыча. Вернее две добычи. Но об этом чуть позже.
Алекс наблюдал за этой нелепой сценой попыток убийства девушки. Вроде бы опытный гвардеец... а двигается, как обезьяна Браавоса. Наемнику даже стало стыдно, что у него такой "союзник", не способный толком прикончить девицу. Всего лишь одна девка - и с той не способен справиться. И как такого оболтуса приняли в королевскую гвардию? Если среди гвардейцев все такие - то Алексу можно запросто дать титул "полководца" этого стада баранов. Впрочем ладно, этот балбес достаточно развлек наемника, пора уже выйти из тени.
Алекс вышел из темной части куста, направившись к своей жертве. Вот Демиен уже схватил Миру за щиколотку, ударив о каменную скамью. На все это Стоун пожал плечами. До чего же грубая работа. И вот он уже поднял кинжал, намереваясь нанести девушке решающий удар... Как тут же отлетел от нее в сторону. Удар сапога Алекса прошелся по его правой стороне лица, оставив внушительный отпечаток из покраснения и грязи. Гвардеец аж покраснел от злобы, поднимаясь на ноги.
- Ты что творишь, чертов наемник? - спросил он, направив свой ненавидящий взор на Безумца. Алекс от этого выражения лица ухмыльнулся.
- Макака из Браавоса лучше бы выполнила это задание. У вас, гвардейцев, всех так все плохо с подготовкой?
Спросил Алекс с ухмылкой. Демиен поднялся также держа кинжал в руке. Он подошел к наемнику.
- Ещё раз скажешь что-нибудь подобное - я тебя на куски порву. - прорычал гвардеец. После посмотрел на лежачую девку. - Ладно,
оставляю эту девку на тебя. Но деньги поделим.

От этих слов Алекс повернул голову набок. После чего достал из внутреннего кармана маленькую книжку. Именование ее "Кодекс наемника".
- Кодекс наемника, правило номер тридцать пять...
- Ты что, книжки читать вздумал? Давай уже покончим с ней... - проговорил было Демиен, но тут же отвлекся. Он заметил краем глаза, как свободная рука Алекса обнажила меч. Быстрый взмах - и гвардеец с трудом блокировал удар, используя кинжал.
- Прерывать нехорошо, дружок. Кодекс наемника, правило номер тридцать пять - наемник не делится своей наживой.
Сказал Алекс. На его лице появилась безумная ухмылка. После чего он убрал книжку обратно в грудной карман. Достав один из кинжалов уже свободной рукой, он метнул его в сторону девушки. Нет, он ее вовсе не убивать сейчас собрался. К чему все это? Убийство дичи может и подождать. Кинжал зацепил ее юбку, пригвоздив тем самым ее одежду к земле.
- Не смей убегать никуда, зайчонок. С тобой я разберусь, как уберу лишних людей.
Стоун часто называл ласково своих жертв, что являлись представителями прекрасного пола. Это давало некоторое воодушевление во время убийства. А Демиен тем временем достал свой меч. Началось сражение за добычу в прямом смысле этого слова. Гвардеец держал кинжал в свободной руке, чтобы во время парирования нанести смертельный удар наемнику. И в этом был его главный недостаток - Демиен слишком недооценивал своего противника, хотя видел, что его уровень владения мечом весьма неплох, если не сказать больше. Гвардеец с трудом отражал атаки Безумца, пока тот наслаждался сражением. Но вот, очередное парирование - и в тело Алекса наносится удар кинжалом. В обычном случае из этого следует победа того, кто держит это мелкое оружие наготове. Но только не в этот раз. Удар остановила рука Стоуна, грубо взявшая его за лезвие. Из кисти потекла кровь, однако наемника это мало волновало. Эта заминка в виде шокового состояния гвардейца дало ему достаточно времени. Не каждый день видишь, как кто-то хватается за лезвие. Последовал довольно быстрый удар по шее гвардейца. Он был практически обезглавлен и лишь на кусочке кожи и мяса держалась его голова. Темную броню Алекса залило кровью, однако его это как то мало волновало. Труп Демиена упал на землю, а с его шеи продолжала брызгать кровь. Стряхнув со своего меча кровавые капли, он вложил клинок обратно в ножны. После чего развернулся и направился к девушке. Вытащив кинжал, которым он прибил ее юбку к земле, Алекс поднял ее за горло, приставив к ее щечке лезвие.
- Ну ладно, мы отвлеклись. Давай продолжим.

+1

5

Заставить себя подняться - тот еще подвиг. Мира смутно ощущала течение времени. Казалось, эту часть истории с её прогулками и ночными похождениями кто-то стер. В голове стоит гул, звон металла, еще какой-то добавочный скрежет. Ощущение такое, будто кто-то сбрасывает с обеденных столов море посуды и серебряных принадлежностей. Еще немного и они своим адским стуком проковыряют в её мозгу дыру величиной с куриное яйцо.
Тело никак не желало двигаться, хотя правая кисть руки, что была в ближней досягаемости от головы, спустя какое-то время коснулась затылка. Стянутые в розу волосы лишь слегка растрепались и не было похоже, что наемный рыцарь содрал с неё скальп. Тем лучше. Почему-то он до сих пор не заколол её. Думал, что интереснее будет смотреть на медленно угасающее тело, прямиком с провожающим его полным презрения взглядом?
Ну уж нет.
Силой воли заставив себя оторваться от каменной подложки - она так и осталась лежать на скамье, когда её толкнули, - Мира потерла место удара. На лбу, у самых корней волос. Вероятно, след на какое-то время останется, если только не забелить его пудрой из личных запасов леди Маргери. Лучше - без её ведома, иначе она станет расспрашивать, где её служанку угораздило расшибиться. Врать, что это был столб... Сомнительное удовольствие.
Седьмое пекло.
До слуха её вновь донесся звук удара металла о металл. Сил её хватило на то, чтобы отползти на пару метров за фонтан. Удачно только до того момента, пока в её сторону не прилетело что-то острое и стремительное. Кинжал. Писк от увиденного сошел на нет в севшем голосе - клинковая часть оружия пригвоздила подол её платья к шершавому камню, как раз в том месте, где только что была её рука. 
Стражника она не видела, но отчетливо слышала, как тот рычал на кого-то и, похоже, дрался с неизвестным. Капли воды из исправно журчавшего украшения террасы знатно забрызгали её, но Форрестер боялась лишний раз пошевелиться. Расплывчатые силуэты двух дерущихся начали проявляться, когда голова решила окончить головокружительный вальс смерти. Она не понимала, что происходило сейчас там, в нескольких футах от себя, однако инстинкт подсказывал, что нужно быстро делать ноги. По возможности - не ползком.
Девушка обхватила дрожащими пальцами рукоять кинжала и изо всех сил потянула его на себя. Глубоко засел. Оторвать клок платья и припустить по аллее в самую глубокую тьму? Неплохо, правда она, вероятнее всего, будет хромать и подобное неудобство несколько ухудшит её шансы на выживание. А вдруг Лукан тоже куплен? Вдруг, добежав до него, Мира и там наткнется на железо? С близкого расстояния промахнется разве что слепой.
Решив, что попытку упускать все равно нельзя, Форрестер снова потянула кинжал. Раздался треск и платье слегка разошлось на месте прокола. Еще немного...
Внезапно борьба за фонтаном стихла и Мира прислушалась к подступившей тишине. Они убили друг друга? Может, Демиен - кажется, именно так его назвал стражник-капитан Лукан, - оказался повержен кем-то еще? Очередным защитником? Боги, сколько их за сегодня будет и какая часть таковых решит её убить?
Что она им всем сделала, в конце концов?
Приглушенный звук шагов не выдал звон лат. Это не Демиен. И не стражник вовсе.
Незнакомец, на ком блестело что-то влажное - о, нет, это же кровь! - с легкостью выдрал кинжал из стыка каменных плит, тем самым испортив платье окончательно, зато освободив её. Однако незнакомый мужчина, похоже, тоже к ней ничего хорошего не испытывал. Девушка попыталась отползти и тут же оказалась вдавлена спиной в высокий поребрик.
- Ай! - взвизгнула служанка, после захрипев от внезапной хватки на шее.
От недостатка кислорода легкие её свело на мгновенье-другое. Смерть от удушья, если подумать, не самая худшая. Правда, только в том случае, если она принесет меньше боли.
Однако, нет, спасибо, пока она умирать не планировала.
Слегка отклонив голову назад, тут же вцепившись в запястье безумно выглядящего фанатика - сильного, надо сказать, - Мира прикрыла заслезившиеся глаза.
- Пож... пожалуйста...
Говорить что-то сквозь сдавленные дыхательные пути, все равно что пытаться есть раскаленный песок. А во взгляде неизвестного ни тени сожаления. Еще бы, ему тоже, похоже, заплатили за неё. Кто-то еще более знатный? Неужели, она кому-то "прекраснейшей царевной на убой" показалась? Словно это месть за то, чего она не совершала или не знала, за что конкретно расплачивается.
Доли секунды она дышала прерывисто и тяжело, вбивая пятки в землю, но вскоре дикий инстинкт выживания - наконец стукнувший её по голове, похлеще скамьи из литого гранита, - смог перебороть глупые попытки отодрать руку от краснеющей кожи у самого подбородка. И кинжал, впивающийся в щеку, не дал парализовать её только благодаря мысли "бей и беги".
Эшер говорил, что мужчин легко выбить из колеи самым простым способом - ударом по детородной области. Но был еще один вариант, который действовал абсолютно на всех при должном усилии.
- Ост...авьте... - на сей раз Мира брыкнулась, ощутив прилив свежего воздуха, когда рука убийцы в темных одеждах немного разжалась, - меня... - удар мыском пришелся в подъем ноги, - в покое!
Каким-то чудом ей удалось врезать противнику коленом куда-то ниже живота - исключительно по ощущениям, ибо она все еще видела перед собой сталь и чужое, искаженное странной животной гримасой лицо, - после чего ей удалось вывернуться из цепких пальцев и, запинаясь о тело мертвого, измазанного кровавой калькой, Демиена, выскочить в покрытый мраком проулок.
Похоже, гвардеец, ныне покойный, был прав. Если бы он не медлил, он бы запросто перерезал ей горло за несколько секунд, напав сзади, когда еще был шанс. А теперь... Вероятно, этот тип решит её помучить. Форрестер бы так и сделала, во всяком случае, будь она обиженной стороной.
Мрачные тени пугали меньше, чем хриплое дыхание за спиной. Пришлось быстро делать выбор куда нырнуть: либо за статую, довольно обширную, покрытую золотом (вероятно, подарок дорнийцев), либо в лабиринт из колючей изгороди. Колючки выглядели более приглядными, учитывая, что их можно обежать по извилистому пути, если получится.
Напрасно ты играл с едой. Теперь моя очередь.
Страх стучал в висках адреналиновым напором. Стараясь ступать тихо, она врезалась спиной в колючие, покромсанные садовником ветви. Все еще горящее болью горло начало привыкать к свободе и вероятность успеха операции по самоспасению мерещилась ей все чаще.
Шелест справа заставил девчонку мелко вздрогнуть и продвинуться вглубь "лесной" конструкции - разевающий пасть лев из ярко-зеленых листьев теперь закрывал её широкими лапами. Жаль, что поздно она заметила оторванный клочок атласного платья на одной из веток. Если убийца умен, то сразу завернет сюда и тогда выхода уже не будет. Нужно куда-нибудь залезть.
Правда, в потрепанном состоянии и с поврежденной лодыжкой она вряд ли не свалится оттуда, не сумев удержаться. Или же попросту не залезет туда.
Оставь меня. Чтоб тебя дракон задрал, оставь меня в покое! Иди своей дорогой, ну же!
Мира даже дыхание задержала, прижав руки к груди. Под тонкой складкой материи, приколотый к корсажу холодной иглой, у неё оставался единственный шанс, если вдруг что-то пойдет не так. И неизвестный очень пожалеет, если решит продолжить преследование.

+1

6

Вот тут Алекс допустил ошибку, которая всегда появляется во время его вспышек безумия - он слишком расслабляется рядом с жертвой. Естественно, пусть его болевой порог на данный момент повышен - он полностью не сможет поглотить удар по сокровенным бубенцам. Естественно Стоун разжал хватку. Схватившись руками за пах, он упал на колени. Однако ухмылка все равно не сходила с его физиономии. Она скорее скривилось от болезненного удара. Перед глазами его плыло, но он все же сумел разглядеть силуэт девушки, которая, прихрамывая, отправилась в мрачный переулок. Наемник поднялся, оттряхнув колени. Он посмотрел прохладным взором на место, куда убежала девушка.
- Значит играем в прятки? - проговорил он. После чего достал второй кинжал. Взяв их покрепче, он скривил ухмылку от уха до уха. - Ну что-ж, я вожу!
Сказав это, он скорым бегом отправился на поиски своей жертвы. Нет, от него ещё жертвы не ускользали. Никто не может скрыться от Алекса. Он всегда находит способ найти свою жертву. Среди наемников он - действительно лучший. Мало того, что он хорошо владеет холодным оружием, так ещё и способен ориентироваться по следам, оставленным его жертвой. Психи бывают действительно страшны. Они способны проигнорировать часть твоих ударов и буквально разорвать тебя на куски в порыве безумия. Но в отличие от Стоуна - психопаты не столь внимательны. И если девушка оставила хоть малейший след - ей уже не скрыться. А люди всегда ненароком оставляют свои следы. Будь то обломанная ветка, затоптанная листва или что-то ещё. А когда жертва ещё и подвержена панике - она оставляет слишком много следов, что делает ее уязвимой добычей.
И вот он услышал легкий шелест в лабиринте с шипованной изгородью. И этого шелеста было достаточно, чтобы понять - там прошел человек. Ветер не может растрясти так кустарник. Тем более, что самого ветра просто нет. И зверушек тут не наблюдается. А значит решение очевидно - туда забежала "зайка". Похоже игра в прятки начала приобретать серьезный оборот. Девушка, сама того не осознавая загнала себя в ловушку. Прежде, чем Демиен привел Алекса к месту назначения, тот успел неплохо прочесать данную территорию. И, если рассуждать серьезно, он надеялся заманить девушку в этот лабиринт. Зачем? Все на самом деле просто - он хочет поиграть со своей жертвой. Когда цель быстро умирает - это довольно скучно. Никакого азарта, никакого интереса и никакого удовольствия. А это место - самое подходящее для таких "игр". И будто сами боги снизошли до него и указали этой девке путь туда. И уже теперь Стоун повеселится.
- Хееей, зайка! У меня для тебя припасена капуста.
Произнес он, злобно похихикав. Его буквально разрывало от интереса - найдет он ее или нет? Убьет или же она скроется? Хотя последнее очень мало вероятно. Не было ещё той жертвы, что смогла выскользнуть из крепких лап Алекса. Искусные убийства - это его конек. А как он разберется с этой девченкой - надо будет разобраться с трупом Демиена.
- Куда же убрать его труп? Может сбросить с какой-нибудь высоты? Мысль хорошая, но следы от удара мечом все равно останутся. Хм... А может сжечь его? Тоже неплохая мысль... Но в этом замке находится леди Санса. И если до нее дойдет огонь... я себе этого не прощу.
На самом деле Алекс не столько работал по поводу денег. Он заключил с торговцем более выгодную сделку. После убийства этой Миры, этот жадный ублюдок замолвит за него словечко в высоких кругах людей. Чтобы его приняли в королевскую стражу. А зачем ему все это? Действительно, зачем? Ответ не менее прост - он хочет через эту стражу приблизиться к леди Сансе и присягнуть ей на верность. А если этот гавнюк солжет - ничто не помешает наемнику перерезать ему глотку. Так сказать - перед смертью все равны.
От раздумий Алекса отвлек клочок платья. Довольно ухмыльнувшись, он взял покрепче оба кинжала. И рванул за угол, прямо к своей потерянной жертве. Быстро метнувшись к ней, он прижал к телу девушки два кинжала. Один слегка давил на ее горло, а другой кончиком лезвия был приставлен к ее животу. И тут она должна понимать, что ситуация безвыходная. Если эта девица попытается что-нибудь сделать - какая-то из рук рефлекторно дернется, нанося ей смертельный удар. Причем, если двинется рука у горла - девушка умрет быстро. А если та, что у живота - то долго и мучительно.
- Обожаю играть в прятки с жертвой. Они стимулируют. Но теперь ты в моей власти, зайка. - ухмыльнулся он. После чего краем глаза глянул на Красный Замок. Место истязания его госпожи. Госпожи Сансы. Тут его безумная ухмылка сменилась холодным взглядом. И сложно толком понять - что было лучше: прожигающий своим безумием взгляд или взор, от которого холодок проходит по спине? Впрочем, это уже неважно.
- Время-деньги, дорогуша. Какую смерть предпочтешь? Быструю... - он нежно прошелся лезвием у ее горла, оставив лишь легкую красную полоску, при этом не повредив артерию. Уж в этом он знает толк.
- Или долгую? - кончиком кинжала Стоун слегка надавил на ее пупок, оставляя там легкую ранку. Без сомнения, он любит поизмываться над жертвами. Но сейчас он "протрезвел" и желает узнать свою награду.

+1

7

Нутром Форрестер ощущала, что её план покатился ко всем чертям. Наверное, с самого начала действия девчонки были обречены на провал, но испытывать терпение судьбы бездействием очень не хотелось. Мира еще нужна своей семье. Она сама хочет жить. И никакой чертов палач не сыграет своей убийственной роли, если у неё есть хотя бы крошечный шанс выйти из этой ситуации только с одним седым волосом на голове. Зато эта самая голова будет на плечах, а не как у Демиена...
Она с трудом подавила рвотный позыв, стараясь не думать о мертвенно-бледном лице стражника. Белесые, начавшие краснеть склеры, которые она успела различить в полумраке, все еще пробивали на дрожь. Разодранный человек, которому не удалось защитить себя, даже несмотря на свой боевой опыт. По сути, самой Мире всего лишь повезло. В следующий раз наемник не будет столь невнимателен. Вероятно, при следующей встрече сумасшедший пригвоздит острым клинком уже не платье.
Следовало выбежать и рвануть куда-нибудь еще, в самую глушь, ведь очевидно, что её бдение на одном месте только ускорило сокращение дистанции. Едва слышное пение птиц не ограничивало её слух, однако кровь, громко стучащая в висках, притупляла осторожность. Опасность всегда заставляет делать глупые поступки. Потому девушка сдвинулась с места, довольно громко прошелестев предплечьем изогнутую спину "льва". На ходу расшнуровала часть верхнего корсета, дабы отстегнуть брошь с декольтированной зоны. Тяжелая, выкованная из темного, полированного до блеска железа.
Форрестер стремительно запихнула брошь обратно, протолкнув под атласную ткань почти у самого пояса, когда навстречу ей выскочил тот самый ненормальный в черном. Удачно вжалась в изгородь до того, как фанатик полоснул её. А может, он лично контролировал свои руки. Обе. Замечательно, теперь он решил подстраховаться, чтобы лишний раз не достала до какой уязвимой зоны. Каждый учится на своих ошибках, даже мастера над оружием.
Спокойно. Только без паники.
Легко сказать. Увы, но шансов остаться в живых несколько поубавилось. И что странно, неизвестный медлил. Почему? Что заставляло его больше болтать? Желание посмотреть на то, как страх прогрызает в ней червоточины? Посмотреть, что жертва будет делать теперь, когда он попросту не дает ей уйти, но и быстрой смерти не желает? Иначе бы уже даровал ей такое "счастье".
Будто ему нравился сам процесс, разве что с той разницей, что он не пытал так, как делал некий бастард с севера. С очевидной болью и реками крови. О! О нем Мира была наслышана, ведь семья её все еще жила на прохладной части Вестероса и новости сюда пока еще доходили.
Лезвие у горла добавило перца - Мира понимала, что шевелиться в таком состоянии не очень хорошая идея. Особенно когда такая же сталь исследует живот. Напряженно замерев на месте, стараясь выдыхать ровнее и не смотреть на мучителя, девушка облизнула пересохшие губы. Не сказав ни слова, когда наемник вновь подал голос, она лишь прикрыла глаза и начала прогонять самые возможные варианты. Пока она недвижима, есть возможность подумать. Ну, а если психу придет в голову надавить на кинжал сильнее... Что ж, значит она погибнет гордо и без лишней шумихи. Хотя бы имя не запятнает.
Горло полоснул жар, однако он был терпим по сравнению со вторым вариантом, который так любезно предложил убийца. Ощутимая, хотя и не столь сильная, как от ожога огнем, боль под окончанием корсажа выбила из неё мученический вздох, тем самым нарушив и оцепенение. Неприятно. И, вероятно, это действительно менее гуманная смерть. И обе части тела, к сожалению, достаточно уязвимы.
Здесь сила не подойдет. По сути, она бы и не смогла хорошенько прицелиться - неизвестный находился несколько сбоку, чем усложнял ей положение в целом. Но, черт возьми, она так просто не сдастся. Ему следует быть решительнее, а не трепаться и пытаться её запугать.
- Какое вам дело до того, как я умру?
Голос казался надтреснутым, словно корка тонкого льда. На этом самом льду балансировали оба, однако преимущество пока было только у "охотника". Он запросто мог спрыгнуть на более твердый участок почвы, пробив ей гортань или легкое. Или желудок.
Но почему-то он топтался на месте, вымораживая и раздражая Форрестер. Дыхание же ассасина ощущалось у лба, словно он был заинтересован в её ответе.
Что ты за убийца такой, раз не спешишь закончить работу?
Он точно псих. Чокнутый имбецил!
Хотя, чего юлить, именно это его ненормальное состояние помогло девушке вспомнить наставления старшего брата. Его однажды так обвела вокруг пальца наемница, не желавшая делиться деньгами. И первый шаг к свободе: заставить врага думать, что он всецело хозяин ситуации.
Странное движение мужчины заставило её быстро принять решение - если она его доведет, то только склонит к издевательствам. Однако издеваться над бездыханной жертвой не так приятно, правда?
Мира сделала страшные глаза, будто она внезапно осознала всю плачевность своего положения и на пару дюймов сползла вниз по колючей изгороди, с трудом сдерживая желание вскрикнуть - ветви больно скребли по коже, защищенной не самым прочным материалом. Она и правда готова была потерять сознание, но только пару минут назад, когда сердце ошалело отбивало барабанную дробь под горлом. В ожидании неизвестного.
На данный момент Мира рассчитывала получить немного свободы за счет растерянности. И помогут ей боги, если наемник человек, а не чертова железяка без определенных принципов и психологической связки.
- Ах! Я поняла. Вы... Так выражаете свою любовь? - она почти слышала, как раскрылся его рот в изумлении. Или же издевательском смешке, кто его знает. Неважно, главное, что она его зацепила. И пока есть возможность самую малость усыпить бдительность, - Слишком извращенные ухаживания, вы не находите?
Как можно более плавно девушка слегка повернула голову, встретив ледяной взгляд, горящий под небрежно накинутым на голову капюшоном. Он далеко не так страшен, каким хотел казаться - обыкновенный человек. И не неприятный, что позволит прикинуться простушкой более убедительно.
- Нет необходимости проливать кровь, я всего лишь обыкновенная служанка, - девушка почти что доверительно подняла к нему подбородок, слегка потянувшись к нему. Настолько, насколько мог позволить кинжал у горла, - Пожалуйста, я не хочу умирать вот так, не познав мужчину. Это несправедливо.
Да уж, точно. По правде говоря, Форрестер и так неплохо жилось, но ведь надо держать импровизированную маску! Как бы её не бросало в дрожь от мысли, что ничего не получится и она только зря растрачивает ценные запасы воздуха, попытаться стоит. Канючить и умолять, к слову, самое лучшее, что можно сейчас придумать. Пока неизвестный не уберет лезвие, она ничего не могла предпринять. Потому - все средства хороши.
- Клянусь, что буду послушной. И... прошу простить за тот удар... - боги, с железом у горла она еще не флиртовала. И уж точно не напрашивалась на надругательства. Но раз вступила на скользкую дорожку, лучше импровизировать увереннее.
Кончиками пальцев она осторожно коснулась шершавой щеки. Не очень осмотрительно, особенно, если тот решит отхватить ей руку. А такая возможность была и заставляла панически потеть. Но, черт возьми, она пока держит ситуацию под контролем и это не может не радовать. Почему-то Форрестер была уверена, что такого финта наемник не ожидал. Или, его забавляла подобная ситуация. И все же, служанка еще жива.
Это то, чего она хотела пуще вина или ванной после тяжкого дня. Всего лишь желание жить.
Интересно, а ему вообще сказали, кто она такая и чего от неё можно ожидать? Впрочем... Даже леди Маргери считала Миру более нежной, чем она являлась на самом деле. Женщины севера сильны духом и часто очень изобретательны. Нельзя недооценивать их обманчиво хрупкий вид. В этом-то и скрывается весь яд.
Наемник не дурак, но у всех живых людей есть свои слабости. Чихать на то, что он может смекнуть, что к чему ведет. Задержать его решение - уже удача.
К тому моменту ладонь скользнула по темному воротнику на грудь. Пальцы влажно чавкнули об остатки крови на темном камзоле. Её снова трясет, словно в лихорадке. К этой крови может присоединиться её собственная, если она просчитается хотя бы в одном из пунктов.
Взгляд спустился вместе с рукой, ниже. Мира даже вздохнула натурально, поведя плечом и томно прикрывая глаза.

Отредактировано Mira Forrester (02-10-2017 15:57:01)

+1

8

Должно признаться, Алекс повидал многих людей, которые вели себя безрассудно, дабы сохранить свою шкуру. Сколько богачей предлагали ему золото, сколько женщин предлагали ему себя взамен на свои жизни. Стоун за свою сознательную жизнь повидал многих таких людей. И это его не удивляло. Все люди хотят жить. Все... кроме Алекса. Он уже давно не заботится о своей жизни. И если ради мешочка с золотом ему надо отправиться на самоубийственную миссию, или ради госпожи Сансы пройти через войска всех семи королевств - то он это сделает. Человек, которого не заботит собственная жизнь - что может быть страннее? И страшнее. Ведь такие люди способны пойти на безумные вещи. И ради той, которая изменила его понятие о мире и подарила цель, он пойдет на любые безумства. И все лишь ради одной цели - оградить Сансу от жестокости этого мира. Принять всю эту жестокость на себя. Как бы это странно и нелепо не звучало. Но у него такая цель. И он ее выполнит, несмотря ни на что.
Алекс с удивлением и интересом наклонил голову набок, наблюдая за действиями и словами своей жертвы. Конечно, такая реакция проявляется довольно часто. Не всегда - но часто. И все-таки она не может не вызывать удивления. Конечно, его часто об этом просили... Но во всех случаях он был непреклонен. И каждый умирал своей смертью, от его рук. Хотя сложно представить, насколько сладок запретный плод. Если бы он пользовался именно таким методом - ему бы удалось овладеть значительной частью девушек Королевской Гавани. Да и озолотиться как следует. Однако одно из правил кодекса наемника гласит "взявшись за дело, выполни его, неважно, как звонко звучат монеты твоей цели". Это и добавляло Стоуну плюс к его репутации - неподкупный наемник. Если взялся за дело, неважно, насколько богата его цель - он выполнит задание. И возникает сейчас в его голове целая куча вариантов, которыми можно было бы воспользоваться.
Стоун хмыкнул. На какой-то момент он опустил лезвие. Вот она, возможная свобода девушки и шанс спастись. Тут его каменное лицо стало преображать злобную ухмылку. Мелькнуло лезвие у горла девушки - там появилась внушительная рана. Она пробила артерию и сейчас активно брызгала на лицо Алекса алой жидкостью. А наемник продолжал ухмыляться. Даже издавал легкое хихиканье.
- Прости, зайка - но я слишком честный наемник.
После чего он стал наблюдать, как тело девушки, размякнув, начало падать на ветвистый куст, часть этого лабиринта. А ее глаза, наполненные ужасом, со временем теряли свой блеск, становясь стеклянными и безжизненными...
И вот тут Алекс моргнул. Нет, всего этого не произошло. Это была лишь часть его воображения, которое активно создало образ этого события. И, пожалуй, такой исход больше подошел бы наемнику. Просто покончи с жертвой - и дело в кармане. Но похоже, что он не спешил. Ему хотелось немного поиздеваться над своей жертвой. Она решила с ним поиграть - ну что-ж, и он не прочь немного посмеяться.
- Опасную игру ты ведешь, девочка. Ну ладно, пожалуй, стоит немного подыграть.
Подумал он. На какой-то момент он убрал лезвия с ее горла и живота. И мгновенье спустя он, не отпуская свои ножи, развернул девушку и прижал ее спиной к себе. Причем в этот же момент он снова подвел к ее горлу клинок. Своеобразная игра "на кончике лезвия". И напрашивается вопрос - что делает другая рука, в которой тоже находился нож? И ответ не заставляет себя долго ждать. Если девушка рискнет посмотреть вниз она увидит, как рука наемника, в которой находится кинжал, направила клинок лезвием к ее промежности. Он не касался ее платья, но понятно, что в худшем случае клинок воткнется туда. И Мире будет очень, очень больно.
- А ты не прочь поиграть с огнем. Мне это нравится, зайка. - шепнул он в ушко служанки. После чего, опустив голову чуть ниже, нежно укусил ее за шею. Что взять с не совсем адекватного наемника? Он часто так играл со своими жертвами женского пола. Правда им было не очень уютно за счет лезвия, которое было приставлено к их горлу - но все-таки это показывало, насколько они желают спастись.
- Но неужто тебе не приходило в голову, что я могу быть неподкупным?
Вот это уже тонкий намек, ясно показывающий, что девушка находится в безвыходном положении. Ну, практически. У нее все ещё есть некоторая надежда на спасение. Впрочем, пока что она не особо заметна. Потому, единственное, на что ей стоит опираться - так это на то, что наемник до сих пор не убил ее. Хотя даже для него это странно. Обычно он так не церемонился. Наверное, разыгралось желание поиграть со своей добычей. Сейчас у нее очень мало шансов обойти лезвие клинка.

+1

9

Леди Форрестер играла с огнем исключительно ради тех, кого она хотела защитить. Если все получится, то она вернется к своим обязанностям в качестве служанки леди Маргери и поставщика от своего дома. Она нужна им, своей семья, которая осталась на попечении  страшно израненного и ослабевшего старшего брата. Родрик чудом выжил и он заслуживал помощи, о которой просил.
Зайка.
По спине пробежала волна недовольства и животного страха.
Если этот подлец перестанет называть её зверем из леса, то Мира его только поблагодарит. Отчего-то Форрестер отчаянно напрягало это безобидное, с первого взгляда, обращение. Ей казалось, что это что-то больше сродни обращения с вещью, ведь животные - не люди. То есть, если захочется, можно использовать и выбросить. Как используют зверей, сдирая с них шкуру и заглатывая мясо. У Миры были вещи из теплых мехов, она прекрасно знала, что без убийств невинных животных её семья просто замерзнет.
Сейчас девица и себя почувствовала зверушкой.
И вот теперь, в не очень удобном положении - хотя руки её были свободны и это очень даже хороший расклад, - девушка хаотично соображала, как бы незаметно осуществить свой план. Точнее первую его часть. В соблазнении она  - чурбан-чурбаном, но на подсознательном уровне кое-что понимала. Тело само подсказывало, что нужно делать.
Укус на шее горел огнем - щекотно, совсем не больно, на странность. Мира могла привыкнуть и даже расслабиться, если бы не близкая угроза жизни. Дикая, по своей сути, идея начинала казаться вполне себе выполнимой, если удастся удержать хотя бы нижний кинжал.
- Неподкупность - это верность. Я ценю верность. Как, полагаю, и ваш наниматель. Но...
Стараясь не обращать внимания на клинковую часть где-то на уровне своих бедер - боги, это безумие чистой воды! - она очень убедительно - тоже сомнительно, но все же, - отклонила голову назад, тем самым несколько обезопасив себя от острого лезвия у шеи.
- ...Я не отказывалась от смерти. Просто прошу дать мне отсрочку.
Перед смертью не надышишься. Мира знала, что будет выдирать свою жизнь до последнего. Сделает все, что в её силах, чтобы уйти на своих двоих, а не уехать на погребальный костер с кучкой немытых неугодных, которых казнили пачками.
Желание остаться жить оказалось сильнее страха перед неизведанным. Оно даже подталкивало к некоторым условностям. Сначала поцелуй, холодный и несколько скованный, словно это всего лишь дружеская сделка, сестринский поцелуй на ночь. После - более глубокий, долгий, странно-солоноватый. Однако почти что приятный.
Наемник не видел её правой руки, которая скользнула в корсаж. Он не видел, как девушка вернула руку обратно, зажимая в ней красивую черно-латунную вещицу. Другую она уложила на тыльную часть руки с кинжалом в нижней части тела. Слегка нажала, но не стала дергать, словно позволяя оставить расстояние не том же уровне и показывая, что она не будет сопротивляться. Просто ей так удобнее.
От убийцы пахло кровью, кожей и еще чем-то не слишком узнаваемым. Эти запахи кружили голову, отчего хотелось забыть об осторожности напрочь. Прикосновение к его щеке губами взволновало еще заметнее. Пальцы с брошью больно вдавили украшение в ладонь. Нет, она не забыла о своем спасении. Просто наслаждается моментом, которого не ожидала ни под каким видом.
Пульс её бился отнюдь не ровно, при каждом смещении губ и легком нажиме пальцев на кисть наемника. И её безумно трясло. Не от холода, хотя ночью было довольно прохладно. Не от чертова желания, мнением о котором как-то поделилась её подружка Сэра. Что-то неизвестное, странно-приторное. Это "что-то" граничило с личной паникой. Опасность исходила со спины, где стоял неизвестный до сих пор человек. Мира не знала его имени, а вот ему должно было быть известно хотя бы её первое. И вот она творит незнамо что в темном углу "живого" лабиринта.
Кошмар!
Мама бы её убила. Нет, серьезно. Элисса Форрестер слыла дамой самых высоких правил и она бы вряд ли одобрила такое поведение. Она бы лучше умерла. Но кровь осторожной матери смешана с храброй отцовской. В том же Эшере отцовской крови явно многим больше половины и он бесшабашен. Но не глуп. Как и не глупа Мира.
С губ сорвалось нечто, что больше походило на слабый стон. Девушка подалась назад, едва надавливая ягодицами на бедра мужчины, невольно соскальзывая ниже на дюйм-другой. В тот момент она ощутила лезвие, едва коснувшееся кожи где-то у уха, но не придала этому значения. Мира словно чувствовала, что в этот момент он её не убьет. Не сейчас.
Если удастся вырваться, она убежит. Забудет об этом, напьется макового молока и забудет.

0

10

Алекс не просто так называл Миру "зайкой". Суть в том, что зайцы - это типичная дичь для охотника. Самая легкая дичь. Ее поймать легче, нежели какого-нибудь хищника. И эта служанка, по его мнению, как раз была этим самым "зайцем". Хотя, похоже, что после этой ночи он сменит ее прозвище на лисичку. Ибо все-таки она хитра. Пусть наемник ещё не до конца подозревает это.
- Сейчас только дураки не ценят верность. А твоя жизнь - песчинка на пути к моей цели.
Произнес он. Вообще было как-то странно, что он до сих пор разговаривает со своей жертвой. И более того - что она ещё жива. Это тот самый парадокс, который на самом деле легко исправить. Вот только сам по себе Стоун не спешит с этим. Времени ещё достаточно, ночь будет долгой, а в этот лабиринт вряд-ли нагрянут посреди ночи. Кто бы мог подумать, что он будет так церемониться со своей добычей? Обычно его задания проходят в стиле "Пришел-убил-ушел". А тут ещё и эти двое нежатся, словно голубки.
Тут девушка потянулась к нему с поцелуем. Но Стоун соблюдал осторожность. Если он так бездумно поддастся ей, девушка вполне может рискнуть засадить его собственный кинжал ему в горло, ибо его лезвие как раз находилось в подходящем положении. Поэтому наемник слегка перенаправил клинок на боковую сторону шеи, противоположную от него. Так и она не сможет использовать его кинжал против него же самого, и он будет держать ее на лезвии клинка. После чего все-таки решился и ответил на поцелуй. И понемногу, в закоулках разума начало пробуждаться то, чего не должно быть. Интерес к теплым чувствам. Будто что-то изнутри заставляет его вспомнить нежность и ласку. А пока происходил этот долгий и довольно приятный поцелуй, в голове Алекса произошло то, что случается чаще всего, в его снах. Встреча личностей.
Темное пространство, в котором буквально ничего не видно. И в этом пространстве стало проглядываться зеркало. Алекс подошел к нему. В отражении был он. Только в отличие от оригинала, отражение безумно ухмылялось, растягивая губы от уха до уха. Это - олицетворение безумия, которое творится в его голове.
- В чем дело, Алекс? Ты что-то не спешишь убивать эту девку. Давай! Вспори ее кишки! Вырежи ее сердце! Ну и можешь ещё и засунул кинжал в задницу. Того гляди - ей это даже понравится! - Прозвучал голос из отражения. После чего последовал безумный смех, от которого стекло задрожало. Но сам Алекс смотрел на него с холодом.
- Я сам решу, когда убью ее. И убью быстро.
- С каких пор ты такой неженка, Лекси? Она - твоя добыча, твоя дичь. Наша дичь.
- Она человек. Такой же, как и я. Такой же, как и мы.
- У тебя прекрасная возможность прикончить ее. Разве не прекрасно - ощущать, как чужая жизнь находится в твоих руках? Когда в любой момент оставить ее на долгую и болезненную смерть, когда ни один лекарь ей помочь не сможет. Ты же чувствуешь это? Чувствуешь желание крови?
Оно у тебя есть. Потому что ты - хищник. А она - твоя дичь.

Алекс подошел к зеркалу. Сжав руку в кулак, он ударил по стеклу костяшками. Отражение разлетелось на тысячи кусков. И во всех них Безумец смотрел на Алекса.
- Лишь я буду решать, как мне поступить.
Сказал Стоун, после чего развернулся и пошагал прочь. И вслед ему прозвучала фраза:
- Ты ещё познаешь сладость безумия.
Тут Алекс быстро пришел в себя. А поцелуй был действительно сладок. Сложно припомнить, когда он был у наемника в последний раз. И тот был с шлюхами продажными. А тут прям как-то необычно все выходит. И это даже понравилось наемнику. Про то, что сама девушка творила своими бедрами и говорить нечего. Стоит признать - Алекс понемногу поддается искушению. Скорее всего он будет ненавидеть себя за произошедшее. Ведь он так старательно пытается соблюдать свое кредо. Как можно более незаметно, Стоун убрал кинжал в карман брюк. Это сделать конечно было сложно, учитывая, как попка Миры елозит по его бедрам. Но все-таки выполнимо. После чего, слегка отодвинув от ее горла кинжал, свободной ручищей Алекс развернул девушку к себе, слегка поглаживая ее пятую точку своей ладонью. Но и с осторожностью он тоже решил не принебрегать - лезвие кинжала тыкалось девушке в спину, как бы давая намек на то, что она так легко не сбежит. И скорее всего, напорется на его клинок, если решит спасаться бегством. Его ладонь немного сжала попку девушки и он, взглянув в ее щенячьи глазки, уже сам поцеловал ее, при этом не убирая клинка.

+1

11

"Леди в беде" умеют находить выход из сложной ситуации. Те, у кого ум хотя бы немного заострен на бесконечных интригах, легче ориентируются в ситуации. Им проще понять, когда стоит действовать, а когда строить из себя невинную овечку, чья жизнь - всего лишь мгновение для целого мира.
Сейчас девушка выжидала, изо всех сил не желая привязываться и вникать в ощущения, в которые тянуло её сознание само тело. Она металась между разумом и чувствами, оставляя еще и часть внимания на опасности. До того момента, как неизвестный решил развернуть её лицом к себе, в нем будто что-то щелкнуло. Он действовал как-то слишком заторможено. Настолько, что ей бы хватило времени убежать, если бы Мира поймала эту волну.
Что это? Часть его неадекватной стороны? Прихоть? Может, он действительно так играет. Чересчур естественно. Так, что можно поверить любой физической реакции - едва заметному хлопанью ресниц, неясному наклону головы прямиком к ней, смещением рук, словно скользящим по музыкальному инструменту, но никак не по жертве: мягко, почти что нежно, трепетно.
Ей слишком жарко, чтобы думать, хотя еще недавно на ночной улочке было очевидно прохладнее. Впору даже платок накинуть на плечи, если бы она спокойно направилась к себе в комнату. Легла бы сейчас спать, умывшись, и не думала о крови, мертвом стражнике где-то за живой изгородью, о треклятом убийце, который, казалось, вошел во вкус.
Но вряд ли он решил оставить "зайца" в живых. Наемник, вероятно, собирался держать её на острие лезвия до не очень желанной развязки. Мира блефовала, делала вид, что хочет перейти черту, но на самом деле она боялась этого человека, как огня. Боялась, что одно неверное движение воспримется как измена своему слову.
Боги, да если бы она могла, она бы прямо сейчас извернулась. Отпрянула от перченых губ, расцарапав лицо до ярких полос и кровавых кругов перед глазами, а потом свернула на территорию замка. В коридорах меньше свободы, однако там есть возможность потеряться, забежав в одну из дверей. К той же Сэре. Интересно, что бы сказала её подруга-служанка, узнав, что за Форрестер увязалось аж целых два маньяка? Она бы, скорее всего, сказала, что Мира слишком долго находилась на воздухе и ей все мысли праведные выдуло.
Мира очень хотела, чтобы это было правдой. Сном или болезненной грезой в горячке.
К сожалению, она все еще явственно ощущала, как колотится нутро. Осознавала, что кожа чужих губ перекрывает ей дыхание грубоватым поцелуем. Чувствовала лезвие кинжала на правой лопатке.
Придется играть, пока не получится подловить момент.
Ну почему, когда ей так нужно улепетывать, ни одного охранника и в помине нет. Даже ни малейшего намека на то, что местность охраняют? Они что, действительно в сговоре? То есть, их даже не волнует, что одного из стражей Ланнистеров, их же, по сути, брата, прикончил сумасшедший маньяк? Ох, это подло! Это очень подло, госпожа случай!
Сражаться с диким желанием отскочить от убийцы, как ошпаренной кипятком, было очень неприятно и сложно. Так же как и заставлять себя играть сгорающую от страсти развратную даму. Скорее по наитию, чем по какому-то четкому плану, Мира заводит руки за шею наемнику. Правая, с зажатой в ней брошью, слегка трясется. В шею воткнуть? Хороший вариант, почти что беспроигрышный. Только положение рук не совсем то. Да и желательно убрать лезвие из-за спины, дабы не получить последний смертельный куда-нибудь в позвоночник.
А еще девушка не хотела убивать. Лучше обойтись малой кровью, чем обагрять руки. Лучше бы он просто передумал. Глупо надеяться, но лучше, чем ничего. Даже самая нелепая мысль иногда бывает верной.
Левая, свободная рука, слегка спустилась, хватаясь за темный, сшитый из грубой ткани капюшон. Как можно плавнее, иначе неверно передаст свои эмоции. Она не была уверена, что может спровоцировать убийцу на кардинальные меры, но считала, что резкие движения не уместны вовсе.
Мира не спешила тянуть с себя одежду, зато очень даже прилипла к идее заинтриговать и отвлечь иным способом. Противоположным её собственной наготе.
Это... Как низко!
Незамужних девушек с распутным прошлым называли разными словами, но она знала, что не хочет пополнять их ряды даже под самым пристойным. Возможно, Мира не из слишком знатного рода, однако её имя все еще что-то значило. И Форрестер собиралась оставить его чистым до самого конца.
Брошь была наготове, пока она увлеченно - похоже, даже слишком умело, - расправлялась с вязью на шее, затем ниже, с нагрудной накладкой. Губы на мгновение отрываются от солоноватых, с привкусом, теперь она понимала, чего-то горького, наемничьих. Веки девица держит полуприкрытыми, не позволяя себе быть слишком запуганной и заодно успевая мельком осматривать слабые места. Плечо? Запястье? Торс? В какую именно часть придется удар и как это поможет его убрать на время?
Ладонь начала затекать, но Мира уверенно продолжала перебирать варианты. Потом, поняв, что слишком мешкает, прильнула к щеке и слабо поводила по жесткой щетине носом. Она заметила, что одна из рук неизвестного больше не держит оружие. А это значит, что шансы на спасение её сейчас очень даже возросли.
Девушка решила проверить свою догадку и рискнуть.
Она потянула его мужчину на себя, придавливая спиной руку с кинжалом в изгороди. При этом она очень правдоподобно прерывисто вздохнула, будто получила ощутимо-болезненное касание оружием спины  - лезвие, все же, шваркнуло её, пропоров часть тонкого корсажа, но, с счастью, не добралось до плоти. А после оно улеглось плашмя, прямо под лопатками. Убийца, похоже, понял, что ей даже легче будет расстаться с жизнью так, чем достаться кому-то вроде него. И, похоже, он был очень даже против быстрого окончания "игры". Наемник не стал удерживать руку под опасным углом.
Что бы ни заставило его это сделать, Мира теперь получила полный доступ к телу мучителя и возможность избавиться от него быстро и крайне профессионально. Если он не решит вернуть работоспособность второй руке с не менее опасным ножом. Но тогда он попросту не добьется того, чего хочет. Сама она не стянет с себя юбку и эта мысль теперь грела внутренности.
Что ты будешь делать теперь, заставишь?
В глазах, встретивших непроницаемый взгляд ассасина, промелькнул вызов.
Выбирай.

Отредактировано Mira Forrester (03-10-2017 21:02:57)

0

12

Каждый человек делит внутри себя "черное" и "белое". У каждого есть своя темная или же светлая сторона. Определенная из сторон побуждает на те или иные поступки. Помочь человеку, или же наоборот, оставить его умирать - также выбор этих сторон. Человеческая оболочка является эдаким равновесием между ними. Вот только Алекс отличается от простых людей. Когда простые люди делятся на "черное и белое" внутри себя, он делится на "черное и серое". Каждый его поступок может заключаться в убийстве, неважно, какая сторона говорит в его голове. За все время, пока он обучался у старого наемника, парень уже успел потерять все самые сокровенные чувства, присущие людям. Можно даже сказать, что долгие тренировки и опыт по убийству уничтожил все это, как тогда казалось, без остатка. Но, как и у любого человека, внутри Стоуна, в самых глубоких струнах души осталась эта частица. За последнее время ей удалось проявиться лишь дважды. Первый раз был тогда, когда наемник встретил Сансу Старк. А второй раз - сейчас. Немного иной, но что-то подобное все-таки проявляется. И пусть он временно освободился от безумной своей стороны - осторожность он не терял.
Краем глаза он заметил, как девушка завела ему за шею плотно сжатый кулачок. Вначале он решил, что по его паранои наемника, который везде чувствует опасность, ему померещилось. Но не тогда, когда он ощутил, как эта же рука, в которой находилось что-то, тряслась. Девушка нервничала. Причем действительно заметно, по ее дрожи в руке. С одной стороны она правильно делает, что боится. И не стоит винить ее в этом страхе. Но с другой стороны, загнанный в угол кролик может показать зубки. И возможно даже оттяпать морковку охотника. Вот он прижимается уже к изгороди. Девушка своим телом искренне показывает, как ее не устраивает лезвие у тела. Возможно, будь Алекс сейчас одержим безумием, он выбросил бы этот клинок куда подальше. Если нужно будет - он с ней и голыми руками разберется. И следующий ее удар по шарикам может оказаться не столь критическим для него. Если он окончательно сходит с ума - его мало какая боль сможет пронять.
- Усыпляешь бдительность и собираешься нанести удар? Да ещё и используя подручные средства. Умная девочка. Прости, зайка. Но на мне он не сработает.
Подумал Алекс. Он наклонился к ее ушку. Лезвие аккуратно прошло со спины. Более оно не ощущалось. Стоун обдавал ее шею своим горячим дыханием. Казалось бы, что для нее это идеальный шанс...
- Ты боишься, верно? Поэтому держишь что-то острое наготове, в своей правой руке? - ласково и нежно шепнул ей на ушко наемник. Почему он решил, что это острый предмет? Тупые предметы, вроде камешков, не заводят за шею. Тем более. когда силенок недостаточно, чтобы нанести этим удар. Алекс видел - Мира не дура. Она очень смышленая и головушка у нее варит, как надо. И наверняка, будь на его месте какой-нибудь жадный наемник - у нее вышел бы этот план. Ведь такие люди никогда не думают головой. Стоун же всегда стратегически оценивает ситуацию. И после сказанных выше слов, лезвие кинжала коснулось ее бока. Он не убрал руку с кинжалом. Лишь сместил ее в сторону. И все-таки шансы девушки практически не изменились. Они также зависят от мыслей наемника. Слегка выпрямившись, он посмотрел девушке в глаза.
- Ты ведь совсем не хочешь того, что предлагаешь, верно?
Но все-таки, исключить возможность притронуться к прелестям девушки он не намеревался. Как ни крути - он все-таки мужчина. А звериные инстинкты внутри не дремлют. Их можно конечно погасить борделями... Но когда Стоун был там в последний раз? Пожалуй, сейчас даже он не вспомнит. Потому он сунул свободную руку в дыру платья, которую проделал своим кинжалом перед убийством того гвардейца. Иронично, но Алекс уже забыл его имя. Сунув туда руку по кисть, он стал нежно водить ее верх, к промежности девушки. Коснувшись ее через слой ткани, мужчина стал нежно водить там, не сводя глаз с дамы. Ему было интересно, какую палитру эмоции вызовет его реакция в ее глазах? И он нисколько не удивится, в ее глазах он увидит презрение. Он видит его всегда. С ненавистью и презрением смотрят на каждого наемника. Они не сразу понимают, что смотрят именно так. Их глаза выдают. Будто пришли к продажным девкам, измазанным кровью. Иначе никак не назвать.

0

13

Служанка прикрыла глаза, когда наемник наклонился к ней. Вздрогнула от полоснувшего щеку дыхания, будто уже успела отвыкнуть. На самом деле она просто пыталась заставить себя сделать то, что должно, пока её полностью не объял страх. Оный уже морозил кости, облизывал спину и теперь крепко ухватился за затылок. Неуверенность все больше поглощала мысли юной Форрестер.
Пока все шло по плану, однако какая-то часть её самой не хотела рисковать и все еще тормозила темноволосую. Та самая осмотрительность матери. Эта чертовка нашептывала ей советы, не связанные с побегом - смириться, не делать глупостей, врезать со всей силы только в самом крайнем случае.
Сердце подпрыгнуло, когда убийца выдал странную фразу. Про острую вещь.
Дело - дрянь. Если он знает, что у жертвы в руке некое подобие оружия, то что ей остается еще, кроме как трястись и плакать? Разве что действовать. И пока идти по намеченному плану.
Она сильная. Она выберется.
- Это всего лишь волнение. У меня очень низкий болевой порог, - скорее прошептала, нежели уверенно отвела Мира и склонила голову в противоположную от лица неизвестного сторону.
Правильно, лучше придумать что-то из этой старой, как мир, песни. Все незамужние девушки нервничали в обществе мужчин. Когда же решается судьба - любой направленности, - не задрожит разве что совсем бесстрашная. Мертвая.
Она молча встретила блестящий взгляд, не зная, что ответить. А потом неопределенно мотнула головой. Конечно, не хочет. Разумеется, она бы лучше лежала сейчас в теплой постели и видела третий, а то и десятый сон. Потому что это неправильно. Она не знает его. Даже банально, ей неведомо его имя. И даже не то, чем он любит заниматься. Может, он не просто поехавший, а еще и какой заразный.
А еще Мира целовала этого неизвестного. Мейстер Ортенгрин взвился бы до потолка от восторга, перечисляя ей весь спектр возможных последствий такого контакта. Но он этого не знает и не узнает. А убийца пусть думает, что ему хочется.
К слову, тот решил не церемониться. Будто ему надоели увертки и само выражение лица Миры выдало совсем противоположную её желаниям заключение.
Девушка тихо, почти что с перепугу, охнула и плотнее вжалась в кустистую стену. Тонкая ткань платья вдруг вздернулась выше, следом за рукой в разодранной части подола. Мира опустила глаза, сжимая зубы и задерживая дыхание, словно увидела змею, обвивающую её ноги с завидной аккуратностью и медлительностью. Но несмотря на то, что рука ядом не плевалась, да и действовал её хозяин достаточно мягко, происходило действительно что-то опасное.
Пожалуйста, пусть все закончится быстро.
Она не знала, что светлоокий мучитель намеревался делать, однако она абсолютно точно уверилась в неправильности такого поведения. Неизвестным мужчинам полагалось держать себя в рамках, не дотрагиваясь до женщины в непозволительных местах. Тем более, это касалось ног. И уж точно непозволительной роскошью были личные, скрытые от глаз посторонних зоны.
Резко выдохнув, Форрестер до боли закусила губу. Часть нижнего белья она зажимала плотно сведенными ногами, однако пальцы мужчины хорошо ощущались на лобке. Щеки девушки явно стали пунцовыми, вниз по шее потекла лавовая жара. Мысли хаотично забегали по черепной коробке, доводя Миру до состояния транса.
Рука, что вцепилась в камзол, до скрипа материи сжалась в кулак. Правая, сжимавшая брошь, уже порядком вспотевшая от напряжения и перегрева вещицы, переползла убийце на спину. Медлить больше нельзя. Иначе у неё больше не появится удобного шанса привести свой план в исполнение.
Чужие пальцы не вызывали отвращения, хотя пугали до чертиков. А еще заставляли чувствовать нечто новое, странное. Непривычно кружащее голову и заставляющее пульс учащаться. Да, ей было дико стыдно за свое положение, однако, хвала богам, никто Миру сейчас не видел и не мог осудить за слабость. За её внезапное желание дойти до конца и узнать, что наемник сделает дальше. Когда её с каждой секундой начинает все больше кошмарить, она отворачивается, сильнее закусывая губы и сдерживая рвущийся стон. И этот звук бы означал не страх или боль.
Девушка не хотела признаваться даже себе, что ей начинало нравиться её положение. Разум, смешанный со страхом, все еще подгонял её, кричал в ухо, что надо поторапливаться, а не тереться в тени кустарника с тем, кто, скорее всего, прикончит её, как только получит желаемое.
Из пол полуприкрытых век она покосилась на единственный выход, до которого еще могла добраться. Поворот из лабиринта был всего в паре футов, остается только провернуть маневр.
Низ живота странно скручивает, словно при кровотечении, только не так болезненно. Но тяжко, жарко, до скрипа зубов.
В голове Форрестер будто щелкает что-то, подбивая её к единственному возможному действию. Она вжимается всем телом в неизвестного, жадно, до неузнаваемости горько и с приличной силой прикусывая уголок рта. Тянет за губу, аккуратно и почти небрежно опуская правую руку с брошью вниз.
Где-то неподалеку, наконец, послышались мужские разговоры. Они становятся громче по мере приближения.
- Демиен? Ты здесь? Почему ты не сменил меня двадцать минут назад?
Отсчет пошел на мгновения. Девушка решила рискнуть.
- Прости, - шепчет на выдохе, левой рукой перехватывая пригвоздившую её к этому месту нахальную наемничью и в тот же момент ударяя мужчину в бедро брошью. Его острой, длинной, трехгранной стороной. А после быстро и со всей возможной силой поворачивает. Звук его голоса отрезвляет быстрее, чем звон металла.
Выскочив из захвата, чуть ли не бешеной, ошалевшей от счастья и одновременного испуга - она сейчас сделала очень жуткую вещь, - девица рванула в переулок. Поврежденная лодыжка немного отошла: девушка смогла набрать приличную скорость и вскоре уже взбегала по лестнице замка. Первый поворот, второй... Нужный этаж и правильная дверь. Мира стремительно захлопывает за собой дубовую створку и съезжает по ней. Выбивающее царский гимн сердце сейчас вот-вот выскочит из груди. Он не следовал за ней. Вероятно, все еще в шоке или попросту напоролся на явившуюся стражу. Плевать. Она в безопасности. Сегодня ей больше ничего не угрожает.
Свечи в комнате она не зажигала и вообще боялась лишний раз пошевелиться. Однако она жива и этот факт заставил её нервно, но все же довольно улыбнуться.

+1

14

Алекс был ни капли не удивлен такой реакции со стороны девушки. Естественно, она будет всячески это отрицать. Ведь она все ещё боится за собственную жизнь. По ней это очень хорошо заметно. Стоун всегда видел в своих жертвах желание жить. И увы, сказку вроде того, как девушки нервничают во время своего первого раза, он не слышал. Да, вот такой вот не особо осведомленный в этом плане человек. Его наемник воспитал, как бойца. А из женщин он чаще всего видел только шлюх. И недосягаемых женщин, которых надо было оберегать или убивать. Вот только она не знает... что убийца давно потерял интерес к ее смерти. Да, именно так. Он уже не думает ее убивать. Уж больно хороша чертовка. Хотя внутреннее безумие внутри него негодует. Он давно должен был превратить ее в кусок плоти, который сейчас могли бы сожрать собаки... но не стал. Более того - ему хотелось увидеться с ней снова. Уже не с такими домогательствами, как сейчас. И нормально пообщаться. И не в таком окровавленном виде.
- Чего это я вдруг? Странно. Она вроде жертва. Я должен ее убить. Но не хочу. Почему?
Этот вопрос не покидал голову Алекса. Для него это было слишком странно. Так просто, добровольно отказаться от дичи и от награды за дичь? Обычно такого не бывает. Более того - такого раньше вообще не было видано. Чтобы охотник отказывался выстрелить в кролика... Это за пределами воображения.
Он слышал, как дыхание девушки участилось, когда наемник притронулся к ее сокровенному "цветку". Должно признать, он не особо ожидал такой реакции.
- Шлюхи вели себя не так. Значит они все таки отличаются от обычных женщин...
Подумал он. Да, девушки для него - это темный, полный загадок, лес. Хотя эта реакция девушки понравилась ему больше, чем реакция шлюх Бейлиша. Те давно привыкли. что их трогают везде, где только можно и нельзя. Теперь понемногу Алекс стал понимать, почему иногда девушек называют "хрупким цветком". Именно так Мира и выглядела на данный момент.
Но вот ее робкость начала понемногу сменяться страстью. И кажись она совсем забыла про кинжал, который приставлен к ее боку. Впрочем, это сейчас не имеет значения. На данный момент они остаются лишь вдвоем. Даже забавно. Но всю эту идиллию нарушил стражник. Алекс повернулся на источник голоса и девушка этим воспользовалась - воткнув брошь ему в ногу. Стоун зашипел от боли. Это, конечно, была довольно слабая боль по меркам того, что ему удалось почувствовать раньше, но все-таки его слегка свело от такого. Также она освободилась от его руки и бросилась наутек. Алекс даже не стал ее останавливать. Улыбнувшись, он поправил свою одежду и вытащил брошь из своей ноги. После чего присмотрелся к ней и раскрыл глаза от удивления - знакомая символика. Герб волка. Герб Старков.
- Откуда у нее эта брошь? Она же не Старк. Тот мужик говорил, что ее фамилия Форрестер. Но быть может она имеет какое-то отношение к Старкам. А значит и к леди Сансе.
Решил он. Убрав брошь в карман, он пошагал к выходу из лабиринта. К счастью, Алекса, ровно как и девушку, увидел всего один охранник. Он что-то попытался крикнуть ей вдогонку, но его слова так и не дошли до нее. А после появился окровавленный Алекс. Увидев его, стражник сразу обнажил оружие.
- Ты кто, черт...
Он не успел договорил. В него тут же полетел кинжал, пробивший горло насмерть. Стражник рухнул на землю, а наемник к нему подошел и вынул свои инструмент для убийства.
- Все-таки да, подготовка у них - дерьмо.
Проговорил Алекс. После чего посмотрел на то место, где была девушка.
- Мира Форрестер значит... Мы ещё увидимся с тобой, пушистик.
Улыбнувшись, сказал он. Но все же счел нужным поведать ей свое имя. Поздновато правда, но все-таки решил. Он достал из кармана нагрудного пергамент. После чего слегка подождал, пока в окне не появятся движения в ближайшие пару минут. В одном окне свет не зажигался. Это заметно. Но там на секунду стало немного светлее от открытой двери. Свет этот быстро потух, но у наемника не осталось сомнений - она там. Боится, потому свечи не зажигает. И правильно. Иначе он не нашел бы ее среди всех светлых окон. После чего достал перо и стал им корябать на пергаменте. Чернил не было, потому пришлось взять кровь стражника. Зато вышел красивый красный прочерк. Закончив писать, он привязал пергамент к кинжалу. Как следует прицелившись, он замахнулся.
- Ну посмотрим, хватит мне меткости, чтобы попасть в косяк окна?
С этими мыслями он кинул свой кинжал в окно. И ему повезло. лезвие с глухим стуком воткнулось в раму. Ухмыльнувшись, Алекс, развернулся и вскоре скрылся с места происшествия. Обычно убийцы не оставляют следов. Но не в этом случае. И если девушка решит раскрыть пергамент, на нем она увидит надпись: "Алекс Стоун".

Вскоре Алекс пришел в таверну. Он так и не отмылся после этого раза. Да и не до этого сейчас. Хотелось выпить. Но похоже, нормально он не выпьет. Как только ему принесли эль, к наемнику подсел этот торговец.
- Ну как? - спросил он.
- Что?
- Ну девченка. Ты убил ее? Она долго страдала? И где Демиен?
- Демиен мертв, а девченка скрылась. Отвали.
Эти слова слегка разозлили торговца.
- Делай, что я тебе велел, чертов наемник! Я тебе заплатил за работу!
Алекс на эти слова встал со стула. Торговец сжался. Алекс порылся в карманах. Достав внушительный мешок золота, он небрежно бросил его на стол.
- Держи. Может его себе в жопу затолкать. Я не буду заниматься этим делом.
Сказав это, Алекс снова сел на место. Торговец взял мешок и встал со стола, приговаривая:
- Хочешь что-то сделать - сделай это сам.
Алекс проводил его взором. После чего, быстро допив эля, отправился следом за ним.

0

15

До утра Мира не могла нормально уснуть. Забилась в углу кровати и напряженно вслушивалась в тишину. Рефлекторно она оглядывалась, словно ожидала увидеть в комнате знакомую высокую тень и издать самый звучный вопль, на который только была способна. Каждый шорох вызывал у Форрестер панику, однако к петухам она, все же, отрубилась.
Когда в глаза уже бил свет, девушка неохотно, как-то даже боязливо открыла глаза. За руки её держала молодая фрейлина, еще одна из свиты леди Маргери.
Сэра выглядела встревоженной.
- Эй, с тобой все в порядке? Мира?
Видимо, её лицо сейчас было настолько перекошено от страха, что она не сразу поняла свое положение: руки подняты, зажаты в кулаки, облачена она в ночную пижаму, а на голове у неё грелка, судя по тому, как со лба капает вода.
- Ты заболела? Я прибежала на крики, но ты еще несколько минут ворочалась и не просыпалась. Что-то не очень приятное почудилось?
Это сон? Боги, это был сон!
Мира медленно перенесла правую руку на лоб. Она все еще сжимала что-то, свернутое в трубочку. Девушка писала вчера письмо родным? Заснула, когда закончила, а потом ей стали сниться неописуемые кошмары, которые творились с той же мамой и Талией? Вполне возможно.
Если все из-за дурного сна, то Мира переживет этот кошмар. За день все выветрится и она сможет дышать более свободно.
- Да... Я... Беспокоюсь за семью. Наверное, накопилось.
Сэра - неплохой друг. Она, конечно, немного эгоистичная, но, все же, от неё можно ждать помощи, когда случай припрет к стене. А еще она далеко не бесчувственная. И крайне любопытная, что сейчас совсем не к месту.
- Своим писала? Не волнуйся. Леди Маргери сможет тебе помочь. Просто нужно время.
Форрестер качнула головой, плохо припоминая события прошлого вечера. Но, должно быть, так и есть. Сейчас она посмотрит, что наскоро начертала семье, а после уж умоется и приведет себя в порядок. Негоже опаздывать, когда её госпожа ждет на утреннее одевание и прическу.
Выпростав ноги из под одеяла, она попыталась встать, но тут же осела обратно, ощутив боль в ноге. А еще дикую слабость, будто она спала от силы часа три.
- Боги, ты действительно больна. Это от нервов. Я скажу леди Маргери, что тебе нездоровится. Хорошо? - девушка суетливо подобрала юбки и подошла к комоду. Взяла стоящую на нем чашку с водой и протянула Мире. Темноволосая скованно приподняла уголки губ, но чашку взяла.
- Пожалуй. Но завтра мне будет лучше, обещаю.
Сэра потрепала её по плечу и прошелестела юбками в сторону двери. Уже на пороге девица послала ей ободряющий взгляд и вышла. Сама же Мира тяжело рухнула на подушку. Часть воды выплеснулась на пижамную ткань, что ничуть не обеспокоило Форрестер. Что-то было не так во всем происходящем. Она не могла лунатить и повредить ногу, шныряя по темным переходам замка. Да и стража бы сразу препроводила её до личных покоев. А больше ничего и не болит. Только немного кружится голова и одолевает сон.
Нужно закончить письмо домой, а там уже еще немного поспать. Сэра права - Мире бы побольше думать о хорошем, а не нагнетать лишний раз.
Заставив себя снова сесть, она немного отпила из чашки и убрала ту на пол, чтобы не мешалась. Затем взяла небрежно скрученный кусок пергамента. Будто его скомкали в спешке, сразу же после прочтения. Развернув клочок, совсем небольшой, как оказалось, она вздрогнула и выронила его. Где-то в закромах сознания пронеслись неясные тени - темнота, страх, боль. Кто-то в темных одеждах проскальзывает мимо, заносит острую опасную бритву. Или что-то подобное.
Девушка трясет головой. Это сон. И эта чертова бумага - насмешка. Она не помнила, откуда у неё этот клок пергамента, но искренне надеялась, что это не запекшаяся на нем кровь. На бумаге было нацарапано чье-то имя, правда от осознания сего момента легче Форрестер не стало.
Она с трудом поднялась на ноги - седьмое пекло, её сейчас стошнит, - медленно добралась до не зажженного камина и забросила туда клочки разорванной по пути бумаги. Она едва ли заметила зарытые в углях части испорченного платья и не стала разглядывать, если ли там что-то еще. Воздух. Ей нужно подышать и прийти в себя.
Леди Маргери простит меня, если я немного поотлыниваю от обязанностей.
Госпожа её не убьет, но точно расстроится. А что, если она явится к ней, сюда, а самой Миры на месте не будет? Не будет ли она в гневе?
Впрочем, Мира постарается загладить свою вину. Будет исполнять больше поручений, если это поможет.
Приведя в порядок голову и сменив одежду на выходную, в более темных тонах - куда делось зеленое платье? - она вышла в коридор. Пусто. Солнце приятно греет в тех местах, где пробиваются лучи, а также слепит, когда свет попадает в глаза. Слабость проходит только к тому моменту, когда Форрестер, вцепившись в перила, спускается и сворачивает во двор. Пары и небольшие группы людей обмениваются свежими новостями и абсолютно никому нет дела до фрейлины, которая делает вид, что ей их разговоры тоже неинтересны.
Однако уже в торговом квартале, где слуги обычно закупают продовольствие для богатых столов и лишь изредка встречаются господа, до ушей её доходят довольно громкие разговоры.
- Сегодня решил сократить путь до кухни через царский сад. Поскользнулся там на чем-то разлитом. Думал, что вино, но нет! Вино таким густым не бывает!
- Может, кого-то вытошнило со вчерашнего десерта? Гостей Ланнистеры явно не очень любят.
- Нет-нет, говорю вам, жидкость была похожа на... кровь!
Мира облокотилась спиной о колонну и навострила уши. Кровь? Где-то в садах? Почему ей это кажется смутно знакомым? Почему она ассоциирует сон со словами неизвестных придворных сплетников?
Нелепость. Я просто перенервничала из-за семейных проблем. Сэра права, нужно больше отвлекаться на хорошие новости.
Потерев висок, она отлепилась от стены. По пути она подняла плетеную корзину, оставленную кем-то из забывчивых покупателей, а далее принялась прохаживаться вдоль лавок. Остановилась возле фруктов. Ей не хватает мяса северных зверей, однако альтернативы здесь почти не было. Лучше уж тогда питаться абрикосами. И потом, если она принесет что-нибудь для леди Маргери, та не будет слишком строга с ней.
- Что-нибудь еще? - спросила торговка, протягивая забитую до верха фруктами корзину обратно Мире.
- Нет, благодарю, это все, - она положила пару монет в сморщенную руку женщины и развернулась было, чтобы уйти, как впечаталась в чье-то плечо, - Прошу прощения.
Не глядя на человека, она быстрым шагом направилась в сторону каменной арки. Недалеко можно было обмыть фрукты, - не доверяла она здешним, - и подкрепиться, дабы не упасть где-нибудь по дороге.
В тихом, тенистом углу, где прогуливались только неизвестные мужчина с женщиной, Мира нашла скамью. Примостив рядом с собой корзину, она взяла один из рыжих плодов и принялась его рассматривать. То ли её действительно тошнит от голода, то ли от самого разного рода запахов. После слов о крови в саду, ей мерещился медный аромат.

Отредактировано Mira Forrester (05-10-2017 17:47:48)

+1

16

Алексу пришлось изрядно постараться, чтобы избавиться от пятен крови на своей форме. В конце концов, броня для скрытых заданий должна быть чиста до идеальности, чтобы можно было лучше сливаться с тенями во время ночных заданий. Не каждый человек видит что-то черное в тени. Происходит некий обман зрения, вроде частичного или полного исчезновения. И для этого одежда должна находиться в абсолютной чистоте. Пятна крови, без сомнения дают определенное внушение опасности, но с ними не особо удается скрыться. А к своим заданиям Стоун относится довольно трепетно.
- И все-таки факт остается фактом. Я упустил дичь.
Подумал он, тщательно вычищая свою кожаную броню. Конечно, у него есть запасной комплект, но это ещё не значит, что первый надо оставлять в стороне. С ним тоже надо повозиться. Работа не дремлет, а надо быть готовым ко всему. Наконец, разобравшись с пятнами, наемник положил свою броню на доски сушиться. Дом у него довольно скромный. Небольшая хибара, в середине Блошиного Дна. Идеальное место, для таких, как он. Впрочем, и в таких трущобах можно найти возможность помыться и вычистить свой комплект защиты.
- Пока броня не просохнет, надо, чтобы она была в лежачем положении. Главное, чтобы не прогнила. Если пойдет гниение кожи на заклепках - будет обидно.
Продолжал размышлять он. Да, он кое-что знает о чистке кожаной брони. Она имеет свойство прогнивать на местах заклепок, потому надо быть крайне внимательным в плане прочистки. После чего, одев свой второй комплект и убрав ту брошку в карман, он одел свой комплект оружия, состоящий из нагрудного ремня, на котором вывешены пять кинжалов и ремень с ножнами для меча, после чего вышел из дома и закрыл дверь на ключ. К слову, на этом комплекте, поверх правого нарукавника, вырезан герб Старков. Лютоволк. В знак преданности этому дому и леди Старк.
- Надо подумать, как увидеться с той девченкой. И не напугать при встрече.
Да, ему нужно с ней увидеться. И узнать всю суть. В чем правда? Почему у нее брошь, которая должна принадлежать леди Старк? Она как-то связана со Старками? Если да - то будет немного неприятно, что он пытался ее убить. По крайне мере, если она хорошо относится к леди Сансе.
По крайне мере надо было вначале купить новое точило для своих ножей и меча. Последнее уже истерлось до основания. Наемник может забыть как спать или дышать... но о том, что надо следить за своим оружием, он не должен забывать. Оружие - это источник пропитания для наемника. И оно никогда не должно быть затуплено или истерто. Потому наемник направился в торговый квартал. Место, которое до неприличия переполнено людьми. Будто делать им больше нечего, кроме как по торговым местам бродить. Но вот, когда он направлялся в сторону кузницы, Алекс плечом столкнулся с кем-то. Обернувшись, он неслабо удивился. Та самая девушка. Мира Форрестер собственной персоной. К слову, она так и не обернулась к нему. Похоже она была до сих пор озадачена вчерашним днем, или что-то типа того. Неудивительно, ведь в этот вечер она не должна была выжить. Все было против нее. Неподкупный наемник, пустое пространство и королевский гвардеец, который тоже хотел ее прикончить. И можно сказать, что ей чертовски повезло, что Алекс, самый неподкупный наемник за всю историю Королевской Гавани, вдруг перехотел ее убивать. Если бы не это - она бы не смогла даже добежать до ворот. А если бы на него не нахлынуло безумие - она давно была бы мертва. Благо для нее, ещё не раскрылся весь извращенский ум психопата. Иначе бы она долго страдала.
Потому Стоун резко сменил направление. Он направился прямо за ней. Все-таки у него в голове были вопросы, ответить на которые может только она. Он следовал за ней, не сбавляя шага до тех пор, пока она не достигла лавочки. Когда же девушка села на нее и стала рассматривать фрукты, Алекс сел рядом, вначале делая вид, что сам решил туда сесть, вне зависимости от сидящей рядом. После чего он произнес:
- Есть к тебе разговор, Мира. Контракт на тебя я расторгнул, но если ты сейчас будешь кричать и бегать - мне придется тебя убить, не получив ответы. А это ни тебе, ни мне не надо. Ты ведь помнишь меня, не так ли, пушистик?
Сказав это, он повернулся в ее сторону и улыбнулся. Это уже была не ухмылка психопата. А вполне обычная и добрая улыбка. Даже трудно представить, как человек с такой улыбкой может спокойно убивать людей. Но внешность бывает очень обманчива.
- Можешь меня не бояться. Хотел бы я тебя убить - давно бы это сделал. Ещё вчера.
После чего достал из нагрудных ножен кинжал. перебросив его лезвием на руку, он протянул его Мире.
- Фрукты обычно нарезают, прежде чем есть.
Сказал он. После чего добавил:
- Сейчас у меня есть вопросы, на которые можешь ответить только ты. И сейчас мне совсем не хочется тебя убивать.

+1

17

Кто бы что ни говорил, но Форрестер сейчас дико хотелось, чтобы ей отсекли голову. Та прекрасная часть тела, казалось, распухла до состояния арбуза: такого же сочного и чересчур здорового. Не было ни одного месте, где бы прокол не показался болезненным. Казалось, даже притрагиваться к вискам было больно.
Однако в обездвиженном состоянии ей было проще мыслить, да и ничего не расплывалось перед глазами. Отчего её так мутит?
Девушка поскребла ногтем кожицу абрикоса, не сразу заметив, что рядом примостился кто-то из местных гуляк. Только съежилась, снова посмотрев в дальний конец аллеи. Парочка медленно доходила до поворота, о чем-то скучно, почти без всякой рефлексии, переговариваясь самыми низкими голосами.
И тут её прошиб пот. Сидящий рядом вдруг решил обратиться к ней. По имени.
Что… Откуда он..?
Мира была абсолютно уверена, что на территории Гавани она общалась всего с двумя мужчинами, один из которых – королевский мастер над монетой, удостоивший её своим вниманием чуть ранее, а так же Том, мальчик-угольщик. Впрочем, девушка узнавала голос. Он будто пришел из её сна. Того самого кошмара с привкусом крови.
Она с неохотой подняла глаза на мужчину рядом, инстинктивно сдвинувшись подальше. Ничего особенного, если не считать странного цепкого взгляда. Весьма хорош собой, но что-то настораживает в его поведении. В его жестковатой ухмылке.
- Вы…
Её словно полоснуло ножом. Пушистик? Что это за грубая фамильярность? Её бы мог так называть родной отец… Лет десять назад. Так позволять разговаривать с собой она могла лишь родным людям, но никак не всяким проходимцам с улицы.
Перед глазами словно пронеслись воспоминания. Темная, освещенная лишь светом луны аллея с зарослями роз и шумящим неподалеку фонтаном. Холодная сталь клинка. Красные доспехи и нож у горла. А еще: этот же голос над ухом.
Не может быть. Как он её выследил? Почему он появился здесь днем? Почему до сих пор не убил тогда?
Вопрос в глазах Форрестер сменился недоумением. А затем её взгляд заиндевел. Записка с кровавым именем. Так это его так зовут? Это его… кинжал был вбит в дворцовую оконную раму? Мира вспомнила, как с замирающим, колотящимся на предельной скорости сердцем вытаскивала из деревянной панели тонкий кортик с замотанным на нем клочком бумаги. Тем, что она разорвала утром. Она выбросила пергамент в камин следом за испорченным платьем.
Так вот куда делась её одежда.
Лицо Форрестер стало белее мела, однако она и не подумала срываться и бежать. Ага, вот сейчас она точно не тронется с места. Здесь хватает народу, чтобы заметить личность убийцы, пока они сидят уединенно. Да и тот сейчас не скрывает большей части лица, что поможет его, в случае чего, опознать. Кричать же – глупо. Он может сбежать, успев полоснуть ей по горлу кинжалом, а после смешаться с толпой.
Всего лишь поговорить пришел. Как-то неправдоподобно вы, милорд, лжете.
Впрочем, служанка леди Маргери могла бы сейчас притвориться, что ей вовсе не страшно и что она вообще не понимает о чем речь. Мира планировала играть эту роль до тех пор, пока неизвестный, а точнее, тот самый Алекс – если он не начертал имени еще какого убитого им же человека, - не вытянул изящный кинжал, более емкий, но не менее опасный. Мира неровно сглотнула и с опаской покосилась на руку с холодным оружием.
Но тут мужчина протянул его ей. Словно не боялся, что она перехватит инициативу и этим же ножом ему слащавую физиономию подпортит.
- Спасибо, не стоит, - с холодцой отказалась девушка, добавив про себя, что есть она сегодня уже не будет вовсе. Что-то "мистер неожиданность" ей очень уж аппетит подпортил своим появлением.
Однако сейчас этот человек казался ей менее опасным. Виной тому чистый и опрятный вид и теперь хорошо различимая серо-голубая сталь глаз.
- Вот как? Сейчас – не хочется, а после - очень даже захочется? Почему же вы отказались от заказа? Я такая неуловимая цель? Или теперь есть "дичь" интереснее?
Она не осмелела. Всего лишь скрывала свою слабость за нападением. Мира была очень недалека от обморока. Несуществующий запах меди вновь заставил её бороться с тошнотой. Ей жутко хотелось подскочить и скрыться в личной комнате, а там и до следующего утра не выходить. А лучше, если бы это все было продолжением её кошмара. От него, хотя бы, можно оправиться.
Но что-то подсказывало - а именно очень даже реальные мурашки, бегающие по спине, - что это все ей не кажется и нападение прошлой ночью было, так же как и все его последствия.
- Что вам нужно?
О, нет, она не опустится до его уровня и не будет "тыкать". Она - леди и она знает этикет. Днем его никто не отменял, а прошлой ночью она... Вела себя несколько неосторожно и слишком вульгарно. Осталось заставить себя не краснеть. Лучше сделать каменное лицо.
Боги.
И нет, она не будет вспоминать, что целовала его. Это... Это все исключительно для усыпления бдительности! Может, это ей, все же, привиделось. Да, кажется, она слишком много пила вина с Сэрой. Пора завязывать воровать царское добро.

+1

18

Алекс является на деле продуманным человеком. Каждое его действие, пусть даже непонятое другими, далеко не лишено смысла. На каждое свое действие он знает противодействие. И знает, как его можно обойти. В частых случаях. В остальных случаях он обычно поступает, не пораскинув мозгами. Хотя сейчас не тот случай. Эта девушка, пусть и чертовски хорошая собой... но явно владеет информацией, которая нужна Стоуну.
- Хех, узнала все-таки. Я тоже твое красное личико не забыл.
На этих словах Алекс рассмеялся. Да уж, он действительно это личико забудет нескоро. Моменты, когда эта с виду приличная леди смущалась и придавалась легкому разврату, были незабываемы. И довольно милые, стоит заметить. Так завести его ни одна шлюха не смогла в борделе. Впрочем, сейчас не до воспоминаний о похождении наемника по борделям семи королевств. У него тут дело. Чертовски важное. Причем на этот раз для него самого. Он здесь ради леди Старк. Если эта девушка с ней действительно знакома... Черт побери, придется ее оберегать. По крайне мере, если она с ней в дружеских отношениях.
На ее отказ взять нож, Алекс лишь пожал плечами. Ее дело. Не хочет - как хочет. Но у нее явно в голове вертится один вопрос. Определенно. Он должен был вертеться если не в голове - то на языке.
- Тебе интересно - почему я даю тебе нож, если ты можешь его использовать против меня, не так ли? Не удивляйся. У тебя на лице все написано. - Сказав это, Стоун убрал кинжал в ножны и выставил ладонь. Она была полностью покрыта шрамами. Казалось, что на ней нет живого места. -
Мне не в первой лезвия голыми руками держать.

И это, к слову, одна из любимых тактик наемника во время фехтования. Когда противник превосходит тебя в навыках фехтования - поймай его элементом неожиданности, схватив его клинок во время скрещения атак. Естественно тогда, когда лезвие замрет на секунду. Противник естественно будет ошарашен таким поворотом и будет открыт для атаки. А хватка у Алекса каменная. Если схватит - ни кинжалом, ни мечом уже не дернешь. А лезвие будто в тиски попало. Кровоточащие тиски. Наемник очень много повидал. И у него в голове работают десятки тактик против того или иного противника. И все она в частых случаях работали. Достаточно посмотреть, как двигается оппонент - и этой информации достаточно, чтобы уложить его на лопатки. Навсегда.
Услышав возглас девушки, Стоун добродушно рассмеялся. К слову, ещё ни на одном своем смешке он не фальшивил. И этот момент не был исключением. Все было искренним, как будто общаются два приятеля детства. Хотя назвать Миру другом детства язык не повернется. Да и все прочее тоже.
- Ну, слово наемника я тебе давать не буду. Нам, знаешь ли не очень доверяют. Впрочем, ты сможешь сама убедиться. Обижать тебя в моих планах нет, зайка. Но не спеши льстить себе на тему "неуловимой цели". Если бы хотел - я бы тебя убил. Просто прими это, как должное.
Конечно, он не переставал переходить на "ты". Ему абсолютно по боку, из какого она дома. Единственное, на какой дом ему не плевать - это дом Старков. Впрочем, этого от него и следовало ожидать. По крайне мере тем, кто знает его.
И вот наконец долгожданный вопрос от Миры. Что же ему нужно? Алекс залез в нагрудной карман и достал из него брошь. Ту самую, которую воткнула в него Мира. Отдавать ей ее он не собирался. Держа двумя пальцами, он выставил ее так, чтобы девушка могла ее увидеть. К слову, пальцы эту безделушку держали крепко.
- Откуда у тебя эта брошь?
Он не дурак и понял, что на ней фамильный герб Старков. К слову, такой же герб, но чуть более небрежный, был вырезан на его рукаве, который сейчас очень хорошо заметен.
- Ну и что же ты мне скажешь, Мира Форрестер? Хах, у меня до сих пор из головы не вылетает, как она ежилась, когда я ее лобка коснулся. Милое зрелище.
Размышлял Алекс, однако его лицо так и оставалось беспристрастным.

+1

19

Она не удивилась, увидев шрамы. Зная, что этот человек болен на всю голову, Мира решила держать свои эмоции при себе. В её случае, мужчине не найдется ниточки, за которую он мог бы дернуть, чтобы заставить её поддаться. В его игры девушка уже наигралась, теперь черед наемника играть по её правилам.
Да ты просто больной, но тебе, увы, даже лекари не помогут.
Что говорить, лезвия в руках удерживал и её брат, что коротал сейчас свои дни на Эссосе. Он вообще был падок на подобного рода развлечения. Если бы Мира не была девушкой, вероятно, она бы стала некой золотой серединой между Родриком и Эшером. В меру упрямства и столько же чести, гордости.
Вдавив в несчастный абрикос ногти, Форрестер с опаской покосилась на начавшего рыться в карманах наемника. Что, еще какая-то безделушка завалялась? Еще что-то колкое, что проткнет её, если она вздумает шутить?
Но чудаковатый красавчик решил, что хватит с него шуточек с устрашением и перешел напрямую к козырям.
- Мне стоит расценивать это как допрос? - сухо бросила девушка, узнав брошь, что теперь была зажата в пальцах мужчины.
Однако странно, что он её не выбросил. Будто вещица ему приглянулась чем-то. Да, тяжелая и опасная брошь Сансы была отличным подарком, при случае. Жаль, что пришлось обойтись с брошью подобным образом, однако иного способа освободиться от убийцы у фрейлины не было. Если удастся вернуть - отлично. Если нет... Ну, что ж, придется объяснить рыжеволосой Старк, что она нечаянно посеяла столь дорогой сердцу дар.
Её старая знакомая была все еще во дворце, однако пересекались девушки крайне редко - ныне нареченная Тириона Ланнистера, леди Старк, находилась под его крылом. Мире не следовало просить аудиенции у подруги через посредника от Ланнистеров, ибо королева об этом узнавала слишком уж резво. Она уже вызывала Форрестер на ковер. Ничем плохим это не кончилось, но и хорошего для её госпожи, леди Маргери, тоже не принесло.
Девушка решила для себя, что рано или поздно они снова будут общаться. Дом Форрестер был и останется преданным вассалом Старков, даже если из них останется одна лишь Санса. Если только старший брат Миры не решит иначе и не присягнет на верность Болтонам. Что вряд ли. Родрик знает, чем грозит такой союз и он не предатель.
Но и против такой силы, во главе которой стоял весьма не самый слабый вождь, Русе Болтон, её семья идти не могла. Уайтхиллы давят числом своих солдат и грозятся отобрать владения полуразоренного дома, дабы выслужиться перед узурпаторами. Если бы отец не погиб тогда от предательской руки...
Сдавив ни в чем не виноватый фрукт, Мира подвигала челюстью, словно пережевывала слова, что так и рвались с губ. Она не была уверена, что следует раскрывать карты, но наемник выглядел чересчур уверенно. Он словно знал, кому принадлежит брошь. Потому что гербы великих домов знали все люди, достаточно владевшие историей королевств.
- Это подарок. Я бы хотела получить его назад, если вы не против.
Даже если и против, она заберет брошь при случае. Вдруг снова придется от его нападок обороняться, а тут будет хоть какая-то поддержка. И на сей раз местом для удара жертва выберет более уязвимое. Однако же, Мира не зверь, вроде главы враждебного ей дома, и, тем более - она женщина. Поставить что-то против умелого, - чего уж скрывать, этот Стоун, или как там его, обладал хорошими навыками скрытности и явно умел обращаться с холодным оружием лучше, чем любая охрана Ланнистеров,  - бойца довольно таки хрупкой девице очень проблематично. Только грязная борьба, которую использовать лишний раз совсем не хочется. Пусть уж наемник ведет себя пристойно.
- Я не знаю, что вам известно о владелице этой броши, но держитесь от неё подальше.
Неподкупный или нет - неважно. Если человеку хорошо заплатить, он босым пойдет на край света. И если кому-то, например королеве, которая очевидно презирала Сансу за её происхождение, взбредет в голову нанять его, Мира этому способствовать не намерена. Она не предаст человека, которому должна была служить. Ту, коей она стала союзницей и весьма желанным гостем за столом. Если бы только Винтерфелл был в руках истиной наследницы.
Но север не прогнется под вероломного ублюдка и её подруга вновь будет править своим народом на наследной земле.
Форрестер протянула руку ладонью вверх, с волевым нажимом глядя в глаза наемнику и теперь уже почти не ощущая того страха, что грыз её минутами ранее.
- Верните. И исчезните, пока стража на увидела вероятного убийцу их товарища.
Гвардейцы вряд ли отметили бы в довольно опрятном мужчине что-то подозрительное, вот только на её личную просьбу они бы, вероятно, отозвались. Если хорошо попросить, а если не подействует, начать очень громко истерить, чтобы на стражей порядка начали оглядываться проходящие мимо торговцы, сэры и миледи.

0

20

Во всех городах,
Для людей он - чужой,
Окутанный сплетнями изгой.
Пророчество Вельвы - Ведьмак (с)

- Расценивай это, как хочешь, пушистик. - произнес с легкой усмешкой в голосе Алекс. Нет, если бы она была на ЕГО допросе - они бы не общались так мирно. Скорее всего эта дамочка подверглась бы пыткам, о которых страшно даже подумать. Вот к такому Алекс привык. Не для него это - мирное общение на лавочке. Стоун привык брать ситуацию в свои руки. И в другом случае Мире пришлось бы подвергнуться страшным страданиям, о которых та даже не догадывается. У наемника есть много причин, которые могут заставить человека говорить. И то, что он их до сих пор не применил - является лишь жестом доброй воли, о которой девушка даже не подозревает. Да, и такое бывает. Хотя обычно он не идет на такие компромиссы.
- Подарок, значит... - проговорил он, смотря на брошь. Что-то в его взгляде изменилось. В его глазах была какая-то тоска. С виду это не скажешь, но по таким глазам может прочесть и любой дурак. - Как там госпожа Санса?
"Госпожа". Вот уж чего действительно не услышишь из уст наемника. Ведь это - свободные бойцы. И единственное, на кого они работают - это мешок золота. К лучшему или быть может сожалению - но Алекс отличается от них. Во всех случаях, которые касаются леди Сансы. Никто ещё не пытался совершить на нее покушение, пусть и были такие люди. Увы для них, но больше, чем "Санса Старк - твоя жертва" они сказать были не способны. Не очень-то много и скажешь, с перерезанным горлом. Потому, пусть и отдаленно, но Алекс помогал леди Старк. Да, находились и те, которые хотели убить ее. Странное желание. Но мозг человека ещё никем не изучен.
- Держаться подальше? - голос наемника не изменился. Он был также наполнен тоской. - К сожалению для тебя, пушистик, у меня строго противоположные планы. Я хочу ей служить. Хотя тебе бы явно не помешала моя помощь, не так ли? Демиен с перерезанным горлом, а тот стражник - в последний раз видел тебя с ним.
А вот тут есть слова с долей правды. Ведь стражник, на которого Мира наткнулась и тот стражник, что хотел сменить Демиена - это совсем разные люди. И тут леди должна понимать, что если этого стражника допросят - у нее и леди Тирелл будут серьезные проблемы. Вздохнув, он протянул девушке брошь и положил в ее руку... как тут же в нее воткнулся кинжал. Алекс слегка скрипнул зубами от боли, но резко встал. На горизонте показалась кучка головорезов. Их было около пяти штук, все были одеты в латы. Они были вооружены. И взгляд этих мужланов явно не сулил ничего хорошего.
- Сердце находится не в руке, придурок. - усмехнувшись, сказал Алекс. Вытащив кинжал из своей руки, который, к слову, только прошел через плоть, он выкинул его в сторону и встал впереди, загородив девушку.
- Знаю. Что поделать - я никогда не любил ножи. Сегодня куплю себе арбалет. - сказал один из головорезов, обнажив меч. - Уйди в сторону, Алекс. С тобой мы потом разберемся. Сначала нам нужна эта девка. Думаю она сможет приласкать наших ребят перед своей смерть.
Послышался довольно мерзкий гогот со стороны этой банды. Алекс лишь ухмыльнулся.
- Пушистик, лучше спрячься где-нибудь. Сейчас взрослые дяди будут разбираться. - шепнул через плечо он с улыбкой, после чего двинулся вперед и обнажил свой меч.
- Нехорошо, ребятки. Увы, но я не могу вам позволить к ней притронуться.
- Слыш, Безумец, не зазнавайся. Нас пятеро. И прикончить тебя нам труда не составит. Уйди с дороги. - требовательно произнес второй. Он целенаправленно пошагал к девушке, стараясь игнорировать наемника. Но только он появился на расстоянии вытянутой руки, Стоун совершил быстрый взмах. Головорез упал на колени, хватаясь за горло, из которого хлестала кровь. Он пытался хватать ртом воздух, но в итоге захлебывался собственной кровью. После чего упал на землю бездыханно. Взмах Алекс совершил ножом, который успел достать перед ударом. Покрутив окровавленный кинжал в руке, он вздохнул.
- Вот никто меня не слушает. Сказал же - я не дам к ней притронуться. Вначале прикончите меня, господа. - сказав это, Алекс ухмыльнулся и выставил кинжал и меч в боевую готовность.
- До чего же упертый сукин сын... Ладно ребятки... порвите его на куски! А потом притащите девченку Форрестер. Я уже предвкушаю, ее тело.
Очередной увалень, думающий членом вместо мозга. На его фоне Алекс выглядит довольно невинной овечкой. В итоге, четверо головорезов бросились в атаку на Алекса.

Отредактировано Alex Stone (09-10-2017 06:36:28)

0

21

- Служить...?
Девушка недоуменно отстранилась, почти сразу же получив обратно брошь. Надо же, даже не пришлось затрещину оставлять за неуважение. Впрочем, Форрестер была все еще под каким-то странным ощущением недосказанности. Что-то в словах наемника показалось ей странным. Его поведение. Сансу этот псих назвал "госпожой", что еще больше удивило её.
Но он же и так не очень адекватный, верно? Он мог сказать все, что угодно, а на самом деле его мысли уходили в совсем ином направлении. И то, что он хотел служить - вовсе не означало, что ему не захочется открутить рыжей наследнице Старков голову. Нет, так просто людям доверять нельзя. Не в Гавани, где интриги плетутся день и ночь. И не после того, как он чуть было не прирезал саму Форрестер.
- Мне не нужна ваша помощь. Я справилась бы с ним сама, - с неизменной толикой презрения фыркнула Мира, собираясь уже вставать, как тут же замерла.
Пришлось не дышать, дабы не выдать вопль от увиденного. Кто-то со стороны решил поиграть в метание на дальность боевых ножей и эта игра Форрестер очень не нравилась. Еще бы чуть-чуть... Заместо её руки кинжал попал в чужую, что оставалась поверх некоторое время.
Мира одернула ладонь, вернув себе потерянную вещь и отсела подальше. О, пожалуй, в её случае нужно бежать и желательно в ускоренном темпе.
Что это за сборище? Убить простую служанку нанимают такие толпы?
На самом деле, если бы Демиен не мешкал и не осторожничал лишний раз, ему бы удалось убрать свою жертву легким движением руки. Всему виной некоторая мужская слабина на внешность. Мира помнила, что видела белокурого стражника раньше и, несмотря на свое полное нежелание искать себе приключения с противоположным полом - в отличии от её подруги, - она даже не подумала, что он может быть ей кем-то, кроме союзника. Страже нужны лишь деньги, выпивка, возможно, еще какие-то развлечения не очень пристойного характера. Но что им до амурных дел? Женщина же для них - всего лишь подстилка, коих собирают у себя любители платных гаремов.
Что и требовалось доказать. Именно ту же версию услышала от новых наемников поднявшаяся со своего места Мира. Девушка нашла время для удивленного возгласа, когда её потенциальный убийца рванулся на небольшую толпу неандертальцев. А после попятилась.
Сам справится, не маленький. Взрослый дядя, так?
Даю полную свободу действий.
А что? Он сам вызвался. Наверное, хочет умереть побыстрее, раз не боится лезть в толпу. Мешать мужчинам в подобной ситуации  - не дело леди. Мать учила её не ввязываться в мужские разборки, ибо те пришибут и не заметят. В патриархальном обществе девушкам никогда слова, в общем-то, не давали. Только муж и отец мог оценить слова своей дамы, а простые бродяги... А еще она знала, что мужчина никогда не потерпит неуважения к своим возможностям.
Скрежет скрещенных клинков оповестил о том, что сейчас началось самое интересное и лучше быстренько ретироваться, пока её не заметили.
- И куда это мы собрались?
О, нет. Кажется, очень плохо, что она не забрала себе корзину с фруктами. Ей хорошо можно врезать по шее, если как следует размахнуться.
Откуда он взялся? Они же...
Мира рассчитывала, что странный искатель приключений на свою пятую точку сманил всех на себя и служанке не придется рисковать своей головой, дабы избежать очередной стычки со смертью. Стражник, что поймал её, показался ей теперь еще страшнее.
- Там... Там драка, - выдавила из себя девушка, ничуть не притворяясь в своем загнанном состоянии. Гвардеец недоверчиво покосился на неё, но когда он услыхал звуки возни - уже довольно громкой, будто вечеринка плавно начала перемещаться поближе к выходу с аллеи, - он уложил руку на эфес меча и поспешил к месту перепалки.
Хотя бы этот не куплен.
Юркнув в стайку переговаривающихся мужчин и женщин-торговцев, Форрестер поискала глазами лестницу-подъем. А тем временем вакханалия с клинками и самыми "красивыми" словами передвинулась на торговую площадь. Девушка тут же получила удар локтем от одной из запаниковавших женщин и вжалась в стену, когда процессия из людей начала бурное движение прочь. Покупатели теперь вернутся сюда не скоро - пока ланнистеровские псы не раструбят о восстановлении порядка.
Что-то просвистело в воздухе и тут же зазвенело, ударившись о медные кубки прямо в метре от неё.
Мира ругнулась про себя не слишком пристойно, припомнив жаргон любимого братца, после чего пригнулась и сместилась под темную арку. Видимо, она была не настолько расторопна, поскольку примерно в тот же момент один из наемников хватанул её за плечо.
- Попалась! Эй, я нашел её.
Да, ты меня нашел. А дальше-то что? Убьешь? Или исполнишь угрозу?
Почему-то эти идиоты не вызывали у неё животного страха. Наверное, потому что они слишком откровенно показывали свои намерения. Угадать, куда полезет его рука - проще простого.
Брошь была как раз наготове, чтобы в последующий момент хорошенько полоснуть мужика сначала по руке, затем по лицу, задев глазницу лишь частично и оставив её чудом не пострадавшей. Пусть скажет спасибо, что она не профессионально бьет рожи, иначе бы точно подвывал где-нибудь в другом переулке, прося милостыню.
- Эта сука меня ранила! - вопит мужлан, пытаясь достать что-то из миниатюрных ножен на поясе. С брызнувшей со лба кровью его зрячесть резко понизилась.
Служанка надменно вскинула подбородок, отступая еще на несколько шагов.

0

22

Драка развилась довольно серьезно. Драться в одиночку против четверых - совсем не простая затея. Но когда это останавливало бравого охотника за мешком золота? Никогда, и это факт. Жизнь наемника давно куплена. И продавший ее не боится с ней расстаться. Однако, несмотря на все это - у Алекса не в планах умирать. Странно, но факт. Нет, он не умрет, пока не даст присягу леди Старк. А эта Мира... она с ней хорошо знакома. А значит для леди Старк она тоже важна. А значит, надо защитить ее. Так решил наемник, бросившись в атаку. Однако, с этими увальнями оказалось справиться не так-то просто. Они с легкостью блокировали его удары и наносили контратаку. Трое взяли его в круг, что резко сузило обзор. Да и находится меж трех огней было немного проблематично. Тут острая боль полоснула его спину. И лишь благодаря верткости Алекса - лишь слегка. Но все же спина меж лопаток стала истекать кровью. Однако это как-то мало волновало наемника. Скрестив клинки с одним из головорезов, он слегка подался вперед. Взяв нож покрепче, Стоун всадил его по самую рукоять в грудину противника, пробив легкое. За что вскоре и поплатился. Один из кинжалов головорезов ударил прямо в плечо Алекса, разрывая его связки и сместив руку вниз. Мужчина успел контратаковать, ударив ногой в живот, но кинжал в плече остался. Отойдя на пару шагов, он вытащил кинжал и отбросил его в сторону. Правой рукой было трудно шевелить, из-за того, что она сместилась с плеча. Двигать он ей может, но это доставляет ему дискомфорт и боль. В голове стали расплываться новые мысли.
- Убивай, заставляй страдать... Дай им ощутить вкус боли...
Алекс тряхнул головой. Нет уж. Он не позволит безумной жажде крови вновь взять его разум под контроль. Он желает боли. Он желает страдания врагов в тысячекратном размере... Но искренне борется с этим желанием. Стиснув зубы, он резко дернул за руку, поставив ее обратно на плечо. До этого казалось, что она вовсе держится на одной только коже.
- Чтоб тебя...
Подумал Алекс. Кровь текла. Но она его не волновала. Он убрал кинжал в зубы, а меч - в противоположную, здоровую руку. Сейчас этой рукой не получится нормально наносить удары. И все же, он старается оставить ее как можно более в ровном положении. А то ещё опять сместится. И спарринг продолжился, только на сей раз к нему на выручку подключился гвардеец. Ухмыльнувшись внезапному союзнику, он продолжил драку. И вот, он скрестил снова мечи. Двуручный меч головореза был куда тяжелее и мощнее его. Потому, лезвие клинка Алекса невольно падало вниз. Но тут Стоун быстро дернулся вперед. Крепко держа зубами клинок, он воткнул его в горло противника, забрызгав свое лицо кровью. Даже гвардеец на момент остановился, увидев это.
- Ты просто сумасшедший... - проговорил он. Наемник, выплюнув клинок, посмотрел на него и проговорил с ухмылкой:
- И слава богам. Нормальный не пошел бы на такое! - Произнес он, слегка прокашлявшись. Ему понемногу становится нехорошо. Куда удобнее, когда тебя захватывает безумие - ты не обращаешь внимание на многие вещи. Что-то внутри тебя практически полностью блокирует боль. А сейчас ему куда хуже. Конечно, ему не привыкать получать ранения. Но все-таки это довольно болезненно. После чего он огляделся. Что-то не так. Их... трое. С третьим благополучно разбирается стражник, а вот где четвертый...
- Где девченка? - обеспокоенно спросил Алекс. Стражник отошел от врага на пару шагов и кивком указал в сторону, куда девушка побежала. Вздохнув, Алекс рванулся туда. Но головорез не спешил отпускать наемника. Пользуясь заминкой, он достал кинжал и замахнулся. Лезвие вонзилось в голень, вызывая новый стон боли. И все-таки не желая задерживаться, Алекс быстро вытащил нож и прихрамывая поплелся дальше. Более у головореза не было возможности замахнуться, ибо дальше у него была драка с гвардейцем.
- Ты следи за этим... куском дерьма... черт побери...
Прорычал Алекс. Со стороны темной арки он услышал, как бандит что-то кричал. И прибавил шагу, насколько ему позволяла его поврежденная нога. И пусть это была недостаточная скорость - ему труда не составило добраться до арки. Девочка похоже нанесла по нему удар. Судя по крику, все было именно так.
- Умная девочка.
Подумал он. После чего подошел к наемнику сзади, грубо развернул к себе и нанес удар со лба. Головорез был немного растерян в связи с потерей зрения, но все же вытащил кинжал, который воткнулся Алексу в живот, рядом с почкой. Благо органов не задел. Вытащив клинок из тела, Стоун облокотился на стенку арки, постепенно сползая.
- Уж извини, лисенок... одного я упустил.
С ухмылкой произнес Алекс, смотря на девушку. Тут он почувствовал, как его плечо стало смещаться.
- Не, ну ты че, издеваешься? - спросил Стоун сам себя. После чего, взявшись здоровой рукой за правую, он ее вновь дернул, поставив обратно. - Связки походу месяц будут заживать. Замечательно просто... - усмехнулся он.

Отредактировано Alex Stone (09-10-2017 15:27:33)

+1

23

Кто знает, на сколько бы еще её хватило, если бы на продажную тварь не набросилась другая, более компетентная. Тот, кого она уже не рассчитывала здесь увидеть. Неповоротливый, размазывающий по морде кровавые дорожки, наемник развернулся к своему противнику. С ножом, который предназначался не сорви голове. Однако именно мистер Стоун получил удар под ребра.
- Эй, я здесь, вообще-то.
Пошатнувшийся после удара головой убийца не потерял равновесия и мог бы добить уже порядком покачивающегося внезапного "защитника" служанки. Но не тут-то было! Мира вдруг вспомнила, что она очень даже может помочь мужичку уснуть. Глиняный кувшин с водой - или чем-то затхлым, судя по запаху, - тут же опустился на голову нападавшего.
Ничком повалившись к ногам, он очистил ей дорогу. Девушка выдохнула, краем уха уловив окончание потасовки. Брезгливо подняв подол, она перелезла через распластавшегося на земле наемника и опустилась рядом с немного отбитым Алексом. Сейчас он выглядел как отполированная молотом котлета, если не считать, что человеческие черты на нем еще остались - под обилием крови врагов и, что тоже вероятно, его собственной.
- Вы и правда безголовый, если считаете, что можно сначала угрожать, а после рисковать своей шкурой ради добычи, - Мира опустила взгляд на кровоточащую ногу, - Это своего рода развлечение? Если останешься жив - то хорошо, а если нет - так тому и быть? Глупее людей я еще не видела.
Мужчины родились задирами. Их путь - защищать семью, завоевывать, драться до потери пульса. Убивать, если нужно. Но это понятно, если цель оправдывает средства. Ради чего сейчас этот несчастный из кожи вон лез? Даже если ему важна Санса, то при чем здесь его цель? Почему он настолько быстро сменил свое мнение насчет неё, буквально еще вчера его жертвы? Настолько радикально.
- Кровь так не остановится, - безапелляционно заткнула его Форрестер, осматривая тяжело вздымающийся торс. 
Поискав глазами воз с одеждой, который в панике кинула торговка тканями, темноволосая добралась до него и, выдрав оттуда мягкую подкладку, а еще несколько шарфов из прокрашенного льна, вернулась обратно. Женщина не заметит, что у неё что-то своровали, пока не начнет пересчитывать остатки. А если уж и найдет недостачу, то никто не будет раскаиваться ради такого пустяка. Все пойдет на дело.
Вероятно, нож пропорол брюшину достаточно глубоко, однако промывать раны посреди городской площади - еще более глупо, чем вообще возиться с тем, кто совсем недавно тыкал в неё точно таким же лезвием.
- Вам нужно обработать раны. Сможете идти?
А у него не было вариантов. Девушка не поднимет наемника без его помощи, а паланкинов поблизости не было - всех распугали зверские крики и звон мечей. Однако показавшийся из-за угла солдат, тот самый стражник, что затормозил Миру на выходе, решил, что он лишним не будет. Экая щедрость, учитывая, что обычно страже нет дела до окружающих.
Гвардеец помог поднять Стоуна и переложить часть его веса на её плечи. Мира тихо выдохнула, поняв, что действовать нужно быстро, иначе она не дотащит слегка окосевшего мужчину до нижних кварталов.
- Я знаю здесь неподалеку ночлежку. Правда, она не бесплатна, - гвардеец указал за угол, - Буквально пара шатров по узкой, налево.
- Это не проблема, - проскрипела девица, заметно прогибаясь под тяжестью наемника.
Мира уже покаялась, что ввязалась в это. Но убегать и просто так бросить на площади человека в не очень хорошем состоянии - низко. Если бы ранение пришлось только в плечо, мужчина бы и сам справился. Впрочем, парень-то крепкий. Никуда не денется. В ночлежке ему выдадут койку и воду, а сама Мира вернется к себе, дабы снова попытаться забыть очередной кровавый день. Как же ей везет на резню. Мать не должна об этом узнать, иначе её удар хватит.
Кое-как свернув в рулон набранные тряпки, она потянула за собой покачивающегося Стоуна.
Спустя несколько минут молчаливого хода, - Форрестер выкладывала все силы, чтобы дотащить мужчину до места и ей совсем не хотелось тратить драгоценный воздух на болтовню, - она стукнула в дверь приличной с виду лачуги. Открыл ей пожилого вида человек. Казалось, что при виде такого зрелища мужичок решил, что ему дороже своя жизнь, однако когда в его руках звякнуло несколько серебреников, он позволил им пройти.
Поеденная молью кушетка - одна из шести, - не вызывала отвращения хотя бы потому, что была более менее убрана и от неё не несло ослами. Свет - слишком тусклый, да и рассчитывать на помощь владельца хибары тоже не приходится.
Выпросив ведро воды, она поставила бадью рядом с лежанкой, где уже расположился наемник, после чего без обиняков заявила:
- Старик не будет этим заниматься, а раны нужно промыть. С плечом помочь не обещаю, но кое-что мне уже приходилось видеть. Снимите рубаху.
Чтобы посмотреть голень - хватит и закатанной штанины.
По-хорошему, нужно бы вызвать мейстера, но кто возьмется плестись через весь черный квартал на рынок, когда по пути найдутся и более тяжелые пациенты, с самым различным набором хвори?

+1

24

Алекс сквозь боль усмехнулся. Теперь дичь его отчитывает. До чего же низко он пал.
- Если ты и правда в хороших отношениях с госпожой Сансой... Надо беречь и твою шкурку. Может поступок и глупый... Впрочем я и раньше не отличался... умом и сообразительностью.
После этих слов наемник рассмеялся сквозь кашель. Хотя "глупость" - совсем неуместное слово. А вот "Безрассудность" - уже более подходящее выражение. О том, насколько он безрассуден, предстоит лишь догадываться. Таков Алекс во своей плоти. Таков Безумец.
Однако, что может быть хуже помощи дичи? Когда дичь САМА хочет помочь тебе. Алекс и от простой помощи отказывается, а тут его собственная добыча, пусть сейчас и не таковая, собирается ему помочь. Тут Алекс ощутил себя немного ущемленным. Его даже сам факт удручал на тему того, что он не смог толком управиться с небольшой кучкой головорезов. Даже несмотря на то, что их много. Ему вполне хватало навыков, чтобы расправиться с ними, не особо напрягаясь. Ответ, почему так произошло, пришел сам собой.
- Размяк я.
Подумал Стоун. Когда же гвардеец принялся его поднимать, Алекс специально пытался сам опереться на ноги. Правда теперь перед глазами жутко плыло. И это даже слегка удручало. К сожалению для него - без помощи он никуда не пройдет.
- Ерунда, сам... могу идти... - прорычал Стоун. Несмотря на эдакую ложь самому себе, его никто не послушал. И это даже правильно. Наемника и раньше в такие моменты не слушали. А вот когда речь зашла о "небесплатном" убежище, Стоун порылся своей вновь сошедшей с плеча правой рукой в подкладках. В кармане он нашарил небольшой мешочек. Там золота было немного... Но его вполне достаточно, чтобы оплатить все услуги.
- Я не настолько... побитая дворняга...
Пробормотал Безумец. Да, как и других наемников, он себя ассоциирует с псом. А мясо, которое кидают собакам - это своеобразные деньги. За мясо псы готовы разодрать кого угодно. Тем более, когда голодны. Но у таких псов нет постоянных хозяев. Лишь временные, которые и дают им это "мясо".
Вскоре они добрались. Алекс окинул это место своим туманным взором. И понял, что его дом на фоне этих комнат выглядит королевскими хоромами. И плевать, что тот домишко ему достался в наследство от старого наемника. Лечь на кровать он постарался сам, не стремясь обременять леди. Правда вначале он лег довольно косо. И лишь потом нашел в себе силы разлечься на кровати как следует.
- Похоже, теперь я буду у тебя в долгу, лисенок... - произнес Алекс с ухмылкой. В голосе прозвучала некоторая доля иронии. Ещё недавно он собирался перерезать ей глотку, а теперь она собирается ему помочь. Вздохнув, он приложил усилия, чтобы снять окровавленную кожаную броню для начала. Убрав ее в сторону, он уже взялся на снятие своей рубахи, что также пропиталась кровью. Со слетевшим плечом было немного трудно этим заниматься. Но все-таки Стоун справился. На его крепком теле, покрытом шрамами, довольно хорошо виднелась рана. Из нее все ещё текла кровь, но уже не так обильно, как раньше. После чего, он вдруг принялся копаться в своем кармане левой рукой. Вытащив оттуда что-то, он ухмыльнулся. После чего подтянул руку и вложил предмет в ладонь девушки. Эта оказалась ещё одна брошь. С лисой. Алекс заходил в магазин попутно, чтобы купить ее. Сам не понимая зачем. Теперь правда понимая.
- Ты больше не зайка. Ты лисенок.
Усмехнулся он.

+1

25

Несмотря на то, что её "подопечным" был убийца и, прежде всего, её потенциальный враг, Мира не могла поступать так же, как грязные отребья. Мужчина дрался, рискуя своей головой, когда пришли за ней. Даже если он вновь предаст её, девушка уже, хотя бы, будет знать, с кем имеет дело. А пока - пусть живет.
Вообще, если хорошенько обмозговать ситуацию, может так статься, что он лично привел к ней весь этот сброд, чтобы потом показаться отважным рыцарем "без страха и упрека". Так сказать, на живца решил поймать дичь. Сейчас он мало на что годен, но даже в подобном состоянии опытный убийца сможет пережать ей шею до треска костных тканей. Стоит ей зазеваться или повернуться к нему спиной.
Однако Мира продолжала делать свою работу. Обмакнув мягкую подкладку из утиного пуха в воду, она уже было повернулась, чтобы обработать первую рану, как замерла, с непривычки уставившись на испещренную зарубцевавшимися шрамами грудь. Низ живота, как показывала живая карта, не раз уже проткнуть пытались. Живучий.
Но больше всего её удивила вещь, которая теперь оказалась зажатой в её свободной от импровизированной губки руке. Еще одно украшение? Форрестер недоуменно вскинула брови, глядя на переливающуюся бронзой лису.
- О... - только и выдала на выдохе служанка, получив какое-то туманное объяснение. Нет, его еще и головой, видимо, приложили хорошенько. Хотя брошка, к слову, была весьма симпатичной. Но почему лиса?
Сменил одну дичь на другую. Да ты у нас охотник, получается?
Смотря на какого рода дичь охотник. Она сдерживает нехорошую ухмылку. Сейчас не повод для дурацких шуточек.
- Спасибо. Очень мило.
Ответ её лаконичен и ясен. Доступен даже воспаленному мозгу не слишком адекватного человека - да, я рада, спасибо, но это все. А еще надо жирную точку суровым взглядом поставить.
Что-то у старика здесь до ужаса душно.
- Полагаю, что закусывать вам ничего давать не надо.
Наемник хватал железо голыми руками, о чем там вообще речь? Потерпит боль еще немного, ему не впервой. Хотя причинять её Форрестер хотелось все меньше и меньше. Макового молока нет, да и лучше она будет понимать, что все делает правильно, если подопытный останется в сознании.
Убрав брошь на небольшую подгнившую столешницу, девушка придвинулась ближе и стала обтирать мужчину, смывая грязь и пот. Уже в процессе она отметила, как его потряхивает - от боли или от лихорадки? Плеча она старалась не касаться, но, вероятно, довольно прохладный комок-губка действовал на наемника чуть более отрезвляюще.
Прохаживаясь по рельефу мышц, Форрестер напряженно припоминала свои первые дни в Хайгардене. В окружении кавалеров самого разного сорта можно потерять голову, если ты обычная девица с намерением выйти замуж по высокой и чистой любви. Мира же была выходцем из северного дома, потому ей по большей части были чужды страсти южан. И именно потому она сейчас мало что испытывала, глядя на мужское, почти что идеальное тело.
Разве что жалость, потому как наемниками люди становятся не потому, что им очень нравится убивать. Некоторым имбецилам, вероятно, это действительно доставляет удовольствие, но есть и те, кому это ремесло помогает выживать.
Мистер Стоун не хотел быть таким, но жизнь заставила. Она видела это в его слегка затуманенных глазах. Которые, если приглядеться, какое-то время вообще не двигались, будто наемник что-то усиленно вспоминал.
Ситуация, конечно, необычайно странная. Хотя бы тем, что Мира сейчас представляла себя не в самом лучшем свете, сидя в богом забытой лачужке, практически наедине с раненным, но все же вполне себе настоящим мужчиной. И обрабатывает повреждения. Это прямо какой-то рукописный роман...
Сэра будет в восторге.
Последняя бы, наверное, на пронзительный писк перешла, узнав, что учудила подруга и ради кого она оставила леди Маргери. Не по своей воле, конечно, но тем не менее.
Выжав кровь и остатки воды в бадью, Мира снова прополоскала кусок ткани и теперь принялась за обработку раны на животе. Самая удачная часть колото-резаного варианта и самая коварная, если учитывать, что лезвие могло задеть жизненно-важные органы. Судя же по лицу наемника, острой боли он не испытывал, да и кровотечение не шло фонтаном. Значит, выживет.
Обтирая края, стараясь не задевать разодранный кожный покров слишком уж жестко, девушка задержала дыхание. Медный запах. Тошнота снова подкатывает к горлу. И это спустя столько времени! Вероятно, девушка просто начала понимать, что сейчас она может либо сделать хуже, либо облегчить боль, если не испортит что-нибудь. Лучше - второй вариант.
Поддев мелкий кусочек кожи от брони и ткани от рубахи иглой броши, она медленно и осторожно вытянула инородные тела из раны. Хорошо, что удар прошел только одной стороной, а не был прокручен, быстрее затянется.
- Почему вы хотите служить леди Старк?
Её интересовал еще и другой вопрос - откуда он узнал о ней и ведает ли о нем сама Санса?
Пальцы исследуют поврежденное плечо, начавшее синеть по краям от разодранной плоти. Лучше зафиксировать, чтобы боль чувствовалась не так сильно и мясная часть начала сращиваться лучше. Кажется.
Вот в этом и помогут шарфы. На время они станут повязками.

0

26

Несмотря на свои методы, которые могли показаться кому-то совсем негуманными, Алекс - честный наемник. Обман никогда не был его коньком, и он это прекрасно понимал. Потому, по большей части он полагался исключительно на свои сильные стороны. А именно - скрытность, быстрое убийство, фехтование и выносливость. Все то, чему его научил старый вояка. Даже если бы он решил привести этих придурков к девушке - он прекрасно понимал, что этот заговор может быть легко раскрыт. Ну и в бонус ко всему - именно СВОИХ ребят он убивать бы не стал. Разве что в особых случаях. Наемники, с которыми он довольно часто работал, были обучены им самим. И они соблюдают кодекс, который им навязал Стоун.
На реакцию по теме броши он не обратил никакого внимания. Просто решил, что так надо. Иногда люди принимают довольно странные выводы по определенным темам. И этот день не попал в исключения. Сегодня Алекс привел странный вывод - он будет оберегать эту лисичку. Просто решил, что так будет лучше. К тому же, помогая ей - он также поможет себе, в достижении своей цели. Ведь она довольно близка к госпоже Сансе. А значит есть шанс присягнуть на верность леди Старк. Конечно, это ещё не факт, но таить надежду стоит. В конце концов - именно она умирает последней.
- Разве что эля запить. Но не думаю, что в этой лачуге он найдется.
Усмехнулся сквозь боль наемник. Да, ему действительно не в первой испытывать боль. Он ощущал ее во всех видах. И понимает одно - нет пытки более жестокой, чем та, что давит на психику. Она не рвет твое тело. Она разрывает твою душу. И на свет появляются такие, как Алекс. Гладкое лезвие верности с одной стороны, а с другой - зазубренное, пропитанное ядом безумия. Именно так ассоциируется Алекс в глазах многих, кто знает его лично. И как девушка верно подумала - он не по своей воле стал таковым. Вынудили обстоятельства. Алекс помнит этот день до сих пор. Не будь рядом старого наемника - Стоун не смог бы выжить до этих дней. А наемнику нужен был преемник, который будет делать за него грязную работу. Так и появилась профессия наемника у двенадцатилетнего паренька.
Тело Алекса слегка дрожало, хотя по его лицу видно, что он старательно хочет это скрыть. Ему только лихорадки не хватало. Когда все тело трясет и возникает чувство, будто ты вот-вот рухнешь на землю - вдоволь мечом не помахаешь. Стоун понимал, что этой девченки морочиться с простым наемником в тягость. По ней это было прекрасно заметно. Особенно в тот момент, когда она морщилась от медного запаха крови.
- Непривычен запах крови для твоего нежного носика?
Произнес Алекс, слегка прокашлявшись. Все-таки чувствует он себя противно. Хотя, стоит отдать должное - остаться наедине с этой черной лисичкой - довольно приятный бонус для доходяги вроде него. Даже несмотря на то, что она зализывает его раны. И тут возник с ее стороны вполне ожидаемый вопрос. Стоун усмехнулся, посмотрев в потолок.
- Никто из моих собратьев не понимал меня в этом плане. Неудивительно, ведь у наемников не должно быть господ. Кинь нам кусок мяса - и мы бросимся, на кого укажут. В этом мы должны быть идентичны. Однако, порой хватает лишь одного взгляда, чтобы понять - кому ты хочешь служить. Когда у леди Сансы была помолвка с Джоффри, однажды на улице произошел бунт. Крестьяне от голода сошли с ума и начали атаковать стражу. Возникла суматоха, в которой леди вырвалась из толпы, чтобы укрыться. Тогда я и увидел ее. Раньше мне было глубоко плевать, кто кого собирается убить. Перед смертью все равны, неважно, из какой ты семьи. Но именно в тот момент я хотел уберечь ее. В тот момент, в арку, за которой скрылась госпожа Санса, забежало пять человек. Вместо двадцати пяти. Я довольно неплохо умею убивать в толпе. - на этих словах Алекс слегка рассмеялся. Но после вновь вернул серьезное выражение лица. - Когда я уже добрался до этой арки - госпожу спас Пес. От этого возникло какое-то воодушевление. После того дня я долго обдумывал свои действия. И пошел на то, что раньше никогда бы не сделал - поклялся всем богам. Даже тем,
в которых не верил... что доберусь до леди Сансы и присягну на верность Старкам. Мир полон жестоких людей. И я...
- Алекс под конец замялся, опустив глаза. - Не хочу, чтобы Старки страдали от жестокости этого прогнившего мира. Хочешь посмеяться над этими причинами - валяй, лисенок.
Алекс поднял руку и слегка махнул ей, типа "можно уже и посмеяться". Ему самому такие причины кажутся бредом сивой кобылы. Но теперь - это его цель. И плевать, как она звучит со стороны.

0

27

Надо же, наемника мучает совесть. Вот чему Мира никогда бы не поверила, так это тому, что убийца сожалеет о своих действиях. Если бы девушка не встретила этого странного человека, она бы до сих пор была уверена в непоколебимости решимости ассасинов.
Стоун говорил так, будто ему действительно было жаль растрачивать свою жизнь на прихоти других господ. Хотел быть верен лишь одному человеку. Одной. Может, он просто в неё влюблен? Санса Старк была весьма видной особой и не засмотреться на такую - грешно. Разве что мифические Совершенные могли посмотреть на неё без какой-либо мысли. И к этому служанка леди Тирелл склонялась явственнее всего.
- Не зная человека совсем и уже думать о верности? - Мира старалась не отрываться от раненого плеча, однако после произнесенных слов ей стало труднее концентрировать все внимание на лечении, - Может, это просто... Я не знаю. Любовь с первого взгляда?
Хорошо, что в совершенно неярком свете не было заметно, как она сама покраснела. Форрестер не любила говорить на амурные темы и ей хотелось куда-нибудь сбежать, когда подобные разговорчики поднимали фрейлины. Но теперь ей стало интересно, до какой степени наемнику приходится сдерживать свои эмоции, чтобы рубить всех направо и налево? И разве это не должно распространяться на всех?
Вывод напрашивается только один - это отнюдь не обычное желание быть покорным.
Мужчина слегка дернул плечом, судя по всему, попав в менее комфортную стадию и побагровевшую вновь тряпицу пришлось убрать.
До следующего утра доживет. Главное, не дать загноиться ранам, а там уже и легче станет.
Впрочем, он же до этого как-то выживал? То самое рвение служить Старкам ему помогало? Неважно. Что бы там ни было, он довольно упрямый и своего добьется. Только в случае с нею самой вышло что-то не совсем по плану. Тоже передумал убивать, потому, что решил - так будет правильнее? Леди Сансу он знал хотя бы мельком, а вот про будущий труп ему вряд ли рассказали много.
Убийца по имени Алекс убивал не только мужчин - как он сам недавно намекнул, - однако передумал в её отношении. Мира благодарна, что теперь его решение изменилось и убийца оказался более сердечным. И это действительно все, что она могла бы предложить. Благодарность.
- А ведь на рынке была не она. Не леди Старк.
Все верно. Это действительно глупо. Одно дело - оттолкнуть с пути обезумевшей и несущейся на предельной скорости лошади, а другое - намеренно нарываться на оружие, будто получая от ранений невыразимое удовольствие. Страсть к боли - это еще более странно, чем необъяснимая тяга к беззащитной женщине.
Может, все дело в броши? Наемник сохранил то, что могло принадлежать Старкам. Вероятно, он решил, что не стоит напрашиваться на неприятности, убирая союзника его дражайшей леди?
- Я вам благодарна, но не стоило. Каждый день кто-то умирает. Возможно, это моя судьба.
Ей родные с такими умозаключениями бы не согласились и еще бы выпороли, чтобы даже не смела заикаться. Но когда ты на волосок от смерти, начинаешь задумываться от смысле жизни. Сейчас от её жизни зависит судьба дома, потому она не может с ней расстаться без борьбы. Но была бы она одиночкой, без родных и крова, быть может, она бы даже не сопротивлялась. Клинок у горла - это даже поэтично.
Льняной шарф девушка выбрала подлиннее, чтобы удобно было его затянуть на теле так, чтобы он проходил хотя бы на два оборота и не сваливался при движении. А еще лучше, чтобы повязка фиксировала руку на правильном уровне.
Тронув наемника за плечо, она попросила его по возможности приподнять поврежденную руку - первый оборот вокруг грудной клетки она сделала без особого труда, едва ли прикасаясь к быстро испаряющей влагу коже, а на втором ей пришлось его слегка приобнять, дабы суметь дотянуть конец шарфа из-за его спины и повязать концы в бант на груди. Носом она едва ли задела здоровое плечо мужчины, губами задевая часть ключицы. Невольно вздрогнула, ощутив жар.
Девушка отпрянула, почувствовав, что в воздухе снова повисла неловкая пауза. Это не её работа! Она должна сейчас быть с леди шипов, а не гулять по сомнительного рода лачугам. Вот сейчас доделает то, что уже начала и со спокойной - бред, после такого она вряд ли успокоится в два счета, - душой закроется наедине со своими мыслями.
Запах крови Стоуна служанку больше не беспокоил, теперь нервы пропитывал только его собственный запах. А еще гулко стучавшее теперь сердце. На нижнюю часть торса накладывать повязки проще и стоит покончить с этим раньше, чем молчаливая пауза перейдет в какую-нибудь щекотливую тему. Например, почему она чересчур аккуратно старается тянуть шарф под его спиной, в очередной раз, и почти не дышит, дабы не поймать тот самых аромат, шедший от его волос и шеи. Аромат опасности. Почему она, разгладив повязку, в тот же момент убрала руки.
Мира полагала, что действия её выглядят как желание побыстрее смыть с рук чужую кровь. Её же беспокоило совсем другое. Форрестер думала, что не сможет вовремя остановиться, если оставит руки поверх влажной кожи.
Она шумно набрала в легкие побольше воздуха и скованно улыбнулась краями губ.
- С ногой сами разберетесь?

0

28

А ведь когда-то действительно были дни, когда Алекс ни капли не жалел о том, что происходило. Ведь именно с этой целью его воспитывал старик. Разрушив к черту сожаление, брезгливость и остальные эмоции, которые явно лишние в работе наемника. Стоит даже признать, что в какой-то степени у него это получилось. Лишние эмоции для Алекса - темный лес. Даже те, что принимаются людьми ежедневно - позитивные части эмоции. Принимая их - он будто ощущает что-то новое. Новое... но ни черта не понятное. Следуя таким действиям, ему приходилось долго ломать голову на тему "зачем" и "почему". А когда Мира выдала свое предположение, Стоун рассмеялся.
- Я скорее эти эмоции испытываю к тебе, лисенок. - смех был довольно веселый. Но после Алекс нашел в себе силы вновь принять серьезное выражение лица. - На самом деле, во мне уже давно подавили все эти лишние эмоции. Старик потратил шесть лет, чтобы сделать из меня настоящего наемника. А настоящим наемникам плевать. Когда нам дают золото - мы продаем на него собственную жизнь. Ибо определенный заказ в частых случаях становится нашей могилой. Наемник не должен ни о чем сожалеть. И никого не должен любить. Впрочем, я даже не знаю, как эта "любовь" проявляется. Хоть одной своей целью присягнуть леди Старк я уже нарушил половину правил кодекса наемника. Но я совсем не жалею об этом.
И все действительно обстоит в таком состоянии. Алекс, пусть и собирается служить леди Старк, не думает, что испытывает к ней какие-то сердечные чувства. Скорее это желание уберечь что-то хорошее от жестокости этого мира. Стоун не верил в любовь с первого взгляда. Да и в саму любовь ему как-то смутно верится, учитывая, что единственные браки, о которых он слышал - политические. И то, вряд-ли там есть хоть крупица любви. Просто ложь на лжи. И вот, девушка вновь завела тему в стиле "почему же ты помог мне?". До чего же странная девица. Вроде и так все понятно.
- Сейчас у Старков очень много врагов. А госпожа Санса находится в пасти льва. И это - самое противное, что может только быть. Я не хочу лишать госпожу союзника. В такой обстановке ей понадобится даже моральная помощь. А я... ничего сделать не могу. Хотя так хочется порой собрать ребят и устроить штурм в ночи на этот Красный Замок. Уничтожить всех Ланнистеров. И этого Джоффри... - упоминание его повторно было произнесено сквозь зубы. Алекс явно недолюбливал этого сопляка, если не сказать больше. Он уже наслышан, как этот поганец измывался над леди. Как же его от гнева трясло, даже предположить страшно. Будь у него возможность - наемник насадил бы этого ублюдка на свой меч. Вот только никто не может заплатить за его голову. Духа не хватит.
- Да ладно? - Стоун вновь ухмыльнулся. - А вчера ты так рьяно отбивала свою жизнь. Мне даже в какой-то степени стало интересно, до чего это дойдет. - и он вновь рассмеялся. Да, с одной стороны это было интересно. А с другой... приятно. Даже сложно описать, насколько приятнее простых шлюх, с которыми он проводил ночи после заказа, чтобы снять напряжение. Нет, в этом было что-то другое. А вот что - сказать сложно. Врядли это конечно та самая "любовь", о которой говорила Мира. Хотя с чем черт не шутит.
И тут девушка стала заниматься его рукой. Все бы ничего... Если бы она не начала его приобнимать. Ладно ещё это... но в бонус ко всему, она коснулась его ключицы. До чего же наглая особа. Могла бы и подбородком опереться. От этого действия Алекс хмыкнул и, слегка повернув голову, нежно укусил Миру за ухо. Причем действительно нежно, стараясь не приносить таким образом боль.
- Не искушай меня, лисенок.
Произнес он. На его лице появилась легкая улыбка. Такие улыбки не свойственны кровожадным убийцам вроде него. Как впрочем и все остальные позитивные эмоции. После чего, когда Мира заговорила про его ногу, он кивнул. Переходя в сидячее положение (Которое далось ему только с третьей попытки), он взял кусок ткани. Намочив его в той самой бадье, он принялся отмывать рану в области голени. Все-таки это необходимо перед забинтовкой.
- На эти раны мне как-то по боку... А вот рукой своей я ещё месяц нормально не по махаю. Ну что-ж, значится устрою себе месячный выходной.
А ведь действительно. Связки со временем восстанавливаются, но для этого нужно продолжительное время. И покой для руки. А если этого не будет - связки не будут восстанавливаться и рука будет постоянно вылетать с плеча. Ей он двигать конечно сможет... но все это будет сопровождаться жуткой болью. И движения будут довольно топорными и неудобными.
- И все же, ты мне так и не сказала - как там госпожа Санса?

0

29

Она и пыталась. Девушка делала все возможное в своих силах, чтобы помочь, но не более. Хотя что-то упрямо дергало её, словно марионетку, подталкивая на опасную дорожку. Ночь накануне, что выдалась не только кровавой, но и вполне себе жаркой, казалась одной из пунктов к подобному поведению.
И его слова только лишний раз полоснули её мокрой тряпкой по лицу. Не искушать.
Ей бы быть сейчас в другом месте. Вот удостоверится, что наемник не вырубится в горячке и уйдет.
- С ней все более или менее в порядке, - ответила Мира после секундной задержки.
Служанка была рада смене темы, особенно в острый момент, когда она начала ощущать себя запертым в клетке зверьком. Под пристальным взглядом, пусть и самую малость мутным после пережитого, Мире было очень неуютно. Может, еще и потому, что наемник не казался ей каким-то совсем уж отвратительным. То, что он убивал, это, само собой, тот еще грех, однако винить его за подобные деяния, учитывая место обитания и обычаи, нельзя. Да и кто она такая, чтобы судить его?
Допустим, он все равно не сможет приблизиться к ней, если солгал.
Что верно, то верно. Рыжеволосая дева находилась под бдительной охраной и её очень редко можно было увидеть даже в королевском саду. Пока королева не намерена избавляться от наследницы северного дома, леди Санса в безопасности. А лорд Тирион - человек, в чьих закромах еще имелась совесть. Это Мира поняла при первом разговоре с ним. Он не даст свою будущую благоверную в обиду.
Форрестер оглянулась на приоткрытую дверь, ведущую в небольшую прихожую, словно опасалась, что старик подслушает их. Тот, похоже, вообще не интересовался происходящим и чистил сейчас что-то медное, вероятно - посуду.
- У неё сейчас меньше хлопот, нежели с королем. Его величество был слишком дерзок с ней, даже грозился своим охотничьим оружием, - Мира сделала паузу, тут же перепугавшись своих слов, - Так мне сказали фрейлины, которые любят сплетничать. Сама леди лишь однажды обмолвилась, как она жалеет о содеянном. Раньше она мечтала выйти замуж за такого, как король. Но он оказался с гнильцой. Я думаю, что вы в курсе.
Об истериках и неадекватных выходках молодого короля ходили и не такие толки. Говорили даже, что на казни Эддарда Старка он вел себя, как последняя тварь божья. Глумился, когда голова Хранителя севера катилась по мостовой, после того, как он лично показал её всем зевакам, пришедшим ради казни и кровавого зрелища.
Только отвратительные создания способны наслаждаться кровавыми фонтанами отрубленной части тела.
- Она до сих пор очень тяжело переживает смерть отца, а известия о Красной свадьбе её подкосили еще больше.
Леди Старк еще хорошо держалась. Она была бледна и очень редко улыбалась, однако девушка была сильна духом и до сих пор не подумала наложить на себя руки. Кто знает, как бы поступила Мира, окажись она в подобном положении. Заложница в своей золотой тюрьме, без родных и близких. Хорошо уже то, что у Сансы существовали сторонники и друзья, которых просто так не запугаешь парочкой громил в доспехах да угрозами об отстранении от двора.
Хотя Мире хотелось остаться. Её личные дела и проблемы дома - тоже важны. Она будет действовать по ситуации, стараясь не навредить ни подруге-пленнице, ни своей госпоже, ни семье. Придется крутиться белкой, но достичь желаемого.
- Я не могу сказать больше, - суховато добавила девушка, решив, что распыляться о личных делах подруги будет опрометчиво и низко. Если наемник решит, что леди Сансе нужна его помощь, то он и так доберется до неё. Учитывая, что теперь его, очевидно, сдерживало только разрешение на то самой "госпожи".
Но кто действует и идет к своей цели, всегда добивается своего. И пусть все будет именно так, как сказал убийца, иначе не видать ему наследницы севера, как своих ушей.
Когда же Мира начала скручивать на руку оставшийся ненужным третий шарф, в комнатушку заглянул хозяин.
- Похлебка скоро будет готова. Сэру нужно будет поесть, пока еще есть силы.
Он подозрительно прищурился, одаривая колким взглядом парочку, после чего торопливо утопал обратно.
- Не думала, что тут будет такой сервис. - склонив голову набок, Форрестер указала на подушку, - Надеюсь, там нет клопов.
Догадка её даже повеселила, заставив слабо улыбнуться.

0

30

Алекс внимательно слушал, когда речь заходила о госпоже Сансе. Он действительно о ней волновался. И это было прекрасно видно по его лицу. Пусть он старался не показывать свою озабоченность, но в его глазах был определенный блеск, в котором можно было прочитать беспокойство. Когда он узнал, что у леди будет помолвка с этим ублюдком, Алекс сперва не поверил в эти слова. Он прекрасно слышал о том дерьме, которым Джоффри изрядно облил весь свой род. Пусть это и мелкий сопляк... но подзадники ему явно не давали. Вот и выросло это "нечто".
- С гнильцой - мягко сказано. Выражаясь простым языком, я его вижу в форме намалеванного куска дерьма. Хотя чего таить - его таким видит каждый второй в этом королевстве. Да и в остальных наверняка тоже.
И Красная Свадьба. Черт побери, как же Алекс был зол, когда узнал об этом. Такая травма моральная для госпожи. Когда ее близких разом убили. Суть даже не в том, что Стоуну жалко этих людей. Ему было жалко Сансу, для которой эта новость явно была, как удар в сердце. Алекс был зол настолько, что ему хотелось совершить рейд на этих Фреев. Убить всех, до последнего. Вот только у него нет армии. А десятком наемников, пусть даже и опытных, не зачистишь вражеский замок. Это было бы глупо и опрометчиво.
- Слышал я о том, что натворили Фреи. Даже по моим меркам это низкое убийство.
И это была правда. Алекс и раньше применял трюки со скрытым убийством, приманками и т.д. . Но убивать людей на свадьбе - это слишком низко. Даже отвратительно. И вот, когда девушка заявила, что не может рассказать большего, наемник улыбнулся. Протянув руку, он слегка погладил ее по ладони.
- Ничего. Того факта, что госпожа более-менее держится для меня уже достаточно.
Он улыбнулся, посмотрев девушке прямо в глаза. Ну да, учитывая, как в последнее время идут дела в Королевской Гавани - эти новости не такие уж и плохие. О том, как часто он беспокоился за леди Старк, не описать словами. Впрочем, сейчас он видит - причин для беспокойства пока что нет. А значит на какой-то момент можно расслабиться. Обидно правда, что с такой рукой вволю не поработаешь. И проблема даже была не в том, что он не сможет пользоваться этой рукой. В случае чего, он может убить и левой. Вот только калеки с перебинтованной рукой, а это его ждет, о чем можно не сомневаться, очень даже заметны в толпе. И в случае чего скрыться не получится. А значит на скрытые миссии можно не надеяться.
Вскоре Стоун прекратил обмывать рану на ноге и принялся ее перебинтовывать. Сложно заниматься бинтованием, когда твое плечо готово вот - вот слететь. Но все-таки перевязка удалась. После чего он взял другой моток ткани и принялся перевязывать руку. Чисто, чтобы она находилась в удобном положении. Иначе она так часто будет слетать. Алексу не в первый раз связки подрезают. Потому в этой теме он знает толк. А на Миру он периодически бросал взгляды, в которых читалось одно - "не лезь". И это была не угроза. Девушка и так достаточно ему помогла. Хватит уже бремени на ее хрупкие плечики.
И вот, когда Стоун уже почти перевязал руку, зашел хозяин этой дыры. Когда он высказывался, Алекс скривил лицо.
- Твои сэры перед зеркалом малюются. А я просто Алекс. Не сэр.
Он терпеть не мог, когда кого-то, вроде него, называли "сэр". В его глазах Сэры - это намалеванные рыцари в сияющих доспехах, вроде сира Лораса. И когда наемника к ним причисляют, становится мягко говоря мерзко.
- Похоже я ему немного переплатил... - усмехнулся Алекс. А когда речь зашла о клопах, он вовсе рассмеялся. - Если они и есть - значит скоро сдохнуть от эля, что течет по моим жилам вместо крови.
Однако после он немного задумался.
- Мира... а тебя там искать не будут?

0


Вы здесь » Game of Thrones: Winter is Here » СТРАНИЦЫ ЛЕТОПИСИ » Get her off my back


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC